Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Влияние самой популярной сети: гипнотический эффект Facebook

Иллюстративное фото.
CC0 Creative Commons

Многие из нас использует Facebook, но знаем ли мы, какое влияние оказывает на нас эта популярная социальная сеть.

София Ива

Sofia.Iva@tallinnlv.ee

Очередной скандал, связанный с соцсетью Facebook, разгорелся на фоне выборов президента США. Так, например, Facebook решил ограничить распространение статьи в New York Post о контактах бывшего вице-президента США Джо Байдена, соперника Трампа на выборах президента, с украинской компанией Burisma. Facebook, как передает Forbes, объяснил свое решение необходимостью проверки фактов.

Ранее, в августе, Facebook удалил публикацию президента США Дональда Трампа. По мнению администрации соцсети, публикация содержала дезинформацию о новой коронавирусной инфекции, сообщает Reuters со ссылкой на представителя компании Facebook. Удаленный пост главы государства содержал фрагмент его интервью программе Fox & Friends телеканала Fox News, где Трамп заявил, что дети «почти неуязвимы» к COVID-19.

Более того, в начале Facebook заблокировала группу в поддержку президента Трампа «Остановите кражу», распространяющую информацию о подтасовках в ходе выборов. Блокировку представители Facebook объяснили тем, что участники группы занимались организацией мероприятий, в частности протестов на участках, где ведется подсчет голосов.

Можем ли мы говорить о том, что Facebook уже давно перестал быть просто социальной сетью, но стал СМИ, используемым как инструмент влияния на общество.

Соцсеть или СМИ

Еще в 2014 году Марк Цукерберг заявил: «Наша цель – создать совершенную индивидуальную газету для каждого человека в мире».

Позднее, в 2018 году, уже бывший модератор Facebook Сара Кац рассказала в интервью Би-Би-Си, что не может вспомнить ни одного случая, чтобы во время работы сотрудники слышали термин «фейковые новости». «Мы видели много новостей, которые распространяли пользователи, но руководство никогда не просило нас просматривать новостные статьи, чтобы убедиться в точности всех фактов из тех публикаций», – отметила Кац.

Примечательно, что «Нормы сообщества» Facebook описывают, что соцсеть стремится к обеспечению подлинности контента. Но в «Нормах сообщества» отсутствует конкретика. Так, например, в части «Целостность и подлинность» описано, что «нельзя публиковать видео, подвергшееся редактированию или монтажу (кроме корректировки для повышения качества) любым неочевидным обычному пользователю способом и способное составить у такого пользователя ложное представление о высказываниях человека на видео».

Как модератор определяет, что есть неочевидный способ – загадка. Что способно составить ложное впечатление, а что нет – секрет. Ясно одно: никто, кроме модераторов Facebook точно не знает, по каким причинам удаляются одни публикации, а другие, не факт, что достоверные, – продолжают оставаться в новостной ленте.

Изоляция информации

И самый главный вопрос: может ли пользователь быть уверен в том, что он не станет жертвой манипуляции.

Так, предприниматель Андрес Ингерман убежден, что сегодня именно социальные сети представляют наибольшую угрозу независимому мышлению человека, и на то есть несколько причин: «Первая – это алгоритмы, которые считывают поведение человека и ранжируют его. С одной стороны, это позволяет нам получать персональную рекламу: мы ищем дождевик, затем система начинает нам подкидывать рекламу дождевиков. С другой стороны, мы очень быстро оказываемся в так называемом информационном пузыре, где альтернативные мнения просто не отображаются, следовательно, информационно не существуют».

Следствием такой политики, по мнению предпринимателя, является радикализация общества: нас много и за нами правда: «За вас уже просчитали, что вам будет интересно и как вам это подать. Вырваться из подобного пузыря сложно: здесь не переключить канал телевидения и не сменить радиостанцию».

Руководитель Центра информации о безопасности и обороне Григорий Сенькив также уверен, что информационная самоизоляция – это путь к радикализации общества. Однако он обращает внимание на то, что демонизация социальных сетей и навешивание ярлыков «источника и причины общественных напряжений» – это желание увести внимание от реальной сути проблемы – безнаказанности, и, как следствие, вседозволенности и безответственности простых пользователей.

По его словам, попытки деструктивного влияния оказывают политически и идеологически ангажированные пользователи, сообщества и группы, стремящиеся стать частью информационного пузыря обыкновенного пользователя. А Facebook является для этого только инструментом.

«Кто-то рассматривает соцсеть как канал развлекательного контента, а некоторые видят для себя возможности для распространения своих политических взглядов и идеологии, – поясняет Сенькив. – В любом случае, большинство пользователей стремится создать для себя удобное виртуальное пространство, подписываясь на интересных себе лидеров мнений, группы и сообщества по соответствующим взглядам».

Создание подобной виртуальной среды можно, по его мнению, назвать эхо-камерой, в которой эхом отражаются мировоззренческие установки самого же пользователя, что приводит к еще большей убежденности в своих взглядах. В этом, уверен Сенькив, и скрывается главная опасность.

 «Добровольная информационная самоизоляция, приводящая к радикализации, неминуемо послужит причиной поляризации и разделения общества. Культивирование агрессии, подпитка радикализма, управление коллективной злобой – это то, к чему стремятся манипуляторы в своих агрессивных информационных операциях. В их роли могут выступать не только отдельные пользователи, но и координируемые группы пользователей, отдельные общественные и политические силы внутри самой страны, и даже иностранные организации», – считает Григорий Сенькив.

Влияние пропаганды

Медиаэксперт Виталий Белобровцев, в свою очередь, отмечает, что Facebook как инструмент пропаганды может использоваться и используется, и в этом точно не следует сомневаться. В принципе, уточняет эксперт, для пропаганды можно использовать все, что угодно: «Вот экреисты даже шляпу приспособили в этом качестве. И было бы жутко смешно, если бы канал, которым можно охватить единовременно огромную массу людей, для этого не использовали».

Отличие, скажем, от прежних медийных ресурсов заключается, по словам Белобровцева, в оперативности и количественном охвате. Виртуальный ресурс имеет большое преимущество перед традиционными «орудиями» пропаганды, в которых, как правило, выступают реальные люди: «А в виртуале реальностью нередко выступает иллюзия. И наполнять ее можно чем угодно».

И сложность, по его мнению, как раз в том, что мы не знаем, кто заливает информацию. «Отсюда и разделение общества, и даже поляризация. Но в этом нет ничего страшного, когда это группы по интересам: кино, котики, литература, цветочки. Но там же образуются и группы по совсем другим, не толерируемым в обществе интересам. И создание таких групп технически несложно, а выхлоп от них может быть болезненным для общества», – заключает медиаэксперт.

Предприниматель в IT-сфере Андрей Коробейник также не подвергает сомнению тот факт, что социальная сеть является инструментом влияния на людей. По его словам, можно утверждать, что соцсеть играет серьезную роль в американских президентских выборах уже со времен предвыборной кампании Барака Обамы, то есть больше 12 лет. «В Эстонии важность этого канала в политической жизни тоже растет с каждым годом, но до США нам пока далеко», – отметил Коробейник.

Алгоритмы Facebook, Youtube и прочих сервисов, по его словам, автоматически отдают предпочтение текстам, фото и видео, вызывающим дискуссии: «Именно такие новости выгодны самим сервисам, так как помогают удержать пользователей».

В результате мы видим в интернете обилие фальшивых новостей, ненавистнических высказываний, теорий заговора. Этот феномен, считает Коробейник, помогает радикальным политическим силам – они производят контент, разделяющий общество на активных сторонников и противников и, благодаря алгоритмам, получают в интернете непропорционально много «эфирного времени». И, по мнению предпринимателя, мы уже видим результаты во многих странах, в том числе и в Эстонии, но со временем этот тренд только усилится.

Виталий Белобровцев отмечает, что одна из аксиом виртуального мира – ложь реальнее правды: «Этот мир – мир иллюзий, а в нереальности любая фантазия становится реальностью. В Сети и честный человек не скажет всей правды о себе».

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий