Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

К. Дамбраускас. Расстрелять собственный национализм: еще раз о высказываниях А.Валинскаса

foto. stopkadras aikstestv

«Томашевский — абсолютный колорадский жук, который получая финансирование для своей партии из госбюджета Литвы, является антигосударственником. Таких, вообще-то, нужно расстреливать. По одному в год. Начать с него», — такие слова недавно произнес в одном из интервью известный шоумен и бизнесмен Арунас Валинскас.

Генеральная прокуратура начала досудебное расследование, чтобы оценить, не являются ли подобные заявления Валинскаса разжиганием розни.

Однако, какова бы ни была правовая оценка этой риторики, подобные публичные заявления в первую очередь должны быть четко и безоговорочно осуждены. Однако важно не только осудить их, но и понять их причины. Прежде всего, необходимо сказать, что как праведная, так и прямолинейная риторика с разжиганием розни вполне окупается ее распространителям. Вот, например, акции „Viso gero, Voldemortai“ и „Viso gero, Valdemarai“, инициированные другим известным шоуменом Андрюсом Тапинасом и призванные помешать пройти в Сейм политической силе, ведомой Вальдемаром Томашевским и представляющей интересы польского и русского меньшинства Литве, интерпретировались прежде всего не как гражданские инициативы, а как бизнес-проекты (оба организованы частным онлайн-телеканалом). А. Валинскас — общественный деятель, бывший спикер Сейма. Внимание, осведомленность, репутация (хорошая, а иногда и плохая), а иногда и народный образ — все это нематериальные ресурсы, которые впоследствии можно легко превратить в материальные выгоды. Превращение «Auksinis svogūnas» в Партию Народного Возрождения — хороший тому пример. Открытая или припудренная рознь на национальной почве или на основе взглядов помогает продать продукт / создать ценный имидж, и нет никаких оснований полагать, что два упомянутых ранее владельца „Auksinis protas“ не осознавали этого.

Когда мы говорим о национальной напряженности и сознательном использовании ее в личных целях, стоит также упомянуть тот факт, что семье Валинских принадлежит много элитной недвижимости на Кипре. В частности, в Турецкой республике Северного Кипра, которая не признана международным сообществом (кроме Турции). Но раз уж вилла куплена за пределами Крыма, никаких моральных проблем здесь возникнуть не может, правда?

Но вернемся к риторике ненависти. Почему это помогает продавать продукт? Потому что для этого есть аудитория. Причин,почему часто люди, услышав такие слова Валинскаса, говорят : «все правильно он говорит», есть не одна, и, наверное, для обсуждения этих причин потребовалась бы отдельная статья. Но правда в том, что идея расстрела родилась не в ваккууме. К ней шли давно и последовательно в нашем обществе (и, похоже, нет никаких признаков того, что конец пути уже наступил): от, давайте уже признаем, пошлого юмористического шоу „Radioshow“, которые транслировалось в первое десятилетие независимости и его персонажей Збигнева и Игоря, до оскорбительных эпитетов, которые все еще используются, такие как «тутейшие», «ватники», часто призванные унизить представителей национального меньшинства (и возвысить гонор национального большинства).

От разрешенной публично и пропагандирующей национальную асоциальность риторики «Литва- литовцам», до заявлений самых важных людей страны, оправдывающих марш бритоголовых по главным переулкам и проспектам страны, что это ничего такого (так А. Буткявичюс, будучи в 2013 году премьер-министром, перед шествием 11-го марта утверждал, что это шествие с националистическими лозунгами следует оценивать с точки зрения того, как эти лозунги произносятся, «с улыбкой или гневом» , а тогдашний президент проявила еще большую снисходительность, заявив, что организаторов марша нужно называть не националистами, а национальной молодежью.)

Это несколько совпадений, на которые не стоит обращать особого внимания? Не совсем так. Список можно продолжить, поскольку материал подготовлен на основе ряда самых важных заявлений деятелей страны за десятилетия независимости. В 2011 г. Лорета Закаревичене, начавшая работу послом Литвы в Польше, описала разницу между польскими литовцами и литовскими поляками следующим образом: «У них [польских литовцев] есть проблемы, они пытаются их решить, иногда злятся, но не идут против государства. Мне бы очень хотелось, чтобы так было в Литве с литовскими поляками ». Понимаете, все поляки целиком. Таким образом, еще один кирпич был заложен в конструкцию мифа о пятой колонне литовских поляков.

В 2012 г. тогдашний министр иностранных дел Аудронис Ажубалис заявил, что те, кто выступает против поправок к Закону об образовании, которые предусматривают усиление преподавания литовского языка в школах меньшинств и унифицированнный экзамен по государственному языку для литовских и польских выпускников, «вероятно, хотят, чтобы молодые люди польского происхождения были изолированы и не работали. Другими словами, хорошее знание родного языка гарантирует гражданину Литовской Республики только работу дворника. Мысли министра красноречивы и о многом говорят.

Кстати, спустя почти десять лет после унификации экзамена по литовскому языку и результатов национальных меньшинств на экзамене литовцы критически оценили результаты реформы, инициированной правительством, к которой был причастен и А. Ажубалис: «Я когда-то думал, что это правильно: единый для всех школ государственный или школьный экзамен по литовскому языку. Теперь мое мнение изменилось. Почему я подумал, что сдавать тот же экзамен — это хорошо? Потому что мне тогда казалось, что это будет очень правильно. Потому что тогда экзамен был бы билетом для бесплатного обучения. И вот, с годами, я пришел к такому пониманию, что экзамен не должен быть одинаковым. Потому что наши дети не едят это блюдо так, как литовцы. [….] «Изучая литовский язык, выполняешь множество различных задач — декламируешь, готовишь презентации, а также должен написать эссе во время экзамена. И ведь дети из нелитовских семей не думают по-литовски. Больше всего у меня болит сердце, когда очень хороший ученик получает сто баллов по английскому, по физике — более 90 баллов, а по литовскому не достигает третьего уровня — 84-86 баллов. А ребенок наделен талантами. Но он думает не на литовском языке, а на родном языке, поэтому такой результат», — сказала недавно порталу LRT.lt учительница, работающая в одной из школ для нацменьшинств Вильнюса.

Ну и наконец 2015 год. Гедиминас Грина, бывший глава Департамента государственной безопасности (ДГБ), предложил упразднить школы для нацменьшинств. Такое предложение было реакцией на известие о том, что ученики нескольких школ национальных меньшинств отправились в военизированные лагеря в России. Охарактеризовать высказывания Г. Грины, вероятно, было бы уместно несколькоми пословицами: «когда у вас в руках молоток, все вокруг выглядит, как гвозди» или «сила есть, ума не надо». Риторический вопрос: сделались ли после слов Грины такие лагеря менее привлекательными и приятными для учеников их школ национальных меньшинств или их родителей, а страна, в которой они живут, милее и ближе?

Повседневный примитивный национализм порождает врагов на ровном месте, сеет страх среди национальных меньшинств и отчуждает их от большинства. В то же время большинство осуждает меньшинства в том, что они, может быть, не лояльные. Таким образом, круг замыкается и начинает вращать вечную спираль недоверия, ненависти и еще большего взаимного недоверия.

Еще несколько примеров такого тупого национализма: в этом году Государственная языковая инспекция обнаружила, что восемь пожилых сотрудников, обслуживающих читателей в Вильнюсской городской центральной библиотеке более десяти лет, не сдали экзамен по литовскому языку и, следовательно, не соответствуют требованиям для работы в библиотеке. От них требовалось либо сдать экзамен, либо покинуть рабочее место. Несколько дней назад Государственная языковая инспекция инициировала поправки к закону, которые обяжут всех лиц, работающих перевозчиками, в том числе и иностранцев, говорить на литовском языке. Причина инициативы? Профсоюз перевозчиков обратился в инспекцию, по словам представителей которой водители жалуются на получение жалоб от клиентов на коллег из-за границы, не владеющих литовским языком. Глупость или бытовой национализм? Или, может быть, и то, и другое?

Все приведенные выше примеры: а) увеличивают незащищенность общества, потому что наше недоверие и эгоцентризм по отношению к гражданам Литвы других национальностей только отталкивает их от нас; б) побуждает нас нарушать права человека или не спешить с обеспечением прав человека и подталкивает к радикальным заявлениям. Тем, кто считает призывы Валинскаса «просто безответственными словами», следует напомнить, что великие преступления начинаются с бесчеловечной риторики.

Язык ненависти открывает руки для акта ненависти. И даже если Валинскас подчеркнул, что его слова адресованы не полякам, а не имеющему к ним отношения В. Томашевскому, неужели кто-то настолько наивен, чтобы думать, что ни один литовский поляк не пострадает от такой риторики? Ненависть уже не мыслит: маловероятно, что когда какой-нибудь «ура-патриот» в троллейбусе услышит польский язык, то в его патриотическом уме мысли сложатся в следующем порядке: «Поляки, не все Томашевские, это может быть,« свои». К сожалению, более вероятно, что связь между Томашевским и польскостью сразу установится, и первая мысль, которая придет в ему голову, будет звучать примерно так: «Колорадо — поляк. Стрелять их nx».

И, наконец, те, кто хочет застрелить, как они считают работающего на Кремль Томашевского, должны спросить себя, какие меры следует предпринять против людей непольского и нерусского происхождения в Литовской Республике, если эти люди активно голосуют за партию, которая была осуждена за ведение черной бухгалтерии, и чей лидер сбежал от правоохранительных органов в Москву? Маленькая подсказка — нет, не убивать. Однако разве литовское происхождение автоматически означает, что вопрос о лояльности государству решен? А если нет, то почему мы сомневаемся в лояльности только национальных меньшинств? Разве страхи по поводу национальных меньшинств не являются такими же преувеличеными, как и вера в безупречное поведение национального большинства, их мысли и настроения?

Давайте признаем, что не стоит бояться той или иной национальности и что она не является источником реальных или мнимых угроз. Тогда мы найдем в себе силы осудить тех, кто сеет ненависть в обществе. Как представитель национального большинства я убежден, что тапинасам и валинскасам нет места в будущих хороших отношениях между различными этническими группами в стране. Давайте будем смотреть на наши грехи, а своих «валинскасов» в среде национальных меньшинств оставим самим меньшинствам.

Каролис Дамбраускас, докторант центра социальных исследований Литвы, мл. научный сотрудник,

LRT.lt перевод L24.lt Загрузка… Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий