Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Бабочки выпущены на свободу. О спектакле театра «ОСА»

Несмотря на обстоятельства, из-за которых мы лишены и кино, и театра, и музеев, и общества друг друга, нужно смотреть в будущее и понимать, что когда-то все ограничения, да, будут сняты, и у нас вновь появится возможность посещать и то, и другое, и третье.



В связи с этим, хочется обратить внимание на одну из последних постановок театра «ОСА»: спектакль «Love is…», премьера которого состоялась в прошлом году. По понятным причинам далеко не все, кто хотел бы, сумели этот спектакль посмотреть.

Спектакль «Love is…» поставил молодой режиссёр Юрий Лунык, с работами которого рижский зритель уже знаком. Многие видели спектакль «С любимыми не расставайтесь», а также спектакль «Наш с тобою секрет», которые с успехом идут уже несколько лет.

На этот раз в качестве драматургической основы была выбрана пьеса Леонарда Герша «Эти свободные бабочки», написанная почти 50 лет назад. Она была поставлена тогда на Бродвее, а в 1972 году вышел одноимённый фильм. Несмотря на то, что с момента создания пьесы прошло немало лет, интерес к этому материалу в наши дни переживает ренессанс. Она ставится молодёжными труппами, театрами, и, при желании, вы можете найти в Сети записи сразу нескольких постановок.

Пьеса написана на закате очень важного для драматургии США периода, который начался в конце 50-х годов и который характеризовался поиском новых форм и новых героев. Надо признать, что в этом отношении пьеса Герша достаточно эклектична. Здесь можно найти и отзвуки «Истории любви» Эрика Сигала, и «Босиком по парку» Нила Саймона, и некоторых других американских пьес, а также влияние бродвейского мюзикла «Кабаре», который был поставлен по мотивам «Берлинских рассказов» Кристофа Ишервуда осенью 1966 года (а 1972 году на его основе был знаменитый фильм).

Не стоит забывать, что пьеса была написана в беспокойные для США времена студенческой активности, антивоенного движения и успехов сексуальной революции. Все эти события не только устроили Америке жёсткую трёпку, но и привнесли в театр и кинематограф дух протеста и социальную остроту. Из всего этого американского коктейля конца 60-х – начала 70-х годов молодой латвийский режиссёр создал очень интересный спектакль, который получился, в общем-то, о другом.

Сюжетные мотивы «Этих свободных бабочек» традиционны для американской драматургии – это встреча парня и девушки, которые представляют далекие друг от друга общественные слои, имеют разный жизненный опыт и взгляды. Это история о чувствах и отношениях, которые возникают и развиваются между главными героями. В пьесе Герша их два: Дональд Бейкер и Джил Тэннер. Они совершенно разные, а Дональд при этом еще и слеп с рождения. Всю предшествующую жизнь он прожил в состоятельной, благополучной семье под опекой матери, очень неглупой энергичной женщины.

Буквально накануне событий, которые разворачиваются на сцене, Дональд оставил родной дом, перебрался в большой город (возможно, это Нью-Йорк), снял квартиру и пытается жить самостоятельно. По своему характеру и образу Дональд – «вынужденный» философ, неплохо образованный и весьма неглупый человек, осознающий свои физические проблемы, хорошо организованный внутри. К тому же он поэт и музыкант, по крайней мере, сочиняет песни. В порыве внезапного, почти подросткового бунта он решает разорвать с семьёй и жить своей собственной жизнью.

В свою очередь, Джил – это вполне себе легкомысленная, молодая простушка, пробующая себя в качестве актрисы. Обладая довольно спорным талантом, она при этом очень жизнелюбива, свободна и открыта для радостей жизни и разного рода перемен.

Герои случайно оказываются соседями и так же случайно встречаются. Довольно быстро, но при том красиво и естественно, между ними возникают отношения, которые оказываются огромной новостью и событием в жизни Дональда, но при этом это не более, чем очередной «стакан воды» для Джил.



Бабочки выпущены на свободу. О спектакле театра «ОСА»

  

Наступает момент, когда в эти отношения вмешивается мать Дональда – третий важный персонаж пьесы. Это очень умная, очень сдержанная, интеллигентная, разумная женщина с характером. Вначале мы видим её в роли традиционной, почти «еврейской» мамы, которая готова на все – лишь бы не выпустить сына из-под своего крыла. Но в обстоятельствах, которые развиваются на сцене, её отношение вдруг меняется, и она становится, в общем-то, доброжелательным покровителем двух молодых людей и их отношений, еще очень хрупких.

В новых обстоятельствах мать ведёт себя разумно и сердечно. А отношения Дональда и Джил развиваются так, что в один момент может показаться, что мать главного героя и устроила эту встречу, сняв квартиру для Джил рядом с квартирой сына – чтобы непосредственным и прямым путём дать ему шанс познакомиться с девушкой, столкнуться с тем реальным миром, в котором он никогда еще не был.

Что же происходит с молодыми людьми? Именно то, что, собственно говоря, и должно с ними произойти. После первого знакомства, разговоров, после, может быть, даже какого-то сексуального опыта, в ходе развития отношений обнаруживается, что между ними возникло настоящее чувство. Которое можно назвать любовью, а можно назвать как-то по-другому. Это то самое чувство, которое, как и всегда в жизни, непонятно откуда взявшееся и по каким законам развивающееся, быстро и глубоко изменяет этих людей. Оно выводит Дональда из регулярной, продуманной, осознанной, фиксированной жизни и выводит Джил из того яркого и темпераментного, но хаотичного, поверхностного и отчасти безответственного жизненного беспорядка. Не меньшие перемены происходят с матерью.

В этом смысле название пьесы Герша наводит на мысль, что мы действительно имеем дело с бабочками. Причём даже не с двумя, а с тремя бабочками, каждая из которых находится в своей куколке и ждет ее раскрытия. Понятно, что в силу обстоятельств, которые разыграны на сцене, Дональд и Джил из своих «куколок» успешно выбираются. Однако и для матери всё происходящее – это тоже возможность снова стать «свободной бабочкой». Наверно, отчасти так и происходит, она начинает новую жизнь, как бы спорно это не звучало.

На сцене ярко и трогательно показан момент преображения, когда любовь меняет людей – не только тех, кто переживает ее, но и тех, кто рядом, кто попадает в настроение, в атмосферу, в поле этого человеческого чувства. С этой точки зрения спектакль Юрия Луныка получился очень вневременным, но при этом современным. И он нисколько не привязан к событиям и быту 70-х. Это умный, прогрессивный, добрый и очень динамично поставленный спектакль.

Несколько слов об исполнителях. Запоминающимся и глубоким получился у актера Евгения Леонова сценический образ Дональда, философа по жизни, человека, который много лишен от рождения и который прекрасно осознает своё неширокое «место под солнцем», и от этого абсолютно закрыт, прячется за равнодушием и иронией. Очень убедительно показан момент слома, которой происходит в его сознании и жизни. Когда он начинает вдруг наталкиваться на предметы и мебель в комнате, когда он забывает о «выученности» и границах той жизни, которую сам себе отмерил, когда он вынужден вдруг открыться этому миру и почувствовать его. Все это сыграно трогательно, вызывает у зрителя и искреннее сочувствие, и надежду.

В образе Джил (Екатерина Шилова/ Наталья Бух) мы сначала видим не слишком умную, не очень сдержанную и, в общем, довольно вульгарную девицу. Почти Салли Боулз из «Кабаре» – только в мягком, облегченном, лайт-варианте. Тем очаровательнее любовная метаморфоза с ней, которая происходит стремительно и красиво. Открытость и доверчивость помогают ей быстро сбросить шелуху и мишуру, открыться подлинному чувству.

Особо следует сказать об образе матери (Екатерина Гринберга), который сыгран невероятно точно и сдержанно. Умный и стойкий человек, она потеряла мужа, а сын – это нелегкая для нее ноша, но в тоже время и надежда. Всю эту ситуацию она вполне могла сконструировать сама, понимая, что если бы этого чуда, этого раскрытия Дональда, которое случилось благодаря встрече с Джил и совокупности всех событий и переоценок, не произошло, то жизнь её сына как минимум остановилась, если не оборвалась бы в обозримом времени. Повторимся: она и есть та третья бабочка, которая выпорхнула к жизни и свету, благодаря чувствам молодых героев.

Спектакль, слава Богу, получился не дидактичным и не слишком «тюзовским». Это спектакль на вечную тему – несмотря на банальный, типовой американский мотив, когда встречаются и находят друг друга совершенно разные, далекие во всех смыслах люди. «Love is…» о другом – о чудесном преображении людей, которое становится возможным благодаря любви.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий