Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Подвиги разведчика: как Михаил Маклярский вдохнул жизнь в Рижскую киностудию

Хитами Рижской киностудии с 60–х годов сделались историко–приключенческие ленты — советские боевики. А закладывал основу будущей классики не кто иной, как маститый сценарист Михаил Маклярский, автор культовых фраз: «У вас продается славянский шкаф?» и «Вы болван, Штюбинг!»



М. Маклярский.

Работая над литературной основой для легендарного «Подвига разведчика», он привнес в нее немало собственных профессиональных файлов. Ведь по своей прежней работе Михаил Борисович являлся полковником госбезопасности и начальником 3–го отдела 4–го (розыскного) управления МГБ СССР.

Изя из Одессы

Маклярский принадлежал к распространенному типу выдвиженцев, хлынувших в элиту в конце 20–х годов, когда персонажей, именовавших себя «ленинской гвардией» оттеснила сталинская. В 1927 году Лев Давидович Троцкий был снят со всех постов и сослан в Алма–Ату, а в Информационном отделе Главного политического управления при Совете народных комиссаров Туркменской ССР появился новый делопроизводитель — Исидор, или, как его все звали, Изя Маклярский.

Образование — с бору по сосенке: 7 классов в родной Одессе, где папа владел портняжной мастерской, профшкола «Металл» и совпартшкола там же, на берегу Черного моря, да заочно пара курсов юрфака Среднеазиатского университета и курс почему–то химико–технологического в Институте хозяйственников в Москве. Но для начала 30–х Изя был, можно сказать, академиком — ведь значительная часть коллег–чекистов и такой наукой не владела.

Во времена нэпа Маклярский помыкался, был даже официальным советским безработным и, поняв, что в Одессе–маме ему, сыну мелкого буржуа, не светит, пошел в армию. Что он наплел в военкомате, история скрывает — но с такой анкетой попал в погранвойска ОГПУ! А после службы в песках Туркестана и схваток с басмачами, уже в 1931 году, способного юношу забирают в Москву, в центральный аппарат ОГПУ.

Его шефом — третьим после Дзержинского и Менжинского — является Генрих Григорьевич Ягода, сын ювелира. Назначения Маклярского, вступившего в ВКП(б), следуют одно за другим: оперуполномоченный Особого отдела Главного управления госбезопасности; помощник начальника отделения; начальник отделения Дмитлага.

«Дмитровский исправительно–трудовой лагерь» существовал в 1932–38 гг., максимальной численности заключенных достиг в январе 1935 г. — 192 229 человек. «Каналоармейцы» вручную соединяли Волгу и Москву–реку. В отличие от засекреченных строек ГУЛАГа, Дмитлаг широко пропагандировался советскими медиа как пример «перековки» вчерашних преступников и кулаков. На канале имени Сталина частыми гостями были писатели во главе с самим Максимом Горьким. Может быть, тогда молодой человек с одной шпалой в петлице (лейтенант госбезопасности, звание соответствует капитану РККА) и задумался о литературной деятельности? После зеков Дмитлага его клиентами становятся артисты, художники, коллекционеры — богема!

«На холостых я списки не составляю»

Но честолюбивым планам товарища Маклярского, умело проводившего оперработу среди творческой интеллигенции, не суждено было сбыться — пресловутый 37–й год проехался по птенцу гнезда Ягоды. По обвинению в троцкизме ему пришлось пройти через арест и жесткие допросы. Однако, зная в совершенстве методы следствия, Исидор был освобожден спустя 4 месяца заключения! Как говорится, с таким счастьем, и на свободе.

Более того, Маклярский после пребывания в резерве и даже на пенсии (в 30 лет!) все же вернулся в органы. Но не в элиту, а на черновую работу. В качестве начальника 2–го отделения Управления по делам военнопленных НКВД он руководит «разгрузкой» лагерей с поляками, попавшими к Советам после «освободительного похода» 1939 года.

Зимой 1940 года Маклярский пишет в докладной: «На холостых я списки не составляю. Прошу сообщить, следует ли после окончания семейных списков составлять на холостых, я лично считаю, что это делать нецелесообразно, ибо они никому не нужны будут…»

Рвение было оценено, товарищ Маклярский получает звание старшего лейтенанта госбезопасности. Что уже приравнивается к армейскому майору.

Подвёл под «Монастырь»

С началом войны опытный чекист занят борьбой с главным противником — вермахтом и спецслужбами Третьего рейха. В качестве начальника отделения 4–го управления НКВД СССР (начальник — Павел Судоплатов) он управляет разведывательно–диверсионными группами в немецком тылу. Маклярский курирует агента «Гейне» — мнимого перебежчика, военного инженера Александра Демьянова, ранее контактировавшего с посольством Германии в СССР. Его легенда — в Москве конспиративная организация «Престол» ищет выход на Берлин. Абвер не мог устоять перед искушением проникнуть в сталинскую ставку, ведь Демьянов знаком со всеми столичными VIP.

Тайные враги Советов не были чистой выдумкой — Маклярский творчески преобразил кружок маргиналов, группировавшийся вокруг некоего Садовского. «Криптомонархистов» образца 1942 года и использовали для подставы немцам. Явка была в Новодевичьем монастыре — отсюда и название операции «Монастырь»…

«Гейне» переброшен немцами обратно — и на его радиосеансы немцы засылают новых курьеров, которых исправно доставляют на Лубянку и… перевербовывают. Оперативная игра требовала и парадоксальных действий — кураторов из Германии отслеживали, но не арестовывали. В итоге было арестовано 40 агентов противника, а чекисты получили оперативные позиции в школах абвера, в том числе и на территории оккупированной Латвии.



Подвиги разведчика: как Михаил Маклярский вдохнул жизнь в Рижскую киностудию

У. Думпис и Э. Павулс в ролях красных латышей разоблачают

Самым же главным подопечным Маклярского был агент–боевик «Колонист». Владеющий немецким языком как родным, отлично стреляющий, умеющий нравиться женщинам… Николай Иванович Кузнецов, секретный сотрудник НКВД еще с 30–х годов. Ему удалось не только всучить немцам дезинформацию о предполагаемом ударе Красной армии в 1943 году, но и реально похитить генерала Ильгена. Этот небывалый для всей войны случай был использован в фильме «Подвиг разведчика» (1947).

От «сионистского заговора» до «Заговора послов»

За руководство зафронтовой разведкой Маклярский был удостоен двух орденов Красной Звезды, ордена Отечественной войны. Венцом удачи на службе щиту и мечу стала синекура в оккупированной Германии. Маклярский объезжает основные провинции Востока — Бранденбург, Мекленбург, Саксонию, Померанию… Искореняет «верфольфов». Не забывая о трофеях.

После войны Маклярского переводят на «подкрышную» работу — он заместитель начальника «Совэкспортфильма», что позволяет ему ездить по миру. Пошли первые сценарии, в 1949 году его под псевдонимом Михаил Маклярский приняли в Союз писателей. Но все оборвал новый арест осенью 1951 года. По подозрению в «сионистском заговоре» он просидел 2 года. В ноябре 1953 года амнистирован — но не реабилитирован.

Лучшим воздаянием для Маклярского стал его раскрывшийся литературный талант. За 33 года он стал соавтором сценариев 15 фильмов. Три из них снимались в Риге. В 1965 году молодые Улдис Думпис и Эдуардс Павулс сыграли, соответственно, красных латышских стрелков Берзиня и Петерса в картине «Заговор послов».

В 1970 году выходит режиссерский дебют Яниса Стрейчса — «Стреляй вместо меня», приключения молодого латышского паренька в охваченной Гражданской войной Сибири. Стрейчс сыграл там и православного священника — отца Арсения.

Приз Алма–Атинского фестиваля за лучшую мужскую роль получает исполнитель чекиста Петерса в одноименной ленте 1973 года — Гирт Яковлев (его противник по фильму полковник Фридрихс Бриедис — опять же Думпис).

Директор Высших сценарных курсов, заслуженный работник культуры РСФСР М. Б. Маклярский дожил до 1978 года, был похоронен на Кунцевском кладбище. Его внучка Екатерина Маклярская — талантливая пианистка, концертмейстер московской «Новой оперы».

Николай КАБАНОВ.

Фото из архива.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий