Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Законы праотцов наших

Мы, живущие сейчас, почему-то, как правило, считаем себя умнее, цивилизованнее тех, кто жил за много веков до нас. Однако небольшое путешествие в прошлое заставляет усомниться в нашем праве считать себя лучше предков, в том числе и в вопросах правосудия.

В качестве примера обратимся к опыту шумеров и к делу, разбиравшемуся 40 столетий назад.

Сегодня разбирается чрезвычайно сложное и запутанное дело. Около 1850 г. до н. э. в стране Шумер было совершено убийство. Три человека: цирюльник, садовник и ещё один мужчина, профессия которого не указывается, – убили храмового чиновника по имени Лу-Инанна. По неизвестным причинам преступники затем уведомили Ниндаду, жену чиновника, о том, что её муж убит. Как это ни странно, она предпочла об этом умолчать и ничего не сообщила властям: «Ниндада, дочь Лу-Нинурты, не отверзла уст, губы её остались сомкнутыми».

Однако у правосудия уже тогда были длинные руки. О преступлении стало известно царю Ур-Нинурте. Он приказал разобраться в этом деле собранию граждан Ниппура, которое выполняло функции верховного суда.

На заседании выступили девять человек, требуя казни обвиняемых. При этом они утверждали, что следует казнить не только трёх убийц, но и жену убитого. Видимо, они считали, что, поскольку она предпочла хранить молчание, узнав об убийстве, её поведение надо рассматривать как соучастие в уже совершённом преступлении.

Однако два члена собрания встали на защиту обвиняемой. Они доказали, что та не принимала участия в убийстве и, следовательно, не заслуживает наказания.

Члены собрания согласились с доводами защиты. Они объявили, что у жены убитого были основания хранить молчание, ибо её супруг, насколько можно понять, не исполнял по отношению к ней своего долга — не обеспечивал её всем необходимым.

Судьи пришли к выводу, что Ниндада, хотя и не сообщила властям о совершённом преступлении, всё же не была соучастницей. Решение суда заканчивается словами: «Достаточно покарать тех, кто действительно убил». Таким образом, были осуждены только трое мужчин.

Эта глиняная табличка из архива храма в Ниппуре, — первый в мире юридический документ, который можно назвать «делом жены, хранившей молчание», древнейший отчёт об уголовном процессе. Перед нами первый в истории человечества документально подтверждённый своеобразный суд присяжных. К слову, и современному суду это дело не показалось бы простым.

Как же богата и многообразна традиция судопроизводства шумеров, если судьи вникали в такие тонкости, как психологические мотивы молчания жены, узнавшей от преступников об убийстве её мужа!

Законы получены от бога

Право называться «изобретателями» системы законов, а также понятий общественного порядка и справедливости закона принадлежит шумерам. Для них закон и правосудие были основополагающими понятиями: на них зиждилась вся общественная и экономическая жизнь Шумера.

Юридические документы древнего Шумера рассказывают нам о высоком уровне шумерской юрисдикции, об уважении к законности, о заботе об общественном порядке, при котором каждый человек имеет строго определённые обязанности и гарантированные права, на страже которых стоит государство.

Шумеры имели (или всё же создали?) чётко сформулированные законы, соблюдать которые должны были все граждане.

Юридические документы древнего Шумера — это расцвеченное всеми красками зеркало повседневной жизни шумеров. Археологи обнаружили тысячи глиняных табличек со всевозможными юридическими текстами: договоры, соглашения, завещания, векселя, расписки, судебные постановления. Они повествуют о заботах и печалях, надеждах и неудачах, драмах и трагедиях людей четыре тысячи лет назад. Из постановлений и приговоров шумерских судей складывается мозаика человеческих судеб.

Законодательная система в Шумере была и попыткой установить справедливость. Шумеров заботила справедливость, поскольку они были уверены, что боги назначали царей в первую очередь для того, чтобы обеспечить справедливость на Земле.

Основой права в Шумере были категории ни-ги-на (истинность) и ни-си-са (справедливость, равенство). Эти ка­тегории рассматривались как неотъемлемые атрибуты мироздания, без ко­торых невозможен мировой порядок.

Археологи нашли глиняные таблички самого древнего в мире свода законов, изданных правителем Ура царём Ур-Намму в 2350 году до нашей эры. Законы, провозглашённые от имени бога Нанны, были направлены на то, чтобы остановить произвол — чтобы «сирота не был отдаваем во власть богатого, вдова не была отдаваема во власть сильного, человек шекеля не был отдаваем во власть человеку мины». (Мина — шестьдесят шекелей).

«Сильный человек» не мог притеснять рядового гражданина. Законы защищали права калек, вдов и сирот. Закон гарантировал защиту разведённой женщины — и это почти 5000 лет назад!

В предисловии к своду законов царь Липит-Иштар (ХХ век до нашей эры!) утверждалось, что он их получил от бога, действует по его велению, который поручил ему «принести благоденствие шумерам». Всякое их нарушение есть действие, направленное против бога и царя. Законы должны утвердить «справедливость», мир и благополучие населения.

Провозглашается цель создания законов: «Дабы сильный не притеснял слабого, дабы сироте и вдове оказываема была справедливость… Искоренить зло, преступников, безбожников и злодеев».

Даже раба защищал закон. Раб в Шумере имел право обращаться в суд, подавать жалобу на своего хозяина!

Законы праотцов наших

Как они вершили правосудие

Законы перечисляли известные в то время составы преступлений — против личности и имущественные, разного рода оскорбления. Коррупция, стоит заметить, была тяжким преступлением и сурово наказывалась.

«Судебное разбирательство установило, что судья Турамили подкуплен Сулалумом». Суд, прежде всего, определил меру наказания Турамили. Ему пришлось вернуть взятку в троекратном размере.

Законы регулировали отношения в таких сферах, как недвижимое имущество, хозяева и слуги, брак и наследование, наём лодок и быков, неуплата налогов. Сохранился даже документ, рассказывающий о судебном разбирательстве по делу о краже лука.

● Если человек вошёл в сад другого человека и был схвачен там за кражу, он должен уплатить 10 шекелей серебром.

● Если человек срубил дерево в саду другого человека, он должен уплатить 1/2 мины серебром (за 1 шекель серебра, то есть 1/120 кг, можно было по тарифу купить 225 л ячменя, или 3 кг шерсти).

А это положение можно и сегодня повесить в кабинетах начальников:

«Если человек без разрешения принудил другого человека к тому, в чём последний ничего не смыслит, то тот человек не заслуживает одобрения; он (первый человек) должен нести наказание за то дело, к которому он принуждал его».

Имелись также законы, охраняющие частную собственность:

● Кражи со взломом караются смертью: «Взломавший дверь подлежит смерти; проломивший стену подлежит смерти и должен быть зарыт под проломом»; другие случаи кражи караются многократным возмещением украденного.

● устанавливается ответственность соседей за возможное проникновение воров через их дом в соседний: тот, кто, несмотря на предупреждение, не принял должных мер для предотвращения такого вторжения, обязан возместить всё украденное.

● Конфискация доходов и штраф в сумме производственных затрат взимался с лица, незаконно захватившего чужое поле;

● за затопление чужого поля [по небрежности] возмещение в 3 гура [около 900 л] ячменя за 1 ику [0,3 га] поля;

● то же возмещение, если арендатор не возделает арендованное поле, и оно превратится в пустошь.

Браки и разводы

К концу III тысячелетия нормой был моногамный брак, где муж и жена были почти равноправными партнёрами. Шумерское законодательство решительно становилось на защиту прав личности независимо от пола пострадавшего.

Обязательным условием брака было заключение брачного контракта родителями жениха и невесты; без него брак считался недействительным.

Так, Гемелама, женщина ловкая и энергичная, подала жалобу на Лу–Нингирсу, который отказался выполнить свои обязательства по отношению к её дочери и стать её зятем. Однако её ждала неудача, так как свидетели показали, что отец Лу–Нингирсу был уже связан брачным договором с другим человеком, Лугудеа, на чьей дочери должен был жениться его сын. Суд счёл жалобу Гемеламы необоснованной и постановил, чтобы женой Лу–Нингирсу стала не дочь Гемеламы, а дочь Лугудеа.

Иначе закончилось дело, которое рассмотрела та же коллегия судей два года спустя.

Отец жениха, нарушив взятое на себя обязательство, женил своего сына на другой. Суд счёл прежнюю невесту пострадавшей и назначил ей большую компенсацию.

● «Если муж отвернётся от своей первой жены, а она не ушла из дома, то его жена, взятая им в жены в качестве возлюбленной, является его второй женой; он обязан заботиться о своей первой жене».

● «Он может взять в дом при живой жене вторую, но если он ни в чём не может обвинить первую, то обязан её содержать пожизненно».

● «Если будущий зять вошёл в дом своего будущего тестя с подарками, а затем тесть отдал его невесту другому человеку, он (тесть) вернёт ему принесённые им дары вдвойне». 

Сын мог при жизни отца потребовать выделения своей доли наследства. Дочери, как правило, имели равные права наследования с сыновьями.

Уголовные дела

Наряду с будничными, бытовыми, до некоторой степени формальными делами шумерские суды занимались и уголовными преступлениями: кражами, мошенничеством, убийствами, членовредительством в драке.

«Вещественное доказательство», «самооборона» — эти понятия также были известны шумерским законодателям. Об этом свидетельствует следующий документ:

Гузани убил Кали. Гузани был допрошен. Он показал: «Сначала Кали ударил меня вот этим крюком». Он доказал, что произошла словесная перебранка.

Гузани, по-видимому, продемонстрировал ведущему следствие крюк, которым его ударил убитый. Убийца не только представил вещественное доказательство, но и убедил следствие (по-видимому, с помощью свидетелей), что его противник, раздражённый перебранкой, набросился на него, вследствие чего убийце пришлось обороняться.

В соответствии с шумерской судебной процедурой, свидетели, вызванные в суд, давали показания. Лжесвидетельство в суде наказывалось: «Если человек выступил свидетелем в суде и уличён во лжи, он уплатит пятнадцать шекелей серебром».

В одном из протоколов расследований читаем:

Сагиша, жена Лугальмеа, показала: «Урдумузида убил Лугальмеа, моего мужа». Урдумузида представил свидетелей, что он этого человека не убивал.

Из этого документа явствует, что шумерским законодателям было известно понятие «алиби».

Судопроизводство должно было осуществляться письменно с обязательным указанием вины, за которую человек понёс наказание. Существовала возможность досудебного замирения сторон.

Процесс возбуждался или по инициативе одной из сторон, или государственной администрацией. Он был состязательным: истец и ответчик в присутствии судей должны были доказать свою правоту. В качестве доказательств выступали показания свидетелей, истца и ответчика, письменные документы, акты экспертизы. 

Достаточно развитым было шумерское гражданское право, и в особенности договорное право. Так, шумеры составляли типовые формы договоров.

● ● ●

Шумеры были народом, приверженным правде, добру и справедливости, истине и добродетели, закону и порядку и осуждающим всё, что этому противоречит.

Покровительница правосудия богиня Нанше, которая могла «утешить сироту, утешить вдову, превратить сильного в слабого», имела все основания гордиться тем, как, исполняя волю великих и всемогущих богов, вершили суд шумерские судьи.
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий