Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В «Исповеди латыша» разоблачена латвийская история успеха

Книга «Исповедь латыша. Жизнь как карты» поразила меня до глубины души. Такого издания в наше время читать еще не доводилось. Оно из серии, что называется, «не могу молчать». Зная специфику и страны, и времени, и общества, понимаешь, что творение это уникально.



Источник: bb.lv

Удачный тандем

Тем более приятно, что на обложке значится два имени — Гунтис Шенхофс и Элина Чуянова. Шенхофс — создатель и бессменный директор на протяжении более 20 лет баскетбольной школы «Рига», прославившейся своими воспитанниками на весь мир. А Элина Чуянова — наша коллега на протяжении десятилетий, борец с несправедливостью, высокопрофессиональный журналист, а ныне трудится на ниве школьного образования.

Написана книга очень образным, богатым, искрящимся русским языком, снабжена множеством иллюстраций, а содержание… Проглатываешь ее мгновенно — ведь жизнь ее героя Гунтиса Шенхофа, местами невероятно драматичная, местами авантюрная, но неизменно очень интересная и созидательная, увлекает бесконечно. Но еще больше привлекает в ней справедливое, честное отношение героя (он же автор) к нынешней действительности, искренняя боль за состояние страны и ее народа. Особенно в последней главе «История одного «успеха», или Quo vadis, Латвия?». Книга, как обозначила в предисловии Элина, это «история страны в отдельно взятой биографии».

«Бомба замедленного действия»

Человек, переживший ссылку в младенчестве (а семья в целом высылалась дважды!), не то что не озлобился, но полюбил на всю жизнь могучую Сибирь и сибиряков, которых считает особой нацией. И вспоминает, какое у него было счастливое детство, какие друзья окружали его, какие достойные были учителя и наставники. А ссыльный дед, деловую хватку которого оценили в местном леспромхозе, где он начальствовал, даже выстроил для семьи просторный дом.

А когда Гунтис дотошно стал выяснять уже в наше время имена тех, кто доносил, кто составлял списки арестованных и кто «приходил за семьей» — с глубоким сожалением констатировал, что в этом позорном перечне 22 латышские фамилии, ни одной русской. Его маму с ним, полуторагодовалым ребенком, выслали в начале 50–х, когда уже не было массовых репрессий, по доносу дяди, брата отца.

Ничего не мешало ему, как бы мы сейчас сказали, «делать бизнес» и в конце 70–х–80–х. Как он говорит, «никто мной не интересовался, тем более не предъявлял претензии и не арестовывал, а состояние удалось «сколотить» приличное». И это, как он отмечает с убийственной иронией, «в страшное время оккупации». Зато теперь он, состоявшаяся личность, человек, нашедший больше 20 лет назад дело всей своей жизни, не может спокойно смотреть на то, что творится в стране.

— Я не открываю никакой Америки в книге — все об этом говорят, но мало кто громко, в основном на кухне, за рюмкой чая, — поделился со мной Гунтис. — Я не раз обо всем этом говорил и прежде — мы с Элиной знакомы с 2004–го и регулярно делали интервью по разным острым вопросам и болевым точкам в вашей газете. Латышские газеты это не интересовало.

Началось это, когда в 2004–м замахнулись на русские школы, а ведь насилие над детьми — это бомба замедленного действия. Я это, как педагог и тренер, очень хорошо знаю.

А потом эти «болевые точки» все накапливались и накапливались. В очередном разговоре с Элиной пришли к мысли, что нужно писать книгу.

Честное свидетельство

— В ней параллельно с тем, что я выплескиваю накопившиеся эмоции и высказываю свои суждения о времени, мне важно было оставить честное свидетельство состояния общества на протяжении моей жизни для моего сына и внуков.

Писали книгу семь лет. Мы с самого начала с Элиной договорились, что буду предельно откровенно рассказывать о себе.

Книга получилась живой — Элина справилась с этим блестяще! Если бы я последнюю главу Элине на диктофон наговаривал сегодня, еще бы жестче сказал.

Латвия катится в пропасть. Она даже не просто подошла к ее краю, а уже падает туда. И это меня и поражает, и до глубины души удручает. В какой стране будут жить наши дети и внуки?..

Опасное сочетание

— Сегодня у нас вообще самое опасное сочетание всех убийственных для государства моментов, дальше уже некуда. Действуют несколько компонентов: алчность, идущая по нарастающей все 30 лет независимости, партийный и личный эгоизм всех «верхних» деятелей, а как будет жить страна — не имеет значения. И то, что еще совсем недавно так ярко не проявлялось — ужасная некомпетентность всех государственных решений. Мне стыдно за наших госмужей.

Экономика страны подкошена под корень, а нынешний ковид в этом помогает нашим правителям. Не надо быть экономистом и финансистом, чтобы понять, что с годами вал проблем в стране катастрофически нарастает. Грузооборот в портах упал дальше некуда, железная дорога практически простаивает, а ведь мы транзитная страна! Мы не конкурентоспособны даже среди трех стран Балтии. Я не понимаю, почему это творится у нас.

Экс–мэр Риги Андрис Аргалис сегодня говорит: «Никто не ангел. Но я даже в страшном сне не мог представить, что будет твориться то, что сейчас у нас. Это беспредел».

Я слишком хорошо знаю политическую кухню, и поэтому, когда мне настойчиво предлагают идти в политику, отказываюсь. Но мой дискомфорт никак не проходит. Поэтому и книга родилась. Мне жена говорит: «Зачем тебе это, ведь у нас всего хватает, а ты нашел дело жизни». Но как молчать?

Я всегда говорил, что Латвия — как маленькая комната, где куда легче навести порядок, чем в большом доме. Я понимаю, в необъятной России — там сам Господь должен спустится, чтобы навести порядок. А в маленькой Латвии!..

Кто в выигрыше?

— Когда бываем на международных соревнованиях, финские и шведские тренеры спрашивают меня: «Почему вы так собачитесь с Россией? Ведь у вас под боком — необъятный рынок и такое же море ресурсов. Можно же этим вовсю пользоваться».

И вот я прямо спрашиваю у наших — ответьте мне, почему Финляндия, которая даже воевала с Советским Союзом, сумела наладить прагматичные отношения с СССР, а теперь с Россией? А почему мы выступаем против своей же выгоды — при том, что народ нищает на глазах?

Мои собеседники начинают юлить — делают вид, что не понимают вопроса, или не хотят на него отвечать.

Финны куда умнее нас и заботятся, во–первых, о своем народе, а уже потом какие–то эмоции выплескивают. А у нас наоборот — море эмоций, не всегда оправданных, а народ как–нибудь проживет.

В народе я не вижу разногласий между русскими и латышами. Но совместный протест сегодня невозможен.

Латыши себя всегда выпячивают, что они сильная и гордая нация. Так протяните руку вашим землякам, живущим рядом! Кто обычно протягивает первым руку в споре? Сильный и уверенный в себе мужчина. Так кем вы себя считаете?

Наталья ЛЕБЕДЕВА.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий