Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Кристина Трукшан: в Латвии, чтобы хорошо жить, надо быть латышом

«Москва все время держит в напряжении!» — говорит 24-летняя рижанка Кристина Трукшан, которая работает на российском Первом канале в «Останкино» редактором развлекательной программы «Лучше всех!», пишет Press.lv со ссылкой на «7 суперсекретов».



Воскресное детское шоу «Лучше всех!» появилось в эфире Первого канала осенью 2016 года и сразу завоевало огромную популярность. Немаловажную роль, конечно, сыграло то, что с самого начала его ведет известный юморист Максим Галкин. В этой интересной и познавательной передаче невероятно талантливые девочки и мальчики в возрасте от 3 до 12 лет показывают, на что они способны.

За минувшие годы в супершоу «Лучше всех!» уже приняло участие немало ребят. Так, один маленький трюкач одновременно вращал баскетбольный мяч и кастрюлю на указательном пальце, а кроха-спортсменка ловко играла в теннис с закрытыми глазами…

Телевизионный пул

— Кристина, а что именно вы редактируете?

— Знаете, существует ошибочное мнение, что телевизионные редакторы, как в печатных СМИ, занимаются тем, что они выискивают грамматические и орфографические ошибки, а также правят тексты. Однако в мои обязанности это вовсе не входит. Я занимаюсь проведением кастингов и сопровождением героев программы на протяжении всего съемочного пула.

— Пула? А что это такое? Иногда по ТВ говорят о «кремлевском пуле»…

— Это от английского слова pool, которое означает “объединение”, “рабочая группа”, “команда”. То есть вокруг каждого участника шоу «Лучше всех!» формируется свой пул. Приходится быть даже в роли психолога, а также в роли эксперта, причем в самых разных областях — от нумизматики до египтологии.

Все зависит от того, с каким ребенком мы имеем дело. А главным профессиональным качеством членов нашей команды я считаю умение самим иногда побыть детьми. Мне нравится, что и на съемках, и в редакторской всегда царит позитивная атмосфера. А дети заряжают всех своей непосредственностью и самобытностью.

По стопам бабушки и дедушки

— Как вы оказались в Москве? И почему выбрали именно телевидение?

— Секрет тут прост: мои бабушка и дедушка, Нина и Евгений Михайловы, работали на Латвийском телевидении: дедушка — звукорежиссером, бабушка — редактором. Родители с телевидением никак не связаны: у папы Юрия своя небольшая фирма, а моя мама Инна — педагог русского языка и литературы в Рижской государственной классической гимназии.

Кстати, помню, мама мне как-то рассказала, что в свое время родителям удалось-таки отговорить ее от ТВ — от этой «несемейной» профессии, так как сами они постоянно пропадали в телестудиях и на прямых эфирах. Рабочий график у бабушки и дедушки был совершенно ненормированный. Ну а поскольку меня никто не отговаривал, то я пошла по их стопам. Так что они сейчас могут гордиться своей внучкой точно так же, как я горжусь ими. Работа на телевидении сложная, но действительно непредсказуемая и, как следствие, очень интересная.

— Где вы учились?

— После окончания рижской средней школы № 63 на Югле я поступила в Высшую школу бизнеса, искусств и технологий RISEBA, где получила образование по специальности «менеджмент рекламы и общественных отношений». А решение поехать работать в Москву было для меня настолько спонтанным, что я сама до сих пор не верю, что это произошло. Я бросила все, что у меня на тот момент было: любимую работу управляющей в салоне красоты, планы о поступлении в магистратуру, личные отношения… Я просто взяла и уехала. Думала, что ненадолго, а прошел уже целый год.

Москва никогда не спит

— Не жалеете?

— Ну что вы — наоборот! Сегодня я говорю спасибо тем, кто принял мое решение с уважением и не осудил. А родители меня во всем поддержали, сказав: «Пробуй! И помни, дочь, что ты всегда можешь вернуться…” Хотя, конечно, им было страшно отпускать меня в никуда, как они выразились. Помню, как тяжело дались эти разговоры, когда я заявила, что решила переехать на постоянное место жительства в Москву.

Папа, естественно, спросил, чем я буду там заниматься. Я ответила, что еще во время учебы в RISEBA мне предлагали пройти стажировку на Первом канале. Но тогда я еще была студенткой и понимала, что совмещать работу на телевидении и учебу будет сложно, а точнее, невозможно.

— Какие ощущения от Москвы?

— Первое время — примерно четыре месяца — было очень тяжело. Организм перестраивался на совершенно другой ритм жизни. Прежде всего это означало не спать до двух-трех ночи. Зато после полуночи пробок в Москве почти нет. Как и очередей в магазинах. Приятно, что в российской столице многие предприятия сферы услуг работают круглосуточно. Я имею в виду не только продуктовые магазины, но и салоны красоты, рестораны и пр. Недаром говорят, что Москва никогда не спит.

Кроме того, тяжело было привыкнуть к постоянному городскому шуму, от которого, кажется, нигде не спрятаться, даже в парках. Поначалу у меня порой болела голова и даже… закладывало уши. Но человеческий организм адаптируется ко всему, и «симптомы большого города» прошли уже спустя пару месяцев.

Сегодня я на все эти бесконечные вереницы машины, метро и прочие источники шума попросту не обращаю внимания. Более того, мне повезло оказаться в гигантском мегаполисе во время пандемии. Я впервые реально услышала тишину по ночам, поскольку большинство предприятий остановили свою работу, а люди не выходили из дому, не ездили на машинах и в общественном транспорте.

— Говорят, в мегаполисе легче адаптироваться молодежи.

— Я с этим согласна. Как говорится, сужу по себе. Мне кажется, пока человек молод, у него еще полно энергии, да амбиции бьют через край. С годами все это куда-то уходит и становится намного сложнее привыкнуть к динамичной жизни большого города. Думаю, мои родители не смогли бы адаптироваться к суетливой Москве.

На мой взгляд, им ближе размеренная жизнь Риги, где время тянется о-о-очень медленно и где всего за один день можно обойти практически все местные достопримечательности. Кстати, по маленьким расстояниям я как раз очень скучаю. Когда до аэропорта — всего полчаса, до моря — 15 минут, а до границы — пара часов.

Кроме изнуряющих расстояний я никогда не привыкну к непосредственности москвичей, для которых само по себе нахождение с тобой в одном помещении, будь то лифт или вагон метро, — это уже предлог к общению. В этом плане прибалты более закрытые. Им никогда не придет в голову обратиться к человеку без особой надобности. А в Москва все так легко заводят разговор.

Устала от внимания окружающих

— А что же здесь плохого? Недаром говорят, что нет ничего ценнее человеческого общения. Между прочим, сам я как-то не заметил, чтобы на меня в Москве кто-то набрасывался в лифте или в вагоне метро. Просто вы симпатичная особа. Вот окружающие и пытаются обратить на себя ваше внимание.

— Ну, не буду спорить. Но факт остается фактом: в Москве кругом просто какие-то безумные толпы. Народу очень, очень много. В Риге такое можно увидеть разве что после крупного концерта или, скажем, во время Дней города на набережной Даугавы. А здесь это самый обычный поток людей, спешащих домой после рабочего дня.

Первое время я совершенно не умела «выплывать» из этого водоворота. Мне все время казалось, что меня сейчас толкнут, пнут или попросту затопчут. Ну а потом я и сама начала всех ловко обходить, оббегать и, если надо, даже принуждать идти быстрее. Тут как за рулем: если очень спешишь, вставай в крайний левый ряд, а если хочешь перемещаться медленно, то перестройся вправо.

Общение на высшем уровне

— И все же откройте секрет: почему вы уехали в Москву? Только честно!

— Мне кажется, что в Латвии, чтобы хорошо жить, надо быть латышом. Несмотря на то что я родилась в Риге и всю жизнь провела в Латвии, своей так и не стала. Причем латышский знаю хорошо. Кстати, на этой почве с детства не раз сталкивалась аж с президентами Латвии.

Так, когда пошла в первый класс, в нашу рижскую среднюю школу номер 16 приехала Вайра Вике-Фрейберга. Именно мне предстояло вручать ей цветы. Мы вместе дали первый звонок. Сюжет показали по всем телеканалам, а на следующий день фотографии были на первых полосах газет. Довольная мама вовсю скупала прессу, а киоскеры спрашивали у нее разрешения сфотографироваться со мной.

Через пару лет я вновь оказалась на экранах и страницах: в Дом Москвы, в котором я занималась русскими народными танцами в коллективе «Задоринка», заглянул Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Меня снова выбрали для вручения цветов. А в 9-м классе я участвовала в конкурсе эссе «Меняйся к лучшему, Латвия!» и оказалась в тройке победителей со всей республики. Нам подарили ноутбуки на торжественном приеме с участием президента Андриса Берзиньша.

Ого! Получается, что вам не привыкать общаться даже на самом высшем уровне.

— Я давно уже поняла, что знаменитости — обычные люди. И теперь, когда на работе встречаю очередную звезду, веду себя спокойно. Хотя когда впервые увидела в коридорах “Останкино” Ивана Урганта, то хотела подойти, чтобы сфотографироваться. Но сдержалась. Подумала: “Мы же коллеги по цеху, здесь так не принято…”

Носитель русского языка

— Как я понимаю, вы гражданка Латвии. И работаете на российском Первом канале. Круто!

— Работаю на вполне законных основаниях. Вид на жительство выдали как носителю русского языка. А на телевидение попала без всякого блата. Записалась на интервью по телефону и на общих основаниях проходила кастинги. Потом были стажировки. Причем бесплатные. Когда переехала в Москву, у меня с собой были только ноутбук, немного денег на первое время и чемодан одежды на сезон.

Поначалу помогали родители, но только до первой зарплаты. Теперь я знаю, что такое настоящая взрослая жизнь, когда ты не можешь делать то, что хочешь, потому что завтра на работу. И когда вечно не хватает денег. И когда самой надо идти в магазин за продуктами и самой готовить.

— Скучаете по Риге?

— Конечно. Там ведь моя семья, друзья, предыдущая жизнь. Сейчас я связываюсь с близкими даже чаще, чем тогда, когда жила в Риге. Благо современные технологии позволяют быть постоянно на связи. Благодаря расстоянию я стала больше ценить своих родных. Живя поблизости, мы часто забываем позвонить. Хотя им много не нужно. Только внимание…

— О чем мечтаете?

— Каких-то долгосрочных планов на будущее не строю. Как показал этот год, никогда не знаешь, что будет завтра… Конечно, хочу, чтобы пандемия поскорее закончилась. А жить и работать планирую в Москве. Да, я не могу сказать, что в ней мне все очень нравится, но я точно знаю, что мне нравится то, какой она меня сделала.

Этот город не дает расслабиться и все время держит в напряжении. Это как раз то ощущение, которое мотивирует, закаляет, не дает опустить руки. Если бы год назад мне в подробностях обрисовали то, как сложится моя жизнь сейчас, я бы точно не поверила.

— Благодарю за беседу, желаю успехов во всем!

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий