Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Я не ходил на работу больным»! «Панорама» оклеветала директора школы

На днях в латвийских СМИ с шумом прошла информация о том, что, якобы директор 71-й рижской школы ходил на работу больной коронавирусом, преподавал в больном состоянии ученикам, собирал на собрание педагогов. Тем самым нарушив писаные и неписаные правила педагогов и поставив под угрозу (как минимум) окружающих. Латвийское телевидение прямо назвало имя и фамилию директора. СМИ подхватили. Сам директор разрешил или журналисты нарушили Закон о защите персональных данных? И как все выглядело на самом деле — об этом press.lv решил узнать из первых рук и обратился за информацией к директору — Андрею Викторовичу Рыжикову.



Источник: LETA

-Андрей Викторович, как себя чувствуете? На больничном находитесь?

-Как тут можно себя чувствовать — вся наша семья испытывает жутчайший стресс от информации, которая прошла в программе «Панорама» Латвийского телевидения. Мало того, что ситуация описана с чужих слов — никто из журналистов мне не звонил и не интересовался, как было на самом деле, так они еще и вопреки Закону о защите персональных данных без спроса выдали на всю страну мои имя, фамилию, фотографию, телефон.

Как это могло произойти — не представляю. Да, я болен. Коронавирусом. Сегодня иду сдавать второй тест. С самого начала в известность были поставлены все, кто должен был об этом знать: мой семейный врач, эпидемиолог, работник Департамента образования и коллега, исполняющий обязанности в школе. И вдруг — сюжет по телевидению на всю страну…Теперь вся наша семья болеет от этого.

-Каким было начало болезни?

-В один день я вдруг почувствовал себя странно. Температура было невысокой — 38 градусов, но состояние было необычным — странная ломота в костях, хотя кашля не было и других симптомов тоже. У нас все педагоги предупреждены — с малейшими симптомами даже простуды на работу не приходить. Даже если нужно дождаться тестирования — работать в это время из дома. Это общее правило для всех.

Так же и я — немедленно позвонил своему семейному врачу. Она посоветовала остаться дома и дала направление на тест. Хотя тест надо было сдавать через несколько дней, я стал работать из дома — не в первый же раз это делаю. С весны чередуем — то в школе работаем, то из дома.

Позвонил начальству, предупредил. Пару дней так и работал, потом, когда стало ясно, что лучше не становится, температура растет, попросил больничный и передал свои служебные обязанности коллеге. В школе за это время ни разу не был. Постоянно был в контакте с семейным врачом, она контролировала лечение.

-Звонили ли вам в это время коллеги, начальство?

-Звонили, конечно. Чисто по-человечески поддерживали, интересовались здоровьем. И из департамента звонили, и из школы. Нормально все было. И вдруг вышла передача — ославили на всю страну. За что?!

Сейчас у меня нет совершенно сил разбираться в этой ситуации, надо побороть вирус, а это отнимает достаточно сил. Но что самое ужасное — морально очень тяжело чувствовать себя оговоренным. Близкие мои из-за этого заболели и реально находятся в тяжелом состоянии. Так что сейчас я больше за них волнуюсь.

-Не допускаете мысли, что кто-то решил воспользоваться моментом и занять ваше директорское кресло? Источник-то пожелал остаться анонимным — тот, на который ссылались СМИ, обвинявшие вас в нарушении правил.

-Не допускаю. Я благодарен коллективу — в школе так много работы сейчас и все стараются ее делать на совесть. Мы — государственная школа, соблюдаем все предписания сверху, но пандемию, к сожалению, остановить не можем.

Жаль, что в такой сложный момент пришлось столкнуться еще и с клеветой. Но я готов бороться за правду и за свое честное имя. Вот справлюсь с болезнью и разберусь, что к чему. В том числе выясню, как гостелевидение могло нарушить Закон о защите личных данных.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий