Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Младенец за 400 долларов. Как в Кении продают и покупают детей, в том числе для жертвоприношений

«Нельзя терять бдительность. Богатые украдут твоего ребенка, пока ты спишь», — говорит Ребекка

В Кении процветает нелегальная торговля украденными на заказ детьми. Сотрудникам программы Би-би-си Africa Eye удалось внедриться в преступные группировки, занимающиеся продажей младенцев. Купить ребенка там можно примерно за 400 долларов США.

Сыну Ребекки исполнилось 10 лет. Но это все, что ей о нем сейчас известно. Может быть, он живет, как и она, в Найроби. Или где-то еще. Но в глубине души она подозревает, что сына уже может не быть в живых. Последний раз она видела своего первенца Лоренса Джозайю, когда ему был всего год, а ей — 16. Это случилось в марте 2011 года, в два часа ночи.

Ребекка задремала, понюхав носовой платок, смоченный авиационным топливом, которое на улицах Найроби продают как дешевый наркотик. Ей нужно было набраться храбрости, чтобы начать выпрашивать деньги у прохожих. Ребекке было всего 15 лет, когда ее мать больше не могла ни содержать ее, ни платить за школу, и в результате девочка оказалась на улице.

Там ее заметил взрослый мужчина, который обещал на ней жениться, но бросил, как только она забеременела. Ребекка родила Лоренса Джозайю. Она растила мальчика чуть больше года вплоть до той роковой ночи, когда ее сморил сон. Больше своего сына она не видела никогда.

Младенец за 400 долларов. Как в Кении продают и покупают детей, в том числе для жертвоприношений

Сына Ребекки украли ночью. «Я надеюсь, что однажды он вернется», — говорит она

«У меня есть другие дети, — говорит Ребекка, сдерживая слезы, — но он был моим первенцем, он сделал меня матерью. Я искала его по всем детским домам, искала в Киамбу (город в Кении), искала в Кайоле (район Найроби), но так и не нашла».

Ребекка по-прежнему живет все на тех же улицах Найроби. После того, как исчез ее сын, она родила еще троих детей. Сейчас у нее девочки в возрасте восьми, шести и четырех лет. Однажды незнакомый мужчина попытался украсть ее младшую дочь. До этого он несколько дней слонялся по окрестным улицам. В свое оправдание он заявил, что годовалая девочка попросила его купить ей какой-то напиток. Тогда Ребекка проследила его путь до парковки, где его ждала некая женщина. На следующий день он вернулся на место «охоты».

История Ребекки далеко не уникальна, особенно среди обитателей трущоб. Трехлетний сын Эстер исчез в августе 2018 года. «С того самого дня, — сказала она, — у меня не было ни минуты покоя. Где только я его не искала! Обошла все детские дома вплоть до Момбасы». Еще одна мать, Кэрол, потеряла своего двухлетнего сына пять лет назад, его тоже похитили ночью. «Я так его любила! Я бы простила их, если бы они вернули моего ребенка!», — говорит она.

В Найроби процветает торговля детьми. В течение года журналисты программы Би-би-си Africa Eye расследовали черный рынок, на котором покупают и с огромной прибылью продают детей, похищенных у бездомных матерей.

Би-би-си также обнаружила доказательства, что в этот нелегальный бизнес вовлечены сотрудники уличных поликлиник для бедных и даже работники больших государственных больниц, помогающие выполнить заказ на похищение ребенка. Чтобы выявить тех, кто злоупотребляет служебным положением, сотрудники Би-би-си решили «купить» ребенка, оставшегося без родителей. Для этого мы связались с работником больницы, который сначала совершенно законным образом перевел опеку младенца на себя, а потом напрямую продал его нам.

В краже детей задействованы самые разные слои кенийского преступного мира — от наркоманов, пытающихся любыми средствами достать деньги на очередную дозу, до преступных группировок, причем часто они работают в тандеме. В первой группе немало таких персонажей, как алкоголичка и наркоманка Анита, которая живет в трущобах и крадет детей до трех лет у матерей, подобных Ребекке.

Наши коллеги узнали об Аните через ее подругу, которая попросила не разглашать ее имени и называть ее Эммой. По словам Эммы, у Аниты есть несколько способов похитить ребенка. «Иногда она сначала вступает с матерью в разговор, чтобы понять, не подозревает ли та о ее намерениях, — рассказала Эмма. — Иногда она подсовывает ей снотворное, или дает нанюхаться клея, а иногда просто начинает с ребенком играть. Так или иначе, но своего она добивается».

Младенец за 400 долларов. Как в Кении продают и покупают детей, в том числе для жертвоприношений

Эмма помогла разоблачить женщину, которая, как ей было известно, крадет детей у ничего не подозревающих матерей

Притворившись потенциальными покупателями, журналисты Africa Eye договорились о встрече с Анитой в одном из баров в центре Найроби, где часто собираются уличные торговцы. Она рассказала нам, что ее босс, местная предпринимательница, постоянно давит на нее, требуя похищать как можно больше детей. Анита не стесняясь поведала, как ей удалось украсть очередного ребенка: «Мать оказалась на улице совсем недавно, и еще не знала, что к чему. Она доверила мне своего ребенка, и теперь он уже у меня».

Клиентами женщины, на которую работает Анита, иногда становятся бесплодные пары — «для них это как усыновление», — объясняет она. Но иногда детей покупают для того, чтобы «принести в жертву». «Да, — сказала нам Анита, — их приносят в жертву, такие дети просто исчезают и больше их никто и никогда не видит». Об этом говорила и Эмма, туманно намекнув, что некоторые покупатели берут детей «для ритуалов».

Но на самом деле после того, как Анита продает украденного ею ребенка, она уже не знает, что с ним случается дальше. От своей «начальницы» она получает 50 тыс. шиллингов (порядка 460 долларов США) за девочку и 80 тыс. (730 долларов) — за мальчика. В среднем на улицах Найроби за похищенного ребенка платят именно столько.

«Эта дама (предпринимательница), — сказала Эмма, — не говорит, что делает с детьми. Я как-то спросила Аниту, знает ли она об их дальнейшей судьбе, и та ответила, что ее это нисколько не волнует, попадают ли они в руки колдунов, или куда-то еще. Пока ей платят, она вопросов не задает».

Вскоре после первой встречи Анита позвала нас на вторую. Оказавшись на месте, мы увидели младенца у нее на руках. Она рассказала, что это — пятимесячная девочка, которую она похитила всего несколько минут назад, воспользовавшись доверием матери. «Она мне ее дала на секунду подержать и я с нею тут же и убежала», — сказала Анита, добавив, что у нее уже есть покупатель, готовый заплатить 50 тыс. шиллингов. Тут Эмма попыталась вмешаться, сказав, что у нее есть покупатель, готовый заплатить 80 тысяч. «Хорошо, — согласилась Анита, — завтра все и сделаем».

Младенец за 400 долларов. Как в Кении продают и покупают детей, в том числе для жертвоприношений

Пятимесячная девочка, видимо, украденная в Найроби

Встреча была назначена на пять часов вечера. Поскольку жизнь ребенка оказалась в опасности, мы уведомили полицию, которая собиралась арестовать Аниту и спасти ребенка сразу по завершению сделки. Скорее всего, это было последней возможностью спасти девочку.

Но Анита на место встречи так и не пришла. Мы безуспешно искали ее несколько дней, но найти ее смогла Эмма — и только через несколько недель. Та сказала ей, что нашла покупателя, который предложил еще больше, и она уже потратила эти деньги на то, чтобы построить себе двухкомнатный жестяной «дом» в одной из трущоб. Ребенок бесследно исчез. Дело о похищении остается открытым.

«Допустим, мы это сделаем»

В Кении нет заслуживающих доверия статистических данных о торговле детьми, нет правительственных отчетов, нет общенациональных расследований. Организациям, занимающимся поиском пропавших детей, не хватает ни средств, ни людей.

Одним из очень немногих мест, куда могут обратиться матери похищенных детей, является неправительственная организация «Пропавший ребенок Кении», основанная Марианой Муниендо. За четыре года работы ее сотрудники расследовали около 600 таких случаев.

«Это — огромная проблема в Кении, — сказала она, — но о ней почти никто не говорит. Мы увидели только вершину айсберга. Дело в том, что этот вопрос не считается приоритетным при планировании программы социальной защиты».

Отчасти это связано с тем, что жертвами таких преступлений становятся женщины, у которых нет ни денег, ни социального положения, ни каких бы то ни было других возможностей привлечь внимание СМИ и властей.

«Замалчивание подобных преступлений напрямую связано с экономическим статусом жертв, — подчеркнула Мариана. — У них нет ни средств, ни путей влияния, ни доступа к информации, которые позволили бы им прийти куда надо и потребовать, чтобы кто-то всерьез занялся пропажей их детей».

Рынок нелегальной торговли детьми во многом процветает из-за социальной стигматизации женщин с бесплодием. По словам Марианы, бесплодие для женщины в африканской семье — это просто беда. «От тебя ждут, что ты родишь ребенка, причем обязательно сына. В противном случае тебя могут вышвырнуть из дома. И что тогда остается делать? Только ребенка украсть».

Младенец за 400 долларов. Как в Кении продают и покупают детей, в том числе для жертвоприношений

GETTY IMAGES Подпись к фото, Мальчик из трущобного района Кайоле в Найроби. Здесь, по словам местных журналистов, торговля детьми буквально процветает

Весьма вероятно, что женщину, оказавшуюся в таком незавидном положении, сведут с кем-то вроде босса Аниты, или же напрямую с работником больницы.

Расследование, проведенное программой Africa Eye, показало, что некоторые преступные группировки, которые занимаются торговлей детьми, ведут свой бизнес непосредственно из крупнейших государственных больниц.

Через посредника нам удалось выйти на Фреда Лепарана, социального работника в больнице Mama Lucy Kibaki. По должности он обязан беспокоиться о родившихся там детях из неблагополучных семей. Однако, по словам посредника, Лепаран напрямую связан с торговлей детьми. Наш источник связался с ним под предлогом, что ему известна женщина, которая отчаянно пытается купить ребенка, потому что ей так и не удалось забеременеть. «У меня в больнице есть один мальчик, — ответил на это Лепаран. — Его принесли две недели назад — и так за ним и не вернулись».

По словам нашего источника, это далеко не первый случай, когда Лепаран организовал продажу ребенка. «Последний случай меня напугал, — признался он во время встречи, которую записывали журналисты Africa Eye. — Допустим, если мы это сделаем, мне нужен четкий план, чтобы у меня в дальнейшем не было никаких проблем».

Продолжение здесь на ВВС

Загрузка…
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий