Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Латышский язык, все-таки, гибнет. Руский «стрелочник» ни при делах

Если верить поэтессе Лиане Ланга, то латышский язык примет смерть «от коня своего», то есть от самих носителей языка. Такими тревожными размышлениями она поделилась в своей колонке в Latvijas Avize.



Источник: LETA

Обманчивое благополучие

По ее признанию, вроде бы все не так страшно. Прошли ежегодные Дни поэзии, грядут Чтения прозы, где обычно звучит родной язык. Продолжают выходить книги, журналы. Смотрим театральные представления, фильмы, телепередачи на латышском. Статус латышского, как государственного укрепляется, обеспечен оборот документации на нем. На латышском идет обучение в школах, вузах и может показаться, что с нашим языком все в наилучшем виде. И все-таки это чувство безопасности обманчиво.

Автор сама знает мамочку трех уже почти взрослых отпрысков, которая с горечью признается, что только одного ребенка ей удалось воспитать латышом. Остальные, живущие здесь же, в Латвии, фактически обитают в глобальном англоязычном мире.

Один из них с друзьями проводит много времени на соревнованиях по виртуальным играм и разговаривает по-английски, другой со своими одноклассниками в колледже – тоже. Большинство одноклассников в повседневной жизни общаются друг с другом по-английски. По-латышски – только с преподавателями.

Имена убийц — Youtube, Tik-tok, Google

В публичном пространстве все чаще слышно, что латышские молодые люди разговаривают между собой по-английски, и рассказы родителей в соцсетях только подтверждают это. Пока мы занимались укреплением позиций государственного языка, Youtube, Tik-tok, Google и виртуального игры, боюсь, что безвозвратно, англицировали молодое поколение. Часто первые мультики, игры или песенки, которыми родители в возрасте двух лет развлекают детей на различных веб-сервисах — на английском языке.

Так и происходит – в сознании детей английский, а отнюдь не родной язык, становится доминирующим, а большой выбор поп-культурных продуктов необратимо в него затягивает.

Интересующее современных подростков содержимое предлагается на разных веб-платформах по-английски.

А где, собственно, Харийс Потерс?

В соцсетях заметно, что отдельные родители в большом отчаянии от происходящего, потому что дети с ними ежедневно разговаривают по-английски, а еще одна часть ищет и находит различные оправдания.

Самые распространенные такие: книги латышских писателей являются недостаточно интересными и молодежную аудиторию не могут заинтересовать, переводы являются слабыми, выбор англо-язычных книг намного шире, чем местных, что приводит к чтению по-английски.

Почему нет латышских книг вроде «Гарри Поттера», вопрошает поэтесса. Латвийские дети были бы спасены? И сама же отвечает: мир для детей открыт, не хватает поп-культурных продуктов на латышском. Дети адаптируются к реальности и именно они — наше будущее. Очевидно, что в их видении будущее в Латвии будет протекать по-английски.

Как на спасение смотрят и в направлении праздников песни и танца школьников. Там же поют по-латышски! Но будущее языка обеспечивается практикой его использования в повседневной жизни, а не праздниками или регулирующими документами.

Латышский оставим националистам?

Будем же помнить о судьбе гельского языка в Ирландии, он почти полностью исчез в течение пары столетий. И это даже не в условиях массового, как сегодня, а посредством постепенного отказа ирландцев от разговоров на своем языке ежедневно и влияния английского.

Точно то, что мы сейчас наблюдаем среди наших молодых людей. Я даже слышала аргумент, пишет Ланга, что по-латышски разговаривают только национально-настроенные молодые люди, а остальные – прогрессивные космополиты! Вот такое отношение – как к кухонному, застольному языку.

«В Интернете не нахожу местных исследований о масштабах трансформации молодежи в Латвии. Ни одна структура, занимающаяся языковой политикой, не заботится о происходящем? – Продолжает стенания Ланга. — А теперь не стану уклоняться от драматических оценок – если подростки (если они вообще что-то читают), делают это по-английски, кто через 10-15-20 лет прочтет написанные на латышском языке книги, в которых прописана наша культура? Будут ли это только академически образованные филологи? Этот вопрос я задал известному латышскому писателю. Он опустил голову и выразительно промолчал».

Если в Латвии не будут говорить об этом вопросе и бить тревогу, перспективы на будущее латышского языка никоим образом не улучшатся, наоборот. Может быть, хватит притворяться, что все в порядке, ставит вопрос ребром поэтесса.

Молодежь ne saprot

Молодежи непонятно значение латышского языка в Латвии. Что именно он и ничто другое является сердцевиной идентичности нас и государства. Что язык — это народ. Что теряя это понимание, мы исчезаем сами. Будем как ирландцы, которые, выпив Irish Coffee, разговаривают по-английски?

В плане распространения культуры нельзя конкурировать с англичанами, поэтому нам остается укрепление своего национального достоинства и самосознания вместе с целенаправленной языковой политикой.

Или в будущем на карте мира будет существовать только территория, населенная англоязычными манкуртами, с названием «Латвия»?

Ну что сказать автору в утешение? Хорошо, что манкурты будут не русскоязычными.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий