Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Ломбар против Маска: большие гонки водородных и электрических авто

Довольно часто профессиональная пригодность определяется одним штрихом. Режиссер обязан быть пижоном, математик — сумасшедшим, гонщик — наглым. В истинности этой сентенции портал «АвтоВзгляд» убедился,

Оливье Ломбар (Olivier Lombard) — молодой, наглый французский гонщик 1991 года рождения. Он не очень успешен в спорте, и после очевидных успехов в картинге не смог добиться выдающихся результатов в Formula BMW Europe и Ле-Мане. Но поскольку Оливье не бедный и его семья управляет парижским театром эстрады «Мулен Руж», у парня неплохие ресурсы для самореализации и помимо спорта.

Не прекращая мечтать о победе в 24-часовой гонке Ле-Мана, он основал компанию Hydrogen Motive Company (HMC) в намерении построить водородный автомобиль на топливных элементах, вернуться на нем в автоспорт, начать коммерческое производство, наказать Tesla и стать миллиардером.

В бизнес-плане Оливье указан год, когда он заработает на водородном аппарате первый миллиард евро — 2030. Но перед этим он станет чемпионов в Ле-Мане: в 2024 году. А в промежутке между этими событиями развернет массовое производство спортивных машин гражданского назначения: в 2026-м. Где-то по середине бизнес-плана должен случится реванш с Tesla.

И хотя Илон Маск даже не слышал о начинающем конкуренте, к ежедневным покушениям на бизнес он уже привык и по сию пору встречает чужие амбиции, обещанные кары и грядущее поражение весьма дружелюбно. Тем более, что к 2026 году технологии Tesla уйдут в неизбежный отрыв, перешагнут из несбыточного в реальность и чтобы г-на Маска победить, необходимы опережающие технологии.

Оливье Ломбар намерен выиграть в трех основных номинациях: запас хода в 1000 км, мощность силовых установок в 500 л. с., быстрая заправка в 3 минуты. Но делая ставку на топливные элементы, он проигрывает на старте. Дело в том, что топливные элементы безнадежно уступают электрическому приводу с точки зрения эффективности. Кроме того, подобные авто технически сложнее электромобилей, также нуждаются в батареях и, следовательно, не дешевле в производстве. Беспроигрышным остается лишь намерение заправить «полный бак» за три минуты. Зато дополнительным аргументом в пользу наглого Оливье — внешность автомобиля.

Машины будущего становятся огромными и красивыми. Стартапы перестали делать страшненькие кофеварки и стартуют с суперкаров, повторяя опыт предков. Автомобиль с двигателем внутреннего сгорания выиграл у гужевых повозок и паровых телег потому, что почти сразу стал предметом роскоши. И пока беднота пересчитывала мелочь в карманах, состоятельные люди профинансировали своими кошельками, невероятными амбициями и колоссальной самовлюбленностью превращение технического курьеза в автомобильную промышленность.

Еще один аргумент в пользу возможного успеха Оливье Ломбара (Olivier Lombard) — его намерение начать не с завода по серийному выпуску, а с гоночной команды для победы в спорте, в непокоренной гонке 24 часа Ле-Мана. Победить — не только мечта всей жизни и самоцель молодого гонщика, но и отменное продвижение товара. Прежде те, кто побеждал в спорте, продавали лучше других.

А как называется этот водородный автомобиль на топливных элементах? Весьма интригующе — Hopium Machina. На слух — «опиумная машина». А учитывая произношение фамилии ее владельца, то и еще круче: «опиумная машина из ломбарда». Звучит безнадежно.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий