Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Бриедиса нокаутировали: секунданты говорят по-русски, в раздевалке — православные иконы

Публицист и член партии “Новое единство” Марис Лусте на своей странице в Facebook опубликовал пост, в котором выразил мнение о победе прославленного латвийского боксера Мариса Бриедиса. Политику не нравится, что у нашего чемпиона русскоговорящие секунданты, а в его раздевалке висят православные иконы.

“Даже несмотря на то, что политики один за другим спешат поздравить боксера Бриедиса с тем, что он прославил имя Латвии в мире, что, наверное, не так уж плохо, однако известные спортивные СМИ очень осторожно освещают его победу. Конкуренция профессиональных боксерских ассоциаций очень высока, поэтому публичность мастеров зависит только от симпатий редакций. А Бриедис — визитная карточка Латвии в мире, однако эта карточка имеет русскоговорящих секундантов и в раздевалке хранит православные иконы. А вот окружение его соперника — кубинца Дортикоса — как раз наоборот говорит на испанском, хотя на церемонии награждения темнокожий спортсмен вышел закутанным во флаг США, страны, которая является его местом жительства.

Так как в глобальном плане Россия остается Россией, несмотря на то, царят там империалистические, советские или федеральные законы, в 1990-х мы считали своей обязанностью каждому приезжему объяснять, что латыши — это не русские, и мы даже говорим на другом языке. Но объяснить это на примере сегодняшней визитной карточки Латвии — Бриедисе — было бы сложно.

В Ливонии еще в XVI веке провозгласили свободу веры и фанатам, конечно, нет никакого дела до того, кому Бриедис молится в своей раздевалке. В конце концов на ринг он выходит ради приза, названного в честь Мухаммеда Али. А, как вы знаете, переход в ислам Кассиуса Марселласа Клея, родившегося в католическом и баптистском Луисвилле, был подобен удачному апперкоту в челюсть общественности.

Можно, конечно, предположить, что в православии Бриедиса нет подводных камней. Но если западные христиане традиционно выступают за пацифизм, Русская православная церковь поддерживает разработку ядерного оружия и помогает Кремлю милитаризовать общество. С этой церковью напрямую или символически связывают девиз российских Стратегических ядерных сил — “после нас тишина”, то есть вера очень тесно связана с апокалиптическим представлением о том, что для защиты Святой Руси хороши все средства. И как задаётся вопросом великий эксплуататор религии для политических целей Путин: какой может быть мир без России?

Идея коммунизма испарилась и единственный шанс России снова стабильно противостоять Западу, заключается в смене идеологии — моралью и “семейными ценностями” Москва при помощи политических манипуляций и денег олигархов старается запудрить миру мозги, открывая религиозные центры и церкви то в Сингапуре, то в Париже.

«Традиционные ценности», культивируемые на Западе правыми популистами и сторонниками Кремля, служат лишь легендой, подрывающей традиции либеральной демократии и универсальных прав человека. Но если Западные страны и христианская церковь являются партнерами, то подверженная глобальным амбициям Русская церковь — Московский партиархат, к сожалению превратилась в институт пропаганды воинственной морали, тесно переплетенной со структурами безопасности и служащий геополитике. Правда, как советская жизнь была довольно далека от идеалов коммунизма, так и добродетель наименее характерна для самой России. Скорее кажется, что тремя службами в день Московская церковь маскирует свою безнравственность на фоне святости. Возьмем любой показатель — разводы, алкоголизм, насилие над детьми и самоубийства, но не найдем такой области, которая смогла бы послужить примером для Запада.

Конечно, кто-то может сказать, что Бриедис — профессионал и на соревнованиях представляет сам себя. А не Латвию, Православную церковь, постсоветское гуманитарное пространство с русским языком в качестве средства межэтнического общения, ни бывшее место работы — государственную полицию, чьи нашивки он до сих пор с гордостью носит на своем халате. Однако кажется, что это не осознают, ни он сам, ни политики, ни рядовые фанаты»

Под постом публициста Мариса Лусте возникла оживленная дискуссия и большинство комментаторов открыто возмутились мнением автора.

«В Латвии тоже есть православная церковь, происходят богослужения в церквях как на русском, так и на латышском языках. Вообще православные есть и в Сербии, и в Болгарии, и в Греции, и в Румынии. Проще было бы написать «мне что-то совсем не нравятся русские», — осудила автора Лолита Томсоне.

«Так как Майриса знаю персонально, то могу сказать, что этот рассказ, полный ненависти и зависти, сложно понять. Майрис Бриедис больший патриот, чем вы думаете… непонятно, чему посвящено такое длинное сочинение, могли просто коротко сказать, что не нравится его религия», — возмутился Гатис Панавс.

«Мелкий интриган и выдумщик. И если бы тренер Бриедиса был британцем, который подбадривал на английском? Не надо обливать помоями человека, который фотографируется с наградой у памятника Свободы и сразу после боя гордится, что помог поднять Латвию на крыльях орла. Полностью ясно, что является его источником силы», — полагает Виестурс Рудзитис.

«Привязаться к вере какого-нибудь человека это очень невежественно», — отмечает Мартиньш Смит.

«Когда это Латвия была державой чистокровных латышей? Удивительно, каким темным нужно быть человеком, чтобы тратить энергию на сочинения такого рода», — ответила публицисту Иоланта Эриня.

Отметим, что Майрис Бредис никогда широко не распространялся о своем вероисповедании. Однако известно, что в 2017 году на набережной 11 Ноября боксер исполнил православный ритуал – трижды окунувшись в воду, каждый раз осенив себя крестом. Выйдя из воды, спортсмен признался, что чувства были очень острые, но это стоило того.

Напомним, что Майрис Бриедис, которому в январе исполнится 35 лет, за профессиональную карьеру одержал 26 побед, 19 из которых – нокаутом, и потерпел одно поражение от победителя суперсерии прошлого сезона – украинского боксера Александра Усика.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий