Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

О Прибалтике и зарубежном опыте: «Большое интервью» с Александром Удальцовым. Часть 1

Полина Коваленко

2 ноября 2020 года приказом Управляющего Совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, на должность Исполнительного директора Фонда назначен Александр Иванович Удальцов — опытнейший дипломат, с 2013 по 2020 гг.- чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Литве.

Информационная служба Института Русского зарубежья представляет вашему вниманию «Большое интервью» с Александром Ивановичем, взятое специально для обновленного сайта Фонда, портала Всемирного координационного совета соотечественников и Портала RUSSKIE.ORG. Уверены, что материалы интервью будут полезны информационным ресурсам координационных советов российских соотечественников, центрам правовой защиты и всем, интересующимся вопросами правовой защиты соотечественников.

В первой части интервью – об опыте работы в Прибалтике как одном из наиболее проблемных регионов с точки зрения правового положения российских соотечественников.

— Александр Иванович, Вы занимаетесь дипломатической работой с 1973 года, возглавляли российские посольства в Словакии, Латвии и Литве. Страны Прибалтики сегодня – одни из самых недружественных России, при этом поддерживающие с нами экономические отношения. Отвечает ли нынешний накал разногласий долгосрочным интересам наших соседей?

— Накал разногласий, как Вы выразились, безусловно, не отвечает долгосрочным интересам прибалтийских соседей и с каждым годом это проявляется все нагляднее.

Их шараханье от России продиктовано, в первую очередь, соображениями политической конъюнктуры и стремлением получить от западных покровителей очевидные дивиденды, прежде всего, в экономической сфере. Однако, такая незамысловатая тактика и основанная на ней стратегия срабатывает, как показывает практика, далеко не всегда. И это понятно: найти альтернативу наработанным десятилетиями связям во времена Советского Союза, а потом и с Россией в различных областях, учитывавшим взаимные интересы и преимущества каждой из сторон, весьма непросто. Если говорить, к примеру, о Литве, то она имеет издержки от противодействия России и в транзитной сфере, и в энергообеспечении, и в попытках сопротивления ввода в строй Белорусской АЭС, возводимой совместно с «Росатомом», и в сбыте своих продуктов питания и т.д. Об этом официальный Вильнюс предпочитает не распространяться, но не видеть этих последствий нельзя.

О Прибалтике и зарубежном опыте: «Большое интервью» с Александром Удальцовым. Часть 1

С другой стороны, антироссийская политика прибалтов приводит к тому, что Россия ищет им замену и развивает собственную инфраструктуру в этом регионе. Так, заметно увеличился объем перевалки грузов в портах Северо-Запада России, создаются два порта в Калининградской области: грузопассажирский в Пионерском и глубоководный в Янтарном, строятся два грузовых парома, которые будут курсировать между Калининградом и Усть-Лугой, в области наращиваются производство и запасы природного сжиженного газа. В ней успешно развивается автомобильный кластер, на подъеме находится туристическая отрасль. Этот перечень можно продолжить… Кстати, отмечу, что во внешнеторговом обороте Калининградской области Литва занимает в настоящее время лишь 12-е место. Это, на мой взгляд, говорит о многом.

— Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс сформулировал своё видение отношений с Россией как «избирательное сотрудничество, санкции и диалог с гражданским обществом». Можно ли считать российских соотечественников, проживающих в Прибалтике и, в частности, в Латвии и Литве, членами местного гражданского общества?

— Приведенную Вами «формулу Линкявичюса» в контексте развития отношений с Россией считаю для нас неприемлемой. Что такое «избирательное» сотрудничество по-литовски мы уже поняли: это контакты с нами только по тем вопросам, которые жизненно необходимы для Вильнюса, а по тем, которые имеют приоритетное значение для России, применяются санкции. Причем, среди Балтийский стран Литовская Республика в санкционной политике отличается особой активностью. Под «диалогом с гражданским обществом» России в литовских верхах понимают самое тесное взаимодействие с т.н. несистемной оппозицией в нашей стране и открытое вмешательство во внутренние дела Российской Федерации.

В Литве уже в течение ряда лет регулярно проводится сборища оппозиционеров из России и других стран, которые обсуждают такие темы, как смена власти в нашей стране, создание послепутинской России и т.д. Проводятся эти акции при содействии госструктур ЛР и особенно Министерства иностранных дел.

Что касается второй части Вашего вопроса, — о возможной причастности российских соотечественников, проживающих в странах Прибалтики, к местному гражданскому обществу, — то для начала, как мне кажется, стоит разобраться в том, как сами соотечественники позиционируют себя в Латвии, Литве и Эстонии, на чем фокусируют свое внимание, как выстраивают свои взаимоотношения с государством и т.д. Наконец, важно знать, стремятся ли наши соотечественники к подобной ассоциации. Как представляется, для нас важно, чтобы они были полноценными членами общества, — называйте его, как хотите, – в каждом из государств, в которых они проживают, имели те же права, что и коренное население, не подвергались дискриминации по национальному, языковому или иным признакам.

О Прибалтике и зарубежном опыте: «Большое интервью» с Александром Удальцовым. Часть 1

— Из СМИ мы узнаём о преследованиях пророссийских общественников или «инакомыслящих». Существует яркая неприязнь к русскому языку. В то же время русская диаспора остаётся самым многочисленным национальным меньшинством в странах Прибалтики. Каковы условия адаптированности соотечественников в такой среде?

— Справедливости ради отмечу, что, к примеру, в Литве русская диаспора не является самой многочисленной, — ее опережают польская и украинская, догоняет белорусская. И, тем не менее, именно российские соотечественники или русские нацменьшинства имеют в прибалтийских странах больше проблем, чем представленные там другие нацменьшинства: помимо ущемления их гражданских прав властями создается вокруг них атмосфера отчуждения, запугивания, усиливается вытеснение русского языка из сферы образования и СМИ, активизируется преследование за инакомыслие, за непризнание «советской оккупации», да и вообще – за симпатии к своей исторической Родине. В свете этого прибалтийское направление является одним из приоритетных направлений в деятельности нашего Фонда.

О Прибалтике и зарубежном опыте: «Большое интервью» с Александром Удальцовым. Часть 1

— 25 ноября Европарламент одобрил поправки о защите детей от дискриминации в образовательной сфере. Во многом благодаря усилиям Татьяны Аркадьевны Жданок. Ваш прогноз – будет ли новый закон применим на практике?

О Прибалтике и зарубежном опыте: «Большое интервью» с Александром Удальцовым. Часть 1

— Прежде всего, хочу отметить, что я давно знаком с Татьяной Аркадьевной Жданок и мне приходилось общаться с ней. Это профессионал высочайшего класса, опытный борец за права человека и национальных меньшинств. Внесенная ею поправка в доклад Европарламента, на мой взгляд, заслуживает самого пристального внимания и поддержки. Мы позволили себе обратиться непосредственно к Татьяне Аркадьевне за комментарием по этому вопросу, и она дала развернутый ответ, который мы разместили на нашем сайте.

— Какой опыт защиты прав соотечественников в Восточной Европе и странах Балтии Вы могли бы применить для наших соотечественников
в других странах?

— Фондом накоплен и активно используется довольно широкий набор возможностей в интересах защиты законных прав и интересов соотечественников, проживающих как в странах Восточной Европы и Балтии, так и в странах дальнего зарубежья. Формы и методы работы носят универсальный характер. Это и поддержка Фондом центров правовой помощи и информационно-консультационных пунктов, финансирование правовых рубрик в зарубежных русскоязычных СМИ, повышение правовой грамотности соотечественников, оплата адвокатских услуг по делам, связанным с ущемление прав русскоязычных граждан, и многое другое.

Если же говорить об опыте работы восточноевропейских и балтийских стран со своими зарубежными диаспорами, то он, несомненно, представляет для нас интерес. Там также занимаются оказанием поддержки их соотечественникам, проживающим за рубежом. Действуют официальные структуры и общественные организации, созданы специальные механизмы, выделяется государственное финансирование. На мой взгляд, заметную активность на этом направлении проявляют Польша, Венгрия, Румыния, Германия, та же Литва и другие страны.

Мы изучаем зарубежный опыт и находим в нем немало того, что заслуживает внимания. Кстати говоря, будем признательны и нашим соотечественникам за подсказки по этой проблематике.

Во второй части интервью с А.И. Удальцовым речь пойдет о возможности развития универсальной международной системы юридической поддержки россиян и зарубежных соотечественников, о вопросах защиты исторической правды, о Центрах правой защиты, об опыте работы и ближайших планах Фонда.

Подготовила Полина Коваленко

 

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий