Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Друг или вещь: как закон дает зеленый свет живодерам

Карикатура: Eva Sarma

Убийство животного в нашей стране нередко остается безнаказанным, и эту ситуацию нужно срочно исправлять, убеждены эстонские зоозащитники.

Олеся Труворова

olesja.truvorova@tallinnlv.ee

Некоторое время назад в СМИ широко освещалось жестокое убийство кота его хозяином. Пенсионер из Хаапсалу сначала пытался утопить животное в бочке, а затем умертвил его несколькими ударами молотка. Уголовное дело полиция возбудила только после шумихи в медиа, инициированной зоозащитным НКО Loomapäästegrupp – организация предоставила журналистам видеоролик, запечатлевший жуткий инцидент. Изначально же полиция начала не уголовное дело, а производство о проступке.

По эстонскому закону убийство животного квалифицируется как проступок, в уголовном же порядке наказывается жестокое обращение. Согласно статье 264 Пенитенциарного кодекса, жестоким обращением являются «недопустимые деяния в отношении животного», совершенные «в общественном месте либо жестоким способом». В качестве наказания предусмотрен денежный штраф или тюремное заключение на срок до одного года. Для сравнения: в Италии человека могут приговорить к одному году тюрьмы только за то, что он выбросил свою собаку или кошку на улицу.

Простор для толкований

Как пояснила член правления Союза защиты животных Эстонии (Eestimaa Loomakaitse Liit, ELL) Пилле Теэс, необходимо уточнить понятие «жестокое обращение с животным», так как сейчас это положение в судах толкуется очень по-разному. 

Кроме того, в Эстонии по закону животное рассматривается как вещь, имущество. Это лишает зоозащитные организации права на подачу жалобы (kaebeõigus). «Следственные учреждения и суд жестко стоят на позиции, что жалобы от организаций по защите животных можно не рассматривать», – рассказала Теэс. 

Право на подачу жалобы имеет владелец животного. Однако именно он во многих случаях и является мучителем, поэтому, разумеется, не заинтересован заявлять в полицию на самого себя. 

«Это абсурд, и прокуратура может пачками производить документы, защищающие как раз хозяина «вещи» и обосновывающие, почему остальные не должны и не могут оспорить это решение», – не скрывает возмущения руководитель Loomapäästegrupp Хейки Валнер. 

«Полиция и прокуратура в своей работе руководствуются требованиями закона, а законодатель криминализировал не любое ненадлежащее обращение с животным, – объяснил старший прокурор Пыхьяской окружной прокуратуры Кристель Томинг. – За совершение недопустимого деяния в отношении животного человека можно наказать в рамках производства о проступке». 

Виновника не найти 

Что же касается уголовных дел, то далеко не все они доходят до суда, признает Кристель Томинг. Причины тому могут быть разные: «Например, в ходе расследования не удается установить, кем было совершено деяние. По этой причине в прошлом году была прекращена почти половина возбужденных уголовных дел. Кроме того, в рамках уголовного производства может выясниться, что преступления совершено не было – как это произошло почти с четвертью прошлогодних инцидентов. В этом случае можно направить материалы в полицию для рассмотрения вопроса о возбуждении дела о проступке».

Уголовное дело можно возбудить при жестоком обращении с животным. Состав преступления предполагает установление того факта, что деяние совершено с особой жестокостью. «Особая жестокость может заключаться в необоснованном причинении серьезных травм или в других действиях, в которых проявляется особое пренебрежение к здоровью и благополучию животного», – говорит прокурор.

При этом, по ее словам, согласно и закону, и судебной практике, например, случаи, когда животное бросают или оставляют в беспомощном состоянии (в том числе, не кормят), являются недопустимым деянием, то есть проступком, а не уголовным преступлением.
«Первоначальную оценку того, совершено ли деяние жестоким способом и есть ли основания для возбуждения уголовного дела, производит следователь полиции или прокурор. При этом он опирается в том числе и на предыдущую судебную практику», – объяснила Томинг. 

Защитники животных в один голос заявляют, что в большинстве случаев следственные органы просто не возбуждают дело по факту жестокого обращения с животным или же быстро закрывают его. Одной из причин этого зоозащитники считают нехватку у полиции времени и ресурса на расследование таких дел. 

Хвостатым – адвоката

По словам Хейки Валнера, никто не знает, сколько заявлений отклоняется или вообще не подается по причине того, что это просто бессмысленно. 

По данным члена правления НКО «Эстонское общество защиты животных» (Eesti Loomakaitse Selts) Гейты Карураху, за 2019 год на инфотелефон одного только этого общества поступило 281 сообщение о ненадлежащем обращении с животными. 

При этом за прошлый год, по словам Кристель Томинг, было зарегистрировано 46 преступлений, касающихся жестокого обращения с животными, суд вынес обвинительный приговор по четырем уголовным делам. 

Пилле Теэс предлагает Эстонии взять на вооружение опыт других стран. «В швейцарском кантоне Цюрих животному законом гарантирована правовая защита, – пояснила Теэс. – В уголовном процессе права потерпевшего представляет адвокат по защите животных. Прокуратура обязана привлекать его и к предварительному следствию по делу». В некоторых странах понятие потерпевшего не ограничено понятием лица, и такой подход позволяет считать потерпевшими и животных. 

Депутат Андрей Коробейник в июле попросил зоозащитные организации и частных лиц прислать ему предложения по изменениям Закона о защите животных. Поступило довольно много откликов. «Сейчас я начал обсуждение идей, в итоге останутся те из них, которые я попробую представить в качестве законопроекта», – отметил Коробейник. 

Депутат Рийгикогу Хельмен Кютт считает, что уже осенью будут инициированы поправки к закону, которые изменят нынешнюю ситуацию.

Друг или вещь: как закон дает зеленый свет живодерам

Карикатура: Eva Sarma
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий