Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«В итоге»: об интервью президента и Конституции

Виталий Белобровцев.
Скриншот/видео

В новой части проекта «В итоге» медиаэксперт Виталий Белобровцев рассуждает о гендерном равенстве, интервью Керсти Кальюлайд, русскоязычном образовании и Конституции.

Привет!

Вот еще светлой памяти Михаил Жванецкий замечал, что женщины умнее мужчин. Но многие скептики ему не верили, дескать, посчитайте процентное соотношение лауреатов Нобелевской премии, сколько там женщин и, ого-го, сколько мужчин.

И так как здесь трудно что-то возразить, женщины пошли от противного. Эстонская женщина Мари Картау, измученная постоянными и непрекращающимися перипетиями вокруг предстоящего референдума о том, что и как считать браком в Эстонии, нашла выход из политического полового тупика. В газете Eesti Päevaleht она выступила с революционной инициативой, которая снимает все вопросы, отменяет все референдумы и удовлетворяет все запросы. А надо, говорит, исключить из повседневной и даже праздничной практики юридическое понятие пола.

Пола нет, но вы держитесь

В смысле прийти к настоящему равенству между мужчиной, женщиной и всеми остальными. Разве есть какая-то принципиальная разница между мужчинами и женщинами, спрашивает Мари и сама уверенно отвечает: нет! Ну да, в правовых актах иногда кое-где попадаются понятия «мужчина» и «женщина», но это вполне можно урегулировать. Вот, например, в документах об искусственном оплодотворении, беременности и производстве на свет детей вовсе не обязательно указывать пол, потому что «биология сама устанавливает границы».

Воинскую повинность можно сделать всеобщей (наконец-то! А то в армии без обилия пока еще слабого пола сплошная тоска и неудовольствие!).

И одновременно мы решим проблему, о которой говорит канцлер права Юлле Мадизе, которая напомнила нам о чрезвычайно уязвимом положении русской женщины в нашем обществе. Правильно предлагает Мари Картау: нет женщины – нет проблемы.

А пока приходится изворачиваться самой главной женщине нашей маленькой и достаточно заразной страны президентке Кальюлайд. В интервью журналистам Delfi она на вопрос, как быть с этой уязвимостью, ответила, как говорят некоторые политики, асимметрично: пусть, мол, учат эстонский язык.

Несгибаемый либерал

И тут уже впору не Жванецкого вспоминать, а перефразировать знаменитый лозунг, который у нас будет звучать так: первая женщина нашей страны – ум, совесть и честь государства. Ведь какие эти как бы женщины умные, люди веками ломали головы над проблемами уязвимости, психическими расстройствами и психологическими перегрузками, а нет чтобы просто выучить эстонский язык и быть счастливыми уже на следующий день.

В том же интервью несгибаемый либерал президент Керсти уверенно решает и вопрос русского образования. Его надо ликвидировать, потому что у нас недостаточно возможностей. То есть у нас для вас денег нет. Да и русская община не настолько большая, чтобы хорошо обучать на русском языке.

Вот, оказывается, президент уже все посчитала: и денег не хватает у нас (я так понимаю, эстонцев) для вас (надо думать, для русских), и самих русских маловато. Я не знаю, есть ли женская логика как отдельная наука, но возникает простой вопрос. Если в самые трудные кризисные годы финансирование русских школ не прерывалось ни на минуту, то почему на 30-м году независимости финансы запели романсы? Куда они вдруг испарились? И если в Финляндии шведов около 10 процентов населения и для них бесперебойно работают шведские школы, а в Эстонии русских больше двадцати процентов и школы надо закрывать, то какая тут логика работает?

Я думаю, что исключительно человеколюбивая, ведь сейчас у русских детей (или их родителей) есть возможность выбора: хочешь – отдавай детей в эстонскую школу, хочешь – в русскую. Но у нас в демократическом государстве демократичная президентка считает, что выбор, наличие школ для самого крупного меньшинства – это не демократично. Надо лишить это самое меньшинство возможности выбора. Кстати, Керсти неоднократно подчеркивала, что она – гарант соблюдения Конституции, не больше, но и не меньше. И хотя ни в одном документе про президентские полномочия не сказано, что она отвечает за организацию детсадовского и школьного образования, Керсти решила, что законы ей не указ. Она лучше знает, что и как делать президенту страны.

Хотя статья 13 той самой Конституции, на страже которой должен стоять президент, гласит: «Закон защищает каждого от произвола государственной власти». А статья 37 той же самой Конституции указывает: «Чтобы сделать образование доступным, государство и местные самоуправления должны содержать необходимое количество учебных заведений. На основании закона также разрешается открывать и содержать иные учебные заведения […] При выборе образования для детей решающее слово остается за родителями. Каждый имеет право учиться на эстонском языке. Язык обучения в учебном заведении для национального меньшинства избирает учебное заведение».

То есть либо президентка Конституцию не читала, либо она защищает какую-то другую, про которую мы пока ничего не знаем.

«Я считаю, что у всех детей в Эстонии должна быть возможность учиться на государственном языке», – заявляет гарант конституции Кальюлайд. А я смотрю в Конституцию и снова цитирую этот документ: «Каждый имеет право учиться на эстонском языке». И тогда: что означает «должна быть возможность», если она уже почти три десятка лет вписана в главный документ страны?

Получается странная картина: гарант не знает, что и кому он гарантирует? Я думаю, что она имеет представление о некоторых статьях Конституции, а некоторые просто игнорирует. Вы спросите – зачем? Я не знаю, но могу предположить.

Последние полгода Керсти разъезжала по Европе с разными визитами и даже лично привезла и вручила орден генсеку НАТО Столтенбергу. И моталась она с «государственными визитами» для того, чтобы, я так предполагаю, удобрить почву для выборов ее, Керсти, на пост генерального секретаря ОБСЕ.

Она, типа, станет первой женщиной во главе организации по сотрудничеству и безопасности, ведь я, Керсти, специалист по безопасности, особенно инфотехнологической, и прочее подобное. И в начале декабря выборы состоялись, и генсеком стала женщина: Совет министров ОБСЕ официально утвердил кандидатуру дипломата из ФРГ Хельги Шмид на посту генсека ОБСЕ. А Керсти даже не попала в финал кастинга. И, пролетев как фанера над ОБСЕ, она стала срочно готовить почву для дальнейшей карьеры в местной политике, поскольку международный дебют закончился скромным фиаско.

А дальше понятно: педалируя (президент большой любитель велосипеда) тему лишения местных русских образования на родном языке, а дальше и русской культуры, она торит тропинку в какую-нибудь партию. И поскольку почти все партии в Эстонии спят и видят, как они хоронят русское образование, то президент Кальюлайд считай в этой партии играет одними тузами.

И я задаюсь вопросом: есть у нас в этом государстве хоть какая-то возможность, при которой президент, реформисты, социал-демократы, двестисты и прочие наши благодетели оставят нас в покое? И ответ-таки нашелся: все русские должны завтра же записаться в стройные ряды ЛГБТ+ сообщества, и тогда все эти партийные деятели начнут-таки нас защищать не за страх, а за совесть.

Что же касается института президентства, то про кого из этих гарантов ни вспомнишь, так сплошной осадок и никакого послевкусия. Хотя вот мы были недовольны местным Хлестаковым-Ильвесом, но его пламенная поклонница Кальюлайд заставила вспомнить замечательные слова Бродского, пусть и несколько перефразированные: но хапуга мне милей, чем кровопийца.

Пока.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий