Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Педагог Татьяна Александровна Куренко: у учителя теперь прав почти не осталось

Автор: Евгений Капов, независимый журналист.

«Служить бы рад, прислуживаться тошно». Вряд ли эти слова Александра Андреевича Чацкого из комедии Грибоедова «Горе от ума» помнит депутат Европейского парламента Урмас Паэт, который год назад побывал в Славянской основной школе Кохтла-Ярве, где встретился с педагогами. Основанием считать, что Паэт позабыл эту цитату, служит тот факт, что он тогда проигнорировал вопрос, заданный ему педагогом Татьяной Александровной Куренко. А поинтересовалась учительница с тридцатишестилетним стажем тем, что интересует не ее одну: — — «Господин Паэт, — задала вопрос педагог, — до каких пор учитель будет в роли обслуживающего персонала?»

Тогда Урмас Паэт, отвечая на вопрос, говорил много, но только не о том, о чём его спросили. Журналист решил поинтересоваться: а что имела в виду Татьяна Александровна, говоря о том, что педагогов в Эстонии поставили «в стойку прислуги»?

— Я имела в виду проблему взаимоотношений учителя и общества. Если раньше профессия учителя была настоящим служением, то сегодня всё в корне изменилось: изменилось отношение общества к учителю, к самой профессии; изменилось и отношение к учителю со стороны государства – у учителя теперь прав почти не осталось, зато обязанностей прибавилось. Учителя с огромной болью воспринимают эту потерю. Ведь речь идёт не только об авторитете конкретного учителя, а именно о престиже учителя вообще. Вот поэтому и сказывается нехватка учителей в школах. Образование отнесли к сфере услуг, и учитель уже давно оказывает «образовательные услуги», то есть выполняет роль обслуживающего персонала. Родители и ученики – клиенты, а учителя – «чего изволите?» В итоге получается, что и общество, и государство относятся к нам, как к работникам сферы услуг. Сегодня всё чаще учителя сталкиваются с вопиющими случаями, когда, например, родитель позволяет себе вмешиваться в учебный процесс, чуть ли не диктуя учителю, какую оценку должны выставить его ребёнку, ведь он, родитель, «лучше знает», какую оценку заслуживают его сын или дочь. С другой стороны, учителя же не идут давать советы строителю по поводу того, как правильно делать кирпичную кладку, или указывать повару на то, как варить суп.

А отдельные родители, чаще всего не имея даже среднего образования, прямо указывают, как мы должны оценить знания ребенка, какую оценку ему поставить. А ещё с гордостью вещают нам о том, что их дети «терпеть не могут читать» — и опять во всём виновата школа. Я часто многим из них задаю встречный вопрос: «А вы сами читаете? Ребёнок часто видит вас с книгой?» Как правило, в ответ – молчание. А ведь если дома нет культа книги, нет ни одной книжной полки и ребёнок не видит читающих родителей, то естественно, что он никогда не возьмется за книгу и не станет читать. Ведь дети – это зеркальное отражение своих родителей. И, конечно же, здесь не вина школы и учителя. Любовь к чтению прививается ребёнку в семье с раннего детства.

А что такое – «читать на лето»?

— Это определённый перечень литературы, который ребята должны прочитать на летних каникулах. Мы все хотим, чтобы чтение стало неотъемлемой частью досуга наших детей, чтобы расширялся их словарный запас, развивались память, мышление, речевые навыки, творческие задатки. Но «должны» — слишком требовательно звучит! Если из предложенного списка ребята прочитают 3-4 книги, это уже здорово! Летнее чтение практикуется уже много лет. Но, к нашему сожалению, читающих детей с каждым годом не прибавляется, а убавляется! Читающие дети для меня настоящие герои!

— Почему некоторые учителя и даже родители утверждают, что школьная программа занижена?

— Наша школьная программа рассчитана на среднего ученика. Но нельзя не заметить, что учебники не всегда отвечают уровню этого среднего ученика: наоборот, по литературе встречается довольно сложный текст литературоведческих статей, и ребята сами не могут в нём разобраться. Приходится разбирать вместе с ними. Вот сегодня, например, когда мы проходим повесть Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки», ребята не понимают половину из того, что читают самостоятельно: далёкий от них язык, много устаревших и диалектных слов. А ещё несколько лет назад их сверстники легко включались в текст повести и прочитывали её самостоятельно, понимая и особенности сюжета, и гоголевский юмор. Сегодня русский литературный язык для наших детей труден, непонятен. А чтобы понимать наш великий и могучий язык, надо постоянно читать – «ни дня без строчки»! Вот тогда появится читательский опыт и придёт осмысление прочитанного! А без этого читательского опыта мы потеряем свой язык, как бы это печально ни звучало.

— Татьяна Александровна, довелось слышать такое мнение: мол, русский язык и русская литература в Эстонии вторичны, ведь в Европе живем. Хорошо, но та же история с западноевропейской литературой. Ведь «детишки» среднего и даже старшего школьного возраста не знают, кто написал «Красную Шапочку» или «Щелкунчика». Да и с Андерсеном у них напряжёнка!

— Это значит, что в учебной программе основной школы по литературе либо не включены сказки Перро и Гофмана, либо кратковременная память наших детей не удержала эти фамилии. А самостоятельно познакомиться с ними у ребят нет желания. А вот с Андерсеном на уроках мы по-прежнему дружим! Сегодня ребятам больше по нраву лёгкое, развлекательное чтиво – чтение классики им не по нраву, это для них тяжёлый труд. Невольно вспоминаешь то «золотое время», когда давала на лето прочитать тридцать восемь книг по списку в 8 классе, и девочки, прочитавшие только тридцать семь, приходили с чувством вины, что не успели прочитать последнюю из списка – не нашлось в библиотеке. В это трудно поверить сегодня! Или мои герои-гимназисты, поспорившие между собой, кто быстрее прочитает роман Толстого «Война и мир». И читали ночи напролёт, приходя заспанными на урок! Я, наверное, счастливый учитель и горжусь тем, что у меня учились такие дети!

— Прежде в правильности произношения люди ориентировались на дикторов радио-телевидения. Сегодня ведущие новостей на русском языке выдают такие перлы, что, не дай бог, дети услышат!

— Согласна с вами – сегодня мы живём в мире сплошных ошибок! Мы повсеместно, и в школе на уроках, и даже за её пределами, стараемся «бороться за чистоту русского языка». Все эти исправления порой даже раздражают людей! Ежегодно начинаем с повторения ударения в словах и произношения. Мои ученики рассказывают мне, что часто исправляют своих родителей, а те сердятся на них, называя их «шибко грамотными». Проблема с числительными остаётся «вечной» проблемой! Если бы только дети — с «голубого экрана» с завидным упорством ежедневно неправильно склоняют числительные! Дикторы перестали быть эталоном правильной речи.

— А в чем, по-вашему, дело?

— Вероятно, руководствуются мнением, что, дескать, живем в Эстонии, русский язык здесь не так важен. Говорят по-русски – и этого вполне достаточно! Самое страшное, что это позиция не столько самого государства, сколько родителей наших учеников! Рассуждая о важности изучаемых языков, родители на первое место ставят иностранные языки и эстонский язык. Не спорю, они сегодня очень важны. Но ведь не надо забывать и о значимости своего родного языка!

— О! Я тоже слышал такое: мол, надо сказать спасибо, что хоть так транслируют передачи на русском. Что делать для сохранения русского языка?

— Мы, русские филологи, делаем всё от себя зависящее, чтобы сохранить наш самый богатый, «великий и могучий» русский язык, но этого недостаточно – на это должны быть нацелены и русские семьи, живущие в Эстонии. Какие бы программы Министерство образования нам не навязывало, в чем бы нас ни ущемляли, по-настоящему русские люди будут любить свой родной язык, будут гордиться им и сделают всё, чтобы и их дети с таким же благоговением относились к своему языку.

— Недавно были у одинокой старушки совсем преклонного возраста. У нее очень солидная библиотека. Так вот бабуля столкнулась с проблемой: хочет передать книги библиотеке – не берут. Мало того: в читальном зале выставка книг, которые любой может бесплатно забрать в личное пользование. Пригляделся – полное собрание сочинений Салтыкова-Щедрина! Представляете, никому не надо!

— Очень типичная на сегодня ситуация! Я вам больше скажу: не так давно собирали макулатуру, так ребята приносили тома Бальзака, Пушкина, Гессе. Я даже для себя несколько из них в свой кабинет прихватила. В некоторых книгах даже страницы были не разрезаны: чувствуется, что их держали дома «для декора». Книги стали мешать людям – сбывается всё, что предвидел мой любимый писатель Рэй Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту». Но разве что-то может заменить живую книгу, это же «живое тело мысли»?!

— Татьяна Александровна, в Эстонии выпускник гимназии не знает, кто написал «Сказку о царе Салтане». Но ведь деградация образования наблюдается и во всем мире. Самое обидное, что и в соседней России русский язык у некоторых не в чести. Набрав в поисковике передачу «Место встречи. Повторение – мать учения», на 51-минуте мы с удивлением узнаём, что, если верить опросу в России, «Войну и мир» написал Евгений Онегин, а Пушкина звали Лев Николаевич. А Холокост – это национальный праздник чувашского народа. В другой передаче первокурсники на полном серьезе отвечали на вопрос ведущего: за что Лермонтов убил Пушкина на дуэли. Не от того ли всё идет, что учитель стал «обслуживающим персоналом», и не только в Эстонии?

— Думаю, всё дело в том, что нарушена их долговременная память. Много стрессов, засилье всевозможных гаджетов, неправильный режим дня, минимум живого общения, и с родителями в первую очередь – всё это тоже имеет своё влияние. В этом, конечно же, нельзя упрекать учителей – порой ребята не помнят, что проходили на уроке вчера. И это, к великому сожалению, не единичный случай! Вот поэтому учитель для детей и остаётся пока тем единственным путеводителем в жизни: показать, разъяснить, если что-то непонятно. Но это никак не снимает ответственности с родителей, которые должны прививать детям с малых лет любовь к чтению, поощрять их любознательность.

— Выходит, что с детьми легче, чем с родителями?

— Ещё как легче! С родителями порой бывает намного сложнее, чем с детьми – с ними всегда найдёшь общий язык! Я строгий учитель, но я люблю своих учеников, всегда таких разных: талантливых и немного ленивых, шаловливых и застенчивых, послушных и не очень, любознательных и незадачливых, дерзких и упрямых… Ведь не любя детей, не сможешь состояться и в своей профессии.

— Татьяна Александровна! В начале октября – ваш профессиональный праздник. Поздравляем с ним вас и ваших коллег. Уверены, что его не испортят никакие пандемии. Спасибо вам за беседу.

Фото автора

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий