Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Проблема гей-браков сближает эстонцев с Россией

Вслед за Россией и Эстония, похоже, внесет в свою конституцию положение о том, что брак – это союз только мужчины и женщины, а не гомосексуалистов. Проблема гей-браков вызвала настоящую склоку среди эстонских политиков и решение о проведении референдума. Кроме того, жители Эстонии возмущаются по поводу внедряемого в детских садах «сексуального воспитания».

Идею проведения референдума о гей-браках отстаивают две из трех политических сил, входящих в правящую коалицию Эстонии – правое «Отечество» и праворадикальная Консервативная народная партия (EKRE).

Высказался о наболевшем

Особый импульс эта тема получила 14 октября, когда основатель EKRE – министр внутренних дел Март Хельме – совершил недопустимую с точки зрения европейской политкорректности выходку. В беседе с немецким изданием «Дойче Велле» Хельме призвал всех геев родной страны уехать в Швецию, где им, дескать, будет комфортнее. «Это не гомофобия. Я сказал бы, что те люди, которые говорят, что нашего референдума не надо – гетерофобы. Они лезут в постель гетеросексуалов. Они лезут, а не мы лезем в их постель. Если они могут делать свою гомопропаганду, то мы можем делать и другую пропаганду», – подчеркнул Хельме.

Это его высказывание обернулось правительственным кризисом – президент Керсти Кальюлайд и парламентская оппозиция немедленно потребовали отставки «нетолерантного» министра. Президент Кальюлайд, минувшим летом получившая от местного ЛГБТ-сообщества символическое звание «радужного героя», сказала, что министр с такими взглядами стране не нужен. А председатель оппозиционной Партии реформ Кая Каллас обвиняющим тоном заявила: «Травля, ложь и причинение ущерба имиджу Эстонии являются сейчас единственным содержанием коалиции… Надеюсь, что Юри Ратас соберется и поступит хоть раз как премьер-министр. И освободит Марта Хельме от должности министра». К тому же самому – отставке Хельме – призвал и председатель оппозиционной Социал-демократической партии Индрек Саар.

Сам премьер-министр Юри Ратас (Центристская партия) вертелся как уж на сковородке. С одной стороны, неписаные правила требовали осудить «нетолерантность» Хельме. С другой – отправить несдержанного на язык министра в отставку он тоже не мог. Ведь Консервативная народная партия недвусмысленно предупредила, что в этом случае она выйдет из коалиции – и тот же Ратас лишился бы власти. Патовая ситуация!

«Уважаемый Март! Я прочитал, что… ты заявил, что на некоторых жителей Эстонии ты смотришь невежливо или даже недружелюбно, исходя в своем отношении только из их сексуальной ориентации. Центристская партия формировала коалицию, в которой мы договорились о совсем других моральных ценностях», – увещевал Ратас. Он напомнил Хельме, что они-де условились в свое время «вместе представлять весь народ Эстонии и способствовать созданию заботливого и терпимого общества, члены которого чувствуют себя в безопасности».

Ситуация, сложившаяся из-за высказываний Хельме, подверглась обсуждению на заседании Совета коалиции. Тут уж высказался эстонский министр финансов, нынешний председатель EKRE, сын Марта – Мартин Хельме.

«Для нас неприемлемо, что нам предполагается запретить провозглашать и пропагандировать наши основные ценности. Либералы намерены предписывать нам, о чем говорить, как говорить и кому говорить. Пресса, политики, СМИ уже высказались о нашем мировоззрении. И в этом нет ничего нового, нами всегда пугали. Новым является то, что наши партнеры по коалиции на уровне руководства партий взвешивают за нашей спиной вопросы, связанные с нашими главными ценностями», – осуждающим тоном сказал Хельме-младший.

Поражение «толерастов»

Споры и склоки в коалиции продолжались до 22 октября. И Март Хельме фактически одержал победу! Мало того, что коалиция устояла, не развалилась, партнеры даже не смогли принудить главу МВД к публичным извинениям! «Сегодня коалиция прочнее, чем неделю назад. Доверие сильнее, чем было неделю назад», – сказал Хельме. Он поблагодарил Юри Ратаса и Хелира-Валдора Сеэдера за «конструктивные переговоры».

Прозвучали и ритуальные слова о том, что «фундаментальные ценности нашего государства заключаются в поиске общего знаменателя, человеческом достоинстве и личных свободах, и наша обязанность – относиться с уважением ко всем жителям Эстонии». После этого «реформистка» Каллас громко возмущалась, ведь, по ее словам, Хельме «не взял свои слова обратно, не ушел в отставку, никто не извинился». Что ж, на данном этапе поборники «толерантности» в Эстонии потерпели громкое поражение…

По итогам переговоров главы правящих партий приняли совместное заявление, согласно которому референдум об определении брака как союза мужчины и женщины состоится в Эстонии весной 2021 года. Сейчас эстонские юристы спорят относительно нюансов будущего всенародного голосования. Тут стоит напомнить, что буквально несколько месяцев назад в России тоже прошло голосование по внесению поправок в Конституцию: в частности, большинство россиян проголосовали именно за то, чтобы включить в Основной закон положение о том, что брак – это союз мужчины и женщины. Похоже, российское и эстонское общество различаются вовсе не так сильно, как об этом принято думать…

Рабочая группа парламента Эстонии предложила две формулировки вопроса о референдуме. Они звучат так: «Эстонская Республика признает брак, только как союз мужчины и женщины?» и «В Эстонской Республике брак действует лишь в случае союза мужчины и женщины?». Юрист Алар Йыкс выступил с критикой: «Вопросы в такой форме являются слишком сырыми. И если они будут представлены в подобном виде, то они явно противоречат конституции, законам ЕС и международным соглашениям, заключенным Эстонией».

В свою очередь спикер Рийгикогу, вице-председатель Консервативной народной партии Хенн Пыллуаас (наиболее известный высказанными им территориальными претензиями в адрес России) обрушился на нынешних оппозиционеров. «В 2014-2015 годах, когда усилиями «реформистов» и соцдемов «Закон о сожительстве» был продавлен вопреки воле большинства, и начался раскол общества. Сегодня из-за всего этого мы оказались в ситуации, когда необходимо встать на защиту семьи. В положении, когда эмоции накалились до предела, а общество действительно разделилось по этому вопросу, следует позволить людям решить, в каком направлении мы будем двигаться в будущем», – отмечает Пыллуаас.

Он убежден: референдум четко даст понять, что думают по этому поводу большинство эстонцев. «Если мы посмотрим на результаты опросов, то большинство людей выступают за то, чтобы брак продолжил бы оставаться союзом между мужчиной и женщиной.

Я не думаю, что даже самая жесткая и самая масштабная кампания по промыванию мозгов может это изменить», – отметил спикер. Если на референдуме будет решено, что брак – только союз мужчины и женщины, то, по мнению спикера, этого должно быть достаточно для внесения в конституцию страны соответствующих поправок.

Члены EKRE вообще не стесняются в выражениях. Они активно используют такие выражения, как «гомопропаганда», «гомосексуальный дорожный каток», «гомоагенда» и другие, ввергающие в ужас политкорректных либералов. В качестве примера «гомопропаганды» эстонские правые приводят, в частности, учебник сексуального воспитания дошкольников, который, по мнению «консервативных народников», учит детей половым извращениям.

Нужно ли детсадовцам «сексуальное воспитание»?

Минувшим летом экс-министр торговли и информационных технологий, а ныне депутат парламента Керт Кинго (EKRE) направила в несколько министерств запрос относительно пособия на тему дошкольного «сексуального воспитания». 116-страничную книгу «Сексуальное воспитание в дошкольном возрасте: тело, чувства и безопасность. Методический материал для поддержки сексуального развития ребенка» выпустил эстонский Институт развития здоровья и снабдил ею педагогов детских садов. В поле же зрения широкой общественности «сексуальное воспитание» эстонских дошкольников попало осенью 2018 года – после того, как Рите Хольм опубликовала в газете Tartu Postimees статью, в которой расхваливала данный вид «обучения». Вскоре после этого эстонское телевидение сняло сюжет, показав урок «сексуального воспитания» в детском саду.

Со стороны родителей последовала лавина брани и угроз. Чиновники парировали – дескать, детей воспитывают в соответствии с передовыми европейскими стандартами, а кто этого не понимает, тот отсталый и нетолерантный. Например, Хольм уверяет, что педагоги обязаны разучивать с детишками названия интимных частей тела. «Если ребенку запрещают говорить слова, обозначающие половые органы, и кто-то трогает его за них, то как он может рассказать о случившемся взрослому?» – вопрошает Хольм. Кинго, однако, заявляет, что ей неизвестно о детях, которые бы не знали названий частей своего тела. «И все прекрасно справлялись до сих пор, целые поколения. Во-вторых, как ребенок должен определять, кому можно говорить и что-то показывать, а кому нет?» – интересуется депутат.

Керт Кинго и другие недовольные считают, что пособие «учит детей самоудовлетворению». Хольм оправдывается, что «когда ребенок трогает свои половые органы с целью успокоиться перед сном, то это не самоудовлетворение». Министр образования Майлис Репс (Центристская партия) в своем ответе на запрос Кинго также оправдывает авторов «учебника»: «В пособии говорится не о пропаганде или обучении самоудовлетворению, а о принятии факта, что прикосновение к половым органам является частью естественного развития ребенка. При этом ребенка обучают социальным нормам. Родителям также следует знать, что это нормальное поведение ребенка».

Еще большей проблемой Кинго считает затронутую авторами «учебника» тему секс-меньшинств.

Она осуждает авторов за придуманное ими для детей объяснение «побуждения девочек влюбляться в девочек, а мальчиков – в мальчиков» «жизнью в чужом теле». Кинго интересуется, одобряет ли министр образования «неприемлемую культурную революцию» и «кто попросил Риту Хольм прийти в детский сад с целью провести гомопропаганду?».

Защитники «методического пособия» настаивают, что «осознание различий не означает их навязывания». Директор Института развития здоровья Анника Веймер объясняет: «Учителям нужны поддержка и обсуждение, как поддерживать детей в группе наилучшим образом, если их семьи существенно отличаются от других, и как развивать в ребенке и родителях уважение к «не таким» семьям».

В пособии действительно говорится, например, о том, что некоторым девочкам, дескать, нравится играть с машинками, а мальчикам примерять платья. В книге рассказывается и о том, что в одном доме могут жить две матери или два отца. Таким образом авторы подводят детей не только к самому знанию о секс-меньшинствах, но и к мысли о том, что быть геем или лесбиянкой – вполне нормально.

Автор: Андрей Винников для издания ВЗГЛЯД
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий