Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Светлой памяти Леонида Фельдмана

Приносим наши глубокие соболезнования всей семье Тараховских-Фельдман.

Семья Курляндчик,

Вильнюс

Редакция газеты «Обзор» присоединяется к этим соболезнованиям в связи со смертью Леонида Фельдмана, отца клайпедского драматурга Аси Котляр (Майи Тараховской), о пьесах которой не раз писала наша газета.

Майя Тараховcкая

Папа ушёл…

Он до неба рукой достал,

Так ему казалось наверное

Бредил, и тихо что-то шептал

Попадая в пространство безмерное.

Знал, что дни его сочтены,

И не дни уже, а минуты.

И что с той уже стороны

Он стоит, в белый саван окутан.

Он не пил уже так давно,

Но совсем не чувствовал жажды.

А на стенах всё шло кино

Что уже он смотрел однажды.

Жизнь он видел свою, как есть:

Без прикрас, без притворств и лести.

Он не знал, что такое месть,

Он был предан семье и чести.

Вот война и снарядов гром —

Похоронка пришла на папу.

Мореходка, женитьба, шторм…

Так сменялись жизни этапы.

Светлый образ его жены…

Он женился один раз и точка.

Вот картина сошла со стены:

У него родилась дочка…

И заплаканные глаза

На отца со страхом смотрели

«Ты держись родной, ты ж сказал,

Что ещё не дошёл до цели…»

Взгляд бесцветный глубинным стал,

Губы что-то тихо шептали…

«Я не слышу, что ты сказал?»

«Я сказал, вы наверно устали…»

А потом по английски: «Гудбай!»

Погоди прощаться, не время!

Но он видел ворота и рай…

И его поглотила темень…

А Душа, сняв одежды с себя,

Устремляясь ввысь понемногу

Улетала, всех нас любя,

Возвращалась к родному порогу…
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий