Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Naran Hyper: суперкар из Зимбабве, за которым встают в очередь

Мы привыкли к собственной глобальности. И ценим вселенский размах. Затевая себе прогресс, грезим большими тиражами, норовя осчастливить народные массы. Несуществующий электромобиль «Кама-1» сразу готовится к выпуску тиражом 20 000 штук, покойная Zetta — 15 000 экземпляров. А мир вместо заводов и фабрик двигается вперед частными компаниями с малыми тиражами. И вот уже то сербы, то болгары смастерят невидаль, а тут даже из Зимбабве прогрессом повеяло…

И во всех случаях ни слова про размах и масштаб. Мате Римак сделал всего восемь электромобилей Rimac Concept One, после чего отправился покупать фирму Bugatti. Грандиозный Aznom Palladium будет выпущен в 10 экземплярах. Самый большой тираж у рекордсмена мира, преодолевшего рубеж скорости в 500 км/ч, SSC Tuatara — 100 штук.

Главное в этих упражнениях с изобретением автомобиля будущего — результата достигают там, где нет солидных руководителей в галстуках, со стратегическим мышлением, сертифицированными компетенциями, весомой значимостью и большими письменными столами. Невероятные автомобили создают азартные парни, выросшие на воле, не обученные кланяться, оглядываться, ждать. Скорость воспламенения идеи мгновенно отзывается решениями, делами и действием.

После того, как за один год мир испытал шок от проектов Alieno Arcanum из Болгарии, Hopium Machina из Франции, SSC Tuatara из США, Aznom Palladium из Италии, под занавес появился Naran из Зимбабве.

Несмотря на известность в бизнес-кругах, откуда в Зимбабве взялся араб Амир Хасимок Наран не знает даже его официальная биография. Про себя Амир лишь объясняет, что «в четыре года заявил родителям, что буду делать автомобили». Сейчас ему 34 года и он находится в состоянии кульминации детской мечты. Примечательно, что в юности Амир пытался выступать в автоспорте, но семья была не настолько богатой, чтоб оплатить гонки. Зато Амир настолько решительный, что и без спорта отправился по намеченному пути, в 14 лет вступив в переписку с Еном Келлумом, директором по дизайну Jaguar и Адрианом ван Хойдонком, руководителем отдела дизайна в BMW, получив совет поступать на дизайнера в University of Sussex.

Став блистательным студентом университета, Амир получил два приглашения на стажировку в Jaguar и в BMW и… оба отклонил. Вместо этого Наран занялся бизнесом частных самолетов. Он начал с обаяния, удачи и наглости. После того, как друг познакомил его с Halcyon Jets, компания предложила Амиру должность представителя в Африке, но на общих основаниях. Вместо этого, вооруженный контрактом, Наран пробрался к конкуренту Рики Ситомеру, исполнительному директору Blue Star Jets, который предложил ему ту же должность, но с исключительными правами. «Когда Blue Star поняла, что мне всего 23 года, я думаю, они решили, что совершили огромную ошибку». Но за бизнес парень взялся столь рьяно, что в 2010 году получил статус эксклюзивного представителя компании не только в регионе Африка, но и в заветном регионе Азия.

Затем Наран открыл собственную фирму Vimana по аренде и продаже частных самолетов с высококлассной клиентурой. А после того, как наладил перелеты семьи Кардашьян и успешно поучаствовал в создании фильма «Идти в ногу с Кардашьян», рост продаж его компании составил 250% в год, сделав ее самой успешной в мире. И все годы удачного бизнеса, светских отношений и роста прибыли, Амир думал о детской мечте и лишь на днях счастливо выдохнул: «Вся моя карьера была ради того, чтобы я смог вернуться к автомобилям и теперь я, наконец, в этой точке».

Поскольку удача и невиданный напор остаются в активе очень состоятельного Амира Хасимока Нарана, его совершенно не пугает отсутствие родословной нового гиперкара: «Мы — неизвестная компания, о которой никто никогда не слышал, но я набрал невероятную команду, что не только гарантирует хороший продукт, но и дает нам доверие, сформированное именами этих уникальных людей».

Будущий автомобиль, про который неизбежно будут говорить, что он из Зимбабве, строят главный конструктор Стив Пегг из Jaguar Land Rover, дизайнер Джовин Вонг, известный своими работами над Apollo IE и DeTomaso P72 и дизайнер по материалам Кейт Монтгомери с очень специфической задачей ни разу не повториться в интерьере, ублажая внезапные порывы не всегда адекватных клиентов.

И ведь они не подвели, нагрузив Кейт спецификой предпочтений. Один клиент заказал сиденья, набитые конским волосом, чтобы отразить любовь к конному спорту; другой захотел мрамор на передней панели и дверях. Кстати, у автомобилей Naran нет общего имени модели. Каждый экземпляр получит собственное по желанию заказчика, как у дорогих яхт. За данную странность клиентов тоже отвечает терпеливая Кейт.

Про автомобиль Naran известно, что он полноприводный с отключаемым приводом передней оси, двигателем V8 объемом 5 л и двумя турбонаддувами. Мощность и крутящий момент подозрительно совпали: 1063 л. с. и 1036 Нм. Максимальная скорость обещана в 370 км/ч. Вожделенное время разгона до 60 миль/час (97 км/ч) 2,3 с, а до 100 миль/час (161 км/ч) — 4,56 с. Цены на новинку рынка — из категории «если вам нужно спросить, значит вы не можете себе этого позволить» и Наран хранит молчание, хотя всем понятно, что дешевле 1 млн. евро не будет. Что не остановило поступление предварительных заказов: уже согласовано 13 продаж.

Журналисты не дослушали Нарана до конца и разнесли весть, будто тираж его автомобиля составит 49 экземпляров. На самом деле Амир сделает стартовую серию из 49 штук в кузове купе с посадочной формулой 2+2. Ради рекорда круга на Нюрбургринге. А вся производственная программа будет из 108 автомобилей. Откуда такое внезапное число? Это стартовый номер Нарана, когда он начинал в автоспорте.

Понятно, что Амир наконец-то реализует свою детскую мечту, выполнит обещание перед родителями и даже может заработать. Но Амир не только о себе думает: «Я создам сообщество водителей, которые будут поддерживать связь, делясь своей страстью и развивая бренд».

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий