Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Стихотворение «ИДИШЭ ГЕСЛЭХ» /Еврейские улочки/

Заканчивается 2020-й год, объявленный Сеймом Литвы как Год Виленского Гаона и истории литовских евреев. Литва в уходящем году отмечала 300 лет со дня рождения великого литовского раввина — Виленского Гаона Элияху бен Шломо Залмана.

Объявляя Год Виленского Гаона, литовский парламент подчёркивал, что евреи Литвы являются неотъемлемой частью литовского общества еще с времен Великого княжества Литовского XIV века, еврейская община внесла значительный вклад в развитие государственности Литвы, ее истории, культуры и науки, поэтому необходимо беречь и приумножать насчитывающую 700 лет историю литовских евреев как неотъемлемую часть истории Литвы.

Лейб Стоцки [לייב סטאָצקי]

(Вильна, 1902 – Вильнюс, 1967)

Стихотворение «Еврейские улочки»

[יידישע געסלעך /ИДИШЭ ГЕСЛЭХ ]

Читает старый виленский еврей Пинхос Фридберг

Для тех, кто не понимает идиш, Полина Пайлис и Пинхос Фридберг создали условно-корректный подстрочник:

ЕВРЕЙСКИЕ УЛОЧКИ (ВИЛЕНСКОЕ ГЕТТО*)

Я шёл по еврейским улочкам —

Фантастически извилистым, узким и кривым —

И меня начала одолевать странная тоска.

Здания мрачные и немые

Говорили со мной на древнем языке

Богобоязненно набожных ушедших поколений.

Они рассказывали мне о домах учения,

Где ярко когда-то сиял свет Торы.

А он, возможно, не угас до сегодняшнего дня.

И, кажется, луч вечной меноры

Вспыхнул вдруг искоркой в моей душе,

Окутав её пеленой давних традиций…

Словно буквы, записанные на пергаменте жёлтом,

Смотрели на меня трещины на кирпичах —

Поблекший отпечаток старых историй.

Мне казалось, что кирпичи содержат

Глубоко сокрытые в себе сокровища с секретами —

Повествования великих праведников.

Стены здесь, застывшие свидетели прошлого,

Лежит уже на них печать непроглядной тьмы,

И тоскуют они лишь по временам предков.

Окутанный легендами о душах праотцов,

Я шёл всё дальше и дальше,

Погружённый в необычные, пугающие мысли.

И чем дальше я шёл, меня всё более пленяла

Полная прелести теснота еврейских улочек,

Над которыми витает Песнь Песней.

В моей душе воцарилась непонятная тоска —

Назад в окаменевшее, неподвижное прошлое,

Назад в былую неволю, в гетто.

Бежать от шумных, дерзких бульваров —

Назад к нежной еврейской улочке,

В молельню, чтобы в ней отшельником запереться!

Бежать от закладывающего уши грохота джаз-бэнда,

От суматошного хаоса танцклассов,

Где властвуют фокстрот и дикий шимми;

Бежать от безумно кричащих улиц,

От бессмысленно развратного бурлящего котла,

Где непристойно разгуливает неприкрытое нахальство, —

Бежать назад на еврейскую улочку,

Позволить вплести себя в благочестивые легенды —

Так, как во времена Вилнэр Балэбэсл’а.

Чтобы только здесь моя душа нашла свои молитвы,

Постигнув жизни вечный смысл…

(Вилнэ, 1930)

———

* в средневековом смысле
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий