Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Петерсон: нашим профсоюзам нужны те же права, что и у соседей

Пеэп Петерсон.
Фото: Светлана Алексеева

Как профсоюзы Эстонии в условиях эпидемии COVID-19 продолжают защиту интересов людей труда, рассказал председатель Центрального союза профсоюзов Эстонии Пеэп Петерсон.

Борис Тух

Эпидемия COVID-19 привела к тревожному положению во всех сферах. Ударила она и по наемным работникам.

— Каким образом пандемия отразилась на занятости людей?

— Статистика показывает, что кризис отнял работу примерно у 30 000 человек, но части из них посчастливилось найти новую работу. За время пандемии безработных стало больше на 15–20 тысяч человек. В целом кризис болезненно затронул до четверти наемных работников: потерей работы или снижением зарплат.

— Сейчас заболеваемость снова нарастает.

— Да, и очень остро стоит вопрос, как пережить вторую волну пандемии. Закрывать производство было бы катастрофой: многие предприятия тогда не сумели бы дотянуть до весны 2021 года, когда, по прогнозам, заболеваемость спадет, а у Больничной кассы просто не найдется средств предлагать ту помощь, которую она предложила во время первой волны.

Профсоюзы ведут борьбу за то, чтобы производство сохранялось, но при этом здоровье работников было бы защищено. Чтобы никто не выходил на работу больным и людям, если они чувствуют недомогание, разрешалось оставаться дома, и чтобы на рабочих местах там, где переход на удаленку невозможен, соблюдались необходимые нормы безопасности.

— Что могут сделать профсоюзы в диалоге с правительством и что – в диалоге с работодателями?

— Мы регулярно ведем переговоры с правительством, и уже весной многие наши предложения были одобрены и сейчас они работают. В частности, повышение страховки от безработицы. А вот с работодателями разговор, к примеру, об оплате больничного листа с первого дня заболевания шел тяжело. Сейчас работодатели уже склонны согласиться, очередь за правительственным решением.

Носок вывернули наизнанку

— В, так называемой, «старой Европе» – Германии, Франции, Северных странах – профсоюзы представляют собой мощную силу и заставляют считаться со своей волей и правительства, и работодателей. А как у нас?

— Встречи с коллегами из Чехии, Польши, Словакии, Латвии, Литвы убедили нас в том, что во всех странах Восточной Европы после падения коммунистической власти советскую систему вывернули наизнанку, как снятый с ноги носок, и попытались убедить народ, что это и есть капитализм. То есть социальный строй изменился, а советская манера отдавать приказания и запрещать любые возражения сохранялась.

— Многие предприниматели, ставшие такими в 90-е годы, в прошлом были начальниками или парторгами предприятий и, посещая в обязательном порядке университет марксизма-ленинизма, усвоили, что капитализм, это когда «человек человеку -волк». И ввели это в практику.

— Я же говорю: «либерализм», начавшийся тогда при правительстве Марта Лаара, был вывернутым наизнанку «советским носком». И не имел отношения к здравому смыслу. И именно поэтому люди воздерживались от вступления в профсоюзы – то ли боялись, то ли не понимали, зачем это нужно.

Только теперь мышление понемногу стало изменяться, и люди вступают в профсоюзы, видя в этом необходимость. Весной это особенно было заметно: работники многих отраслей хотели вносить свои предложения правительству и Больничной кассе – и почувствовали, что для этого необходимо принадлежать к объединяющей наемных работников организации, голос которой будет услышан.

— В разных сферах экономики популярность профсоюзов и их численный рост различаются?

— Состояние отраслей экономики в период кризиса очень разнится. Есть сферы, которые долгое время испытывали страх, что все рухнет, например, промышленное производство, но положение в них стабилизировалось. А во всех секторах, так или иначе связанных с туристическим бизнесом, положение совершенно катастрофическое. Сюда нужно отнести и пассажирский транспорт дальнего следования: наземный, воздушный и водный.

У нас возможности профсоюзов ограничены

— В странах «Старой Европы» профсоюзы, защищая интересы своих членов, прибегают к достаточно радикальным мерам: массовые волеизъявления, митинги, демонстрации, а также забастовки. А у нас?

— Были и у нас забастовки. Такие масштабные, как во Франции, мы проводить не можем, однако в транспортном секторе, в энергетике, в сфере образования мы добились заметных результатов. К сожалению, в Эстонии права профсоюзов на забастовку ограничены в значительно большей степени, чем в других европейских государствах. Например, у нас спасателям и полицейским запрещено бастовать, а в Финляндии у них есть такое право. Мы не можем объявлять забастовки в знак протеста против принимаемых парламентом законов в области трудового права. А в «старой Европе» это элементарно.

— Вы защищали свое право на забастовки?

— Да. Но Государственный суд, разбиравший этот вопрос, заявил: «Нельзя!». В Эстонии – нельзя. Получается, что по вопросам трудового права в разных странах существуют совершенно разные стандарты. Скажем, эстонский строитель, работавший в Финляндии и имеющий опыт участия в волеизъявлениях своего профсоюза, возвращается в Эстонии, и ему говорят: «Это там тебе такое было позволено, а у нас – ни-ни!»

— Во Франции, когда правительство намеревалось повысить пенсионный возраст, прошли масштабные демонстрации протеста, и властям пришлось пойти на попятный. У нас такое возможно?

— У нас нет права устраивать по такому поводу забастовки и демонстрации. Мы можем только делать заявления. Сейчас наша стратегия направлена на то, чтобы люди как можно дольше сохраняли здоровье и продолжали бы работать в пенсионном возрасте.

— Можно ли назвать те секторы экономики, в которых работодатели учитывают интересы наемных работников и по мере возможности идут им навстречу, и те, где они упорно стоят на страже исключительно своих интересов?

— Там, где профсоюзы сильны, там и работодатели готовы к обсуждениям и позитивным решениям. Это относится к сфере транспорта, к здравоохранению. Здесь сами работодатели говорят, что они нуждаются в таких отношениях и не могут обойтись без профсоюзов. Высшие учебные заведения тоже не смогли бы без профсоюзов добиться повышения зарплат преподавателей. А вот в торговле, к примеру, переговоры идут тяжело: нет взаимного доверия, нет готовности совместно выработать решение. В области IT-технологий…

— Но здесь зарплаты как раз очень приличные.

— Зарплаты приличные, но работодатели стараются односторонне изменить – по сравнению с законом – содержание трудовых договоров и хотят едва ли не половину жизни своего работника держать под контролем. И не считают нужным вести с ним переговоры. Это, конечно, недопустимо.

Нужен общеевропейский стандарт

— Раз уж существует Евросоюз, то отчего бы ему не внести обязательные по всей своей территории стандарты прав и обязанностей предпринимателей и наемных работников, общеевропейское положение о профсоюзах?

— Сейчас в ЕС идет дискуссия на эти темы. Во-первых, по минимальной зарплате: что это такое и какой она должна быть. И во-вторых, насколько государство требует наличия коллективных договоров и в какой степени они защищают права работников.

Разрабатывается проект общеевропейской директивы в этой сфере. Работодатели Восточной Европы, безусловно, против, но в Западной Европе они не найдут понимания; проект находится в разработке, и я надеюсь, что он будет принят, и в результате наши наемные работники получат те же права, что и их соседи в Финляндии.

— Какова точка зрения профсоюзов на то, что к нам завозят относительно большое количество гастарбайтеров, особенно с Украины?  Ущемляет ли это права и возможности наших людей на рынке труда?

— Поначалу позиция профсоюзов была такова: нам не нужен завоз рабочей силы из-за рубежа, так как это ведет к снижению зарплат и ухудшению условий труда. Сегодня мы пришли к выводу, что надо бороться за права всех трудящихся, включая приезжих. Но так как с той же Украины прибывают к нам на недолгие сроки, привлечь их к общему процессу затруднительно.

Но мы берем пример с финнов. Там поначалу профсоюзы тоже были настроены против приезда работников из Эстонии, но затем убедились, что нужно бороться за улучшение условий труда совместно с работающими на финских предприятиях, преимущественно в строительстве, эстонцами. Около двух тысяч эстонских строителей вступили в финские профсоюзы. И возвращаются сюда они уже с опытом борьбы за свои права.

Знают, что человека нельзя обязать трудиться по 12 часов в день и выходить на работу в выходные дни: в Финляндии это запрещено, и профсоюзы стоят на страже такого порядка. И чем больше у нас будет людей с подобным опытом, убежденных в справедливости этих правил, тем эффективнее будет наша деятельность.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий