Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Пенсия в Эстонии: накопления во второй ступени никому нельзя завещать

Тоомас Алаталу. Фото: Матс Ыун «Почему я свои накопления во второй ступени должен оставлять в наследство банку или страховому обществу?  – Это же полная чушь!» – негодует бывший депутат Рийгикогу, а ныне пенсионер Тоомас Алаталу, имея в виду пенсионное страхование. Он намерен изъять деньги своей второй пенсионной ступени. И он в этом не одинок.  Многие пенсионеры и предпенсионеры негодуют по поводу того, что деньги второй ступени – вроде бы, их личные накопления, в пенсионном возрасте возвращаются по капле. А оставшуюся после смерти часть и вовсе никому нельзя завещать.

Виркко Лепассалу

Пенсионная реформа 2000-х годов по идее представлялась благородной и должна была быть выгодной для всех, пишет Pealinn.

Люди должны были с воодушевлением инвестировать и понимать, что размер пенсии каждого зависит от сделанных за время работы инвестиций в пенсионный фонд. Но реальность оказалась совсем иной. В 2019 году предприниматель Индрек Нейвейльт будто ушат холодной воды вылил на нас всех, констатировав, что «из-за ограничений в размещении денег и слишком высокой платы народ Эстонии не смог заработать почти миллиард евро».

В октябре вступила в силу пенсионная реформа, и внесение средств во вторую ступень стало добровольным. Желающие могут, уплатив подоходный налог, забирать в дальнейшем эти деньги. Но в тени второй ступени кроются обстоятельства, которые пока не осознаны даже пенсионерами с широким кругозором и весьма начитанными. Это касается тех примерно восьми тысяч человек, нынешних пенсионеров, которые уже получают из второй ступени добавку к пенсии, установленной по первой ступени.

Деньги – и твои, и не твои

Довольно неожиданно то обстоятельство, что, когда получающий из второй ступени деньги пенсионер покидает этот мир, то наследником оставшихся средств оказывается страховое общество. Тот самый ставшим обязательным для пенсионера второй ступени договорной партнер, который ему ежемесячно выдает по каплям деньги из второй ступени, становится как бы самым близким родственником.

В то же время никто себе даже представить не может, что иное полностью принадлежащее какому-то человеку земное добро – автомобиль, или дом, скажем, – после его смерти автоматически переходит в собственность кого-то чужого – банка или страхового общества. Это и приводит людей в замешательство больше всего. С одной стороны, накопления во второй ступени – это, вроде бы, твое имущество. Но, с другой стороны, как бы и нет. Логика нормального человека не дает возможности постичь, почему твои пенсионные накопления во второй ступени, как бы и не совсем твои?

Автору этих строк на выявление обстоятельств наследования средств второй пенсионной ступени нынешнего пенсионера потребовались сутки. Переписка и телефонные переговоры с чиновниками, экспертами, знатоками. Слишком оптимистично, вероятно, было бы надеяться, что выходящий на пенсию второй ступени рядовой пенсионер предпринял бы в обозримом будущем такую акцию. Он спокойно подписывает толстенный договор, подложенный ему, в надежде, что специалисты лучше знают.  

Все как раз и начинается с того, что, когда плательщик во вторую пенсионную ступень выходит на пенсию, ему приходится для получения из накопленного добавки заключать с этой самой страховой фирмой уже упоминавшийся пенсионный договор. Выбор у него есть между тремя фирмами. Это – предусмотренная законом, так сказать, стандартная процедура. Но, с другой стороны, как отмечает представляющий страховые общества Март Йессе, сами договоры юридически весьма сложны.

Пресса в разъяснении вопроса, почему деньги из второй ступени после выхода человека на пенсию не могут быть им никому завещаны, мягко говоря, пытается проползти под планкой. А специалисты лишь констатируют этот факт.

Так, один из руководителей службы управления имуществом банка «SEB» Пеэтер Шмардин сообщает в газете «Эрилехт»: «Несмотря на то, что пенсионные накопления – это точно такое же имущество, как любой другое, нужно все же учитывать, что, если покойный заключил с обществом страхования жизни пожизненный пенсионный договор, то в таком случае на его пенсионном счете уже нет взносов и пенсионный договор не может быть передан по наследству».

Представитель «Люминор пенсионс» (Luminor Pensions) Мартин Раясалу в одной из радиопередач «Эрипяэв» также указывал, что «если начинается получение выплат из второй ступени через страховой договор, то эти деньги уже наследоваться не могут». Но почему, если это личные деньги человека? Объяснений этому нет.

Прожившие недолго поддерживают долгожителей

Как сказал председатель правления Союза страховых обществ Мар Йессе, секрет прост: за счет тех, кто прожил недолго, выплачивается пенсия тем, кто живет дольше.

«Если находящиеся в фонде деньги наследуемы, то при наличии страхового договора (в случае выхода на пенсию) это уже не так, что вытекает из характера пожизненного пенсионного договора, но, прежде всего, из статистически средней продолжительности жизни, – утверждает он. – Так, половина людей живет дольше среднего, а половина – меньше. Это означает, что за счет средств людей, живущих меньше, можно платить пенсию тем, кто живет дольше».

Йессе считает, что должна быть понятна невозможность заключения такого пенсионного договора, по которому, если человек живет меньше средней продолжительности жизни, то его наследникам выплачивается пропорциональная доля как бы неиспользованного пенсионного накопления. В таком случае, если он живет дольше, страховая фирма должна ему приплачивать из своего кармана.

Уже год назад Йессе в интервью Эстонскому телерадиовещанию отмечал, что реформирование второй ступени страховым обществам совершенно не по вкусу. Если теперь появится возможность изымать пенсионные накопления, то многие поспешат это сделать. Страховые общества, заключающие с собственниками средств второй ступени страховые договоры при выходе их на пенсию, окажутся в трудном экономическом положении и могут вообще отказаться от предложения пенсионного страхования.

На фоне комментариев Йессе можно констатировать, что радости от всего этого никому. Ни страховым обществам, ни большинству их клиентов, т.е. пенсионерам, зачастую вообще не понимающим принципа использования денег второй пенсионной ступени. Поэтому теперь многие и спешат с появлением такой возможности изъять деньги из своей второй ступени. А сейчас связанных с ней пенсионеров около восьми тысяч.

Вот почему может случиться, что реформу второй пенсионной ступени придется продолжить, предлагая людям на пенсионный возраст договоры некоего иного типа. Использованная в свое время, при запуске ступеней, схема пожизненного страхового договора, когда накопленное возвращается людям по капле, может оказаться неэффективной.

Йессе отмечает, что теоретически возможны и иные схемы. Только вот политическое решение было до сих пор таким, что люди должны получать из второй ступени выплаты пожизненно. А потом – все! Стоп!

Все кажется честным и справедливым

 Логика того, как обращаются с моими деньгами, накопленными во второй ступени тогда, когда я уже вышел на пенсию и пользуюсь ими, очевидно, не осознана значительной частью населения.

Разводит руками и человек с широким кругозором, повидавший мир и т.д. и т.д. бывший политик, входивший в состав парламента трех созывов Тоомас Алаталу. Примечательно, что он – один из тех политиков высшего звена, во время активной деятельности которого пенсионная реформа предпринималась. Правда, Алаталу уже тогда выделялся скептическим отношением к тому, сохранится ли ее ступенчатый характер и в будущем в таком виде.

Алаталу до сих пор помнит большие и чистые глаза теллера, которые смотрели на него с другой стороны стола. В 2007 году депутат Рийгикогу Тоомас Алаталу достиг пенсионного возраста. Он, как ему подсказывали банк и закон, заключил в качестве пенсионера через теллера договор о выплате ему из накопления во второй пенсионной ступени ежемесячно со связанной с банком страховой фирмой. Этот договор действует по сей день.

Алаталу вспоминает, что тогда не особенно углублялся в предложенный ему страховой договор, насчитывавший 12 страниц. Алаталу – гуманитарий, историк, для которого денежные дела имеют, скорее, второстепенное значение. Среди прочего Алаталу была предоставлена возможность выбрать на десять лет «приоритетное лицо», которому деньги остались бы в случае его смерти.

Десятилетний период завершился в 2017 году. То обстоятельство, что в случае чего у него уже не остается наследника сохранившихся в пенсионном фонде денег и эти деньги получит себе страховое общество, вдруг вспомнилось ему. Но отнюдь не благодаря связанному с банком страховому обществу, которое ни на какой контакт с Тоомасом не выходило.

«А ведь в договоре между страховщиком и мной как страхующимся записано, что меня будут извещать обо всем существенном, – с горечью говорит Алаталу. – Когда прошли десять лет, никто мне не сообщил, что у меня уже нет наследника. Я в свое время пошел на накопительную пенсию, будучи депутатом Рийгикогу. И мне выплачиваются из второй ступени 39 евро в месяц. Я должен дожить примерно до 105 лет, чтобы использовать накопленную во второй ступени сумму! И, надо подчеркнуть, что именно те, кто в банке и страховом обществе, определяли сумму, которая мне выплачивается. Причем после того, как договор заключен, ее изменить нельзя. И отказаться от нее тоже нельзя».   

Разумеется, Алаталу теперь планирует, как только откроется возможность, забрать деньги из второй ступени, потому что реформа этой ступени позволяет теперь все же расторгнуть договор.

Конечно, можно понять «застенчивость» страхового общества при общении с клиентом Алаталу. Для них это была обычная сделка. Таких договоров заключено уже тысячи и тысячи.  Но следует также понять искушение для Алаталу и других пользующихся плодами второй ступени людей. Как можно двояко понимать наследование имущества в правовом смысле, при котором местами как бы и наследуется, а потом опять-таки нет? Ведь неприкосновенность собственности охраняется, среди прочего, еще и конституцией.   

Благотворительность вместо солнечных пляжей

Если бы не было предпринято реформирование второй ступени, многие, вероятно, примирились с тем, что есть. Что обратно выплачивается очень мало. Что оставшиеся деньги передать по наследству нельзя. Теперь же подход таков: что я накопил, должно принадлежать мне.

Поэтому наряду с пожизненным страховым договором должен существовать и вариант, когда человек тратит свои сбережения в течение более короткого периода и совершенно сознательно. Сейчас же иной вариант не существует. Только пожизненный пенсионный договор и выплаты из накоплений по капле из месяца в месяц.

Март  Йессе отмечает, между прочим, что теоретически возможна передача по наследству остающихся денег: по графику, зависящему от средней продолжительности жизни. Но это означает серьезную перестройку системы.

Набычиться многих получателей больших зарплат заставляет, прежде всего, то обстоятельство, что они, как бы уже в зародыше, обречены копить деньги для оказания помощи другим. В том смысле, что из накопленного, как в случае с Алаталу, возвращают по 40 евро в месяц. А остальное, после твоего перехода в мир иной, используется для оказания помощи другим.

Если бы вторая ступень в свое время рекламировалась как святая благотворительность под девизом: будем помогать в пенсионном возрасте себе, а затем более слабым, чем ты! – это можно было бы даже понять. Тогда бы присоединяющиеся ко второй ступени люди хотя бы сознавали, с чем имеют дело. Алаталу говорит, что взвесил бы возможность помочь тем, у кого ситуация похуже, чем у него. Но клиента завлекали совсем не этим: коктейлями и солнечными пляжами в пенсионном возрасте.

Реформа позволяет не только выйти из ступени, но и с большей выгодой присоединиться к ней

Государственный суд в своем постановлении от 20 октября противоречия между Основным законом и проектом т.н. пенсионной реформы не увидел, и президент в тот же день огласила касающиеся реформы изменения в законодательстве.

  • С января 2021 года вторая ступень пенсионных накоплений становится добровольной.
  • Если человек хочет продолжать накопление, ему для этого ничего делать не надо.
  • Можно деньги накапливать на инвестиционном счете и самому инвестировать – заявления об этом можно будет подавать с апреля 2021 года.
  • Можно приостановить выплаты – заявления можно будет подавать с января 2021 года. При приостановке снова присоединиться можно будет только через десять лет. После второй приостановки присоединение окажется уже невозможным.
  • Деньги можно будет изъять после уплаты подоходного налога. Заявления об этом можно будет представлять с января 2021 года. Выплаты начнут производиться с сентября 2021 года. Цена определится при продаже фондовых паев. Снова присоединиться можно будет через десять лет.
  • Возможность присоединиться открывается для тех, кто родился до 1983 года. И эти заявления будут приниматься с января.
  • До конца нынешнего ноября добровольно можно присоединиться ко второй ступени людям рождения 1970-1982 годов, причем на более льготных, чем ранее, условиях. Это открывает возможность и до истечения десятилетнего срока изъять при необходимости накопленные деньги и приостановить платежи.
  • Финансовые специалисты советуют не спешить с принятием решения. В случае, если решено будет забрать деньги, рекомендуется не тратить их на повседневные нужды, а использовать на хорошо продуманные инвестиции.

 

Урмас Суклес: не накопление плохо, а возврат по крохам

Мэр города Хаапасалу Урмас Суклес утверждает, что в части второй ступени накопление там денег до преобразований было в принципе делом хорошим, но вот плохо, что из накопленного пенсионеры получали обратно лишь крохи.

«Я посмотрел, что я во второй ступени накопил довольно много, а банки особенно процентов не начисляли, – говорит дозревающий через несколько лет до выхода на пенсию Суклес. – Но когда мне предстоит оказаться в фазе пенсионного страхования, то из той нормальной суммы, которую я накопил, буду получать с гулькин нос. Мне это кажется несправедливым. Само накопление к числу недостатков второй ступени не отнесешь, но эти деньги пускаются банками в оборот неэффективно, а потом страховка возвращает крохи. Вот это плохо. Сейчас дело станет более нормальным, более человечным. Каждый сам решает, что будет делать дальше. Мне самому до пенсии остались два года, и я заберу все сразу. Иной вариант даже взвешивать не буду».

Министерство: в наших пенсионных страховых договорах нет ничего необычного

Советник отдела страховой политики Министерства финансов Керту Федоров говорит, что при выплате денег из второй ступени страховое общество учитывает среднюю ожидаемую продолжительность жизни застрахованных. Поскольку деньги, накопленные менее долгоживущими, используются для выплат более долгоживущим. Поэтому и невозможно наследовать остатки.

Просить дополнительных выплат невозможно, как нельзя и уменьшить выплачиваемую пенсию. Обещание всем до конца их жизни выплачивать пенсию в установленных размерах дается страховыми обществами. Такого рода пенсионных страховые договоры, по заверениям Федоров, заключаются и в других странах.

Определение наследника денег во второй ступени, когда ты уже выходишь на пенсию, возможно в среднем на срок до 13 лет, но тогда это обойдется дороже. Дело в том, что придется вместо обычного обязательного пожизненного договора пенсионного страхования заключать такой, который включает гарантийный период. Так это было и в случае с Тоомасом Алаталу, когда продолжительность гарантийного периода составляла 10 лет. И только на этот срок у него в части пенсионных накоплений был назначенный им самим один наследник.

Руководитель Союза страховых обществ: если многие заберут деньги, страховые общества могут оказаться в сложном положении

По мнению Марта Йессе, вероятность того, что страховые общества окажутся в беде, поскольку многие пенсионеры заберут деньги из второй ступени, весьма велика.

Пенсионные договоры – это, в юридическом смысле, классические аннуитетные договоры, которые не подлежат расторжению в практике страхового дела. В связи же с реформой второй ступени сделано исключение, позволяющее людям при желании представлять страховому обществу заявление о выходе из этого договора.

Йессе решительно осуждает пенсионную реформу, допускающую такую возможность. Он считает, что разрыв договоров связан для страховых обществ с затратами и неприятными переговорами с застрахованными.

Разумеется, нельзя заставить страховые предприятия предлагать услугу пенсионного страхования. В случае, если какая-то из трех фирм, предлагающих сейчас эту услугу, откажется, ей придется свои обязательства перед пенсионерами, т.е. договоры, передать государству. И государство должно будет принять на себя роль партнера, вместо страховых компаний.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий