Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Эксперт: Таллинн может не опасаться взрыва аммиачной селитры

В Муугаском порту находится AS DBT.
Фото: AS DBT

Взрыв нитрата аммония в терминале Муугаского порта при его обработке мог бы уничтожить весь порт, но вероятность такого хода событий крайне мала, утверждает химик Яак Арро, который много лет руководил в Департаменте водных путей службой, в ведении которой находились опасные грузы.

Виркко Лепассалу

Взрыв аммиачной селитры в порту Бейрута в минувший вторник привел, согласно последним данным, не менее чем к 200 человеческим жертвам, примерно 500 человек получили травмы, 300 000 лишились крова, а порт и его окрестности были уничтожены, напоминает Pealinn. Этот день, между прочим, навсегда запомнится многим новобрачным и их гостям, которые в этот день сидели в многочисленных ресторанах в округе и которых ударная волна повергла наземь и ранила обломками стекол из окон окрестных домов. Чем ближе люди оказались к эпицентру взрыва, тем больше среди них было жертв. По оценке Спасательного департамента, вероятность чего-то подобного бейрутскому взрыву в Эстонии крайне мала, что подтверждают и сами переработчики удобрения, именуемого нитратом аммония.

Пороховая бочка? Все же нет

А может, это говорится просто для успокоения, а мы здесь, в Таллинне, живем если не на пороховой бочке, то по соседству с ней? Ведь в Муугаском порту находится AS DBT, которому выдано разрешение обрабатывать за один раз до 10 000 тонн нитрата аммония. Для сравнения: в Бейруте на воздух взлетели «всего» 2750 тонн.

Один из немногих независимых экспертов в вопросах, касающихся аммиачной селитры, который не повязан ни ведомственными, ни частными интересами, – химик Яак Арро. Десяток лет назад он работал в Департаменте водных путей заведующим службой, которая занималась опасными грузами. И еще тогда он подготовил анализ рисков, связанных с терминалом аммиачной селитры.

Как один из самых серьезных рисков Арро расценил тогда отсутствие контроля за каждым из звеньев логистической цепи нитрата аммония. Аммиачная селитра доставляется из России поездом. Так что существует определенная вероятность, что нитрат аммония в небольших количествах испортится или загрязнится до прибытия в терминал Муугаского порта, породив таким образом очаг разложения селитры, что создает угрозу взрыва. Теперь, годы спустя, Арро отметил, что риск все же крайне мал, потому что в DBT работают специалисты своего дела, которые сразу улавливают всякого рода отклонения. «Взрывная мощь аммиачной селитры очень велика, и взрыв в терминале Муугаского порта, где ведется ее обработка, мог бы уничтожить весь порт. Но вероятность такого несчастного случая крайне мала», – утверждает Арро. Он подчеркивает, что надо различать два типа нитрата аммония: «Один идет на производство взрывчатки: если в него добавить что-то горючее, то получается используемый в шахтах аммонит. Нитрат аммония, предназначенный на удобрение, несколько “жиже”. Он по-иному гранулирован, и в него для повышения его воздействия в качестве удобрения добавлены калий и фосфор или же что-то одно из них. Если нитрата аммония в такой смеси становится меньше 80%, то вся смесь становится безопаснее. В Бейруте, я полагаю, взорвался чистый нитрат аммония. Об этом свидетельствует оранжевое облако – окись азота, которое весьма ядовито».

Гранулы гарантируют безопасность

В чем же тогда заключается опасность аммиачной селитры, предназначенной для удобрений? Ведь в нее уже добавлены калий и фосфор, которые призваны «разжижить» концентрат и сделать его более безопасным?

«У нитрата аммония, подготовленного к превращению в удобрение, есть другая плохая особенность: он начинает разлагаться от нагревания. И очень уж большого количества тепла для этого не надо, – поясняет Арро. – Если нитрат аммония нагревается до 80 градусов, то дальше он способен к саморазогреву, причем очень быстрому, что и может привести ко взрыву».

Нитрат аммония, будь он совершенно чист или нет, сам по себе, однако, нагреваться не станет, если в нем нет какой-то органики, каких-то горючих материалов. Ее может быть, как сообщил Арро, до 0,2%. Если больше, то нитрат аммония квалифицируется уже как взрывчатка.

Таким образом, очень большая опасность кроется именно в саморазогреве аммиачной селитры, если в нее попадет немного горючего «сора». Все это, в свою очередь, и означает как раз, что с нитратом аммония во всех звеньях логистической цепи надо обходиться очень осторожно, держать его в чистоте, чтобы, скажем, при погрузке в вагоны туда не попало никакое горючее вещество от самого вагона или предыдущего перевозимого в нем груза.

Если говорить, например, о куполообразных складах AS DBT, то там при повышении температуры остается достаточный запас времени для опустошения склада, чем и снижается температура. А на судах, перевозящих нитрат аммония, все время отслеживается температура в трюме. Если она начинает повышаться, свидетельствуя о разогреве селитры, то в крайнем случае приходится заливать трюм водой и «топить» селитру. Перевозящие ее суда должны быть сконструированы с расчетом на то, что остаются на плаву с затопленными трюмами и смогут в таком состоянии продолжать рейс. Если только температура в трюме на два-три градуса превышает наружную, необходимо очень тщательно следить за состоянием груза.

Безопасность аммиачной селитры достигается, как сообщил Арро, еще при обработке этого вещества – превращении его в гранулы размером от 1 до 4 мм. Их должно быть более 95%. Если они крупнее или слишком малы, то устойчивость к детонации уменьшается. Существуют две критические температуры, при которых гранулы начинают разлагаться: это 16 градусов мороза и 32 градуса тепла. В этом смысле Эстония находится в очень благоприятном климатическом поясе, где такого колебания температур нет.

Беда была неминуема

Представитель обрабатывающей аммиачную селитру фирмы DBT Аго Тийман утверждает, что взрыв в Бейруте стал следствием длинной цепи халатностей, если не сказать глупостей. Беда была неминуема.

Прежде всего речь шла об арестованном грузе, владельцам которого власти почему-то не дали разрешения везти его из бейрутского порта дальше. В целях безопасности, во избежание нагрева нужно было это вещество отправить из порта не более чем через полгода, а нитрат аммония пролежал там с 2013 года.

Теперь, задним числом, в Бейруте началось выяснение: кто больше виновен в несчастном случае: портовые власти, которые не сумели ничего предпринять с арестованным грузом, или судебные власти, которые не придали никакого значения запросам портовых чиновников и задерживали арестованное ими взрывчатое, по сути, вещество. А ко всему еще там рядом велись сварочные работы, что и привело к появлению небольшого локального очага пожара, сработавшего детонатором. Так что удивляться надо не тому, что произошло такое колоссальное несчастье, а тому, что такое не происходило раньше.

«Так же, как в отношении самой современной бензозаправочной станции невозможно утверждать, что она безопасна на 100%, а можно гарантировать лишь 99-процентную безопасность, так и с нами, – говорит Аго Тийман. – Поэтому трагедия в Ливане не стала поводом для закручивания до отказа всей системы безопасности нашего терминала, поскольку все, что можно, уже было сделано. Правда, с связи с взрывом в Бейруте мы провели собрание персонала, но и совместно нам не удалось изыскать места, где можно было бы еще-что-то подкрутить в смысле безопасности. За соблюдением нами мер безопасности и развитием системы предохранения постоянно следят аудиторы, и мы в этом отношении полностью отвечаем международным стандартам. Но, конечно, работа по совершенствованию систем безопасности не закончится никогда».

Тийман рассказал, что, хотя за всеми показателями в купольных складах, где хранится нитрат аммония, следит электроника, а за ней – оператор, там ежедневно бывают работники для замера температуры и прочих показателей вручную. Это необходимо как гарантия на случай выхода электроники из строя.

Зона безопасности предприятия, независимо от типа несчастного случая – взрыва или пожара – составляет 428–2843 метра. Специальные хранилища фирмы, предназначенные для аммиачной селитры, представляют собой купола с очень прочными стенами. Взрыв, конечно, вознес бы их, но в то же время даже разлетающиеся стены будут тормозить распространение взрывной волны на большое расстояние. Разумеется, за взорвавшейся в Бейруте селитрой никто так не следил, она была оставлена на произвол судьбы.

ПОХОЖЕЕ ПО ТЕМЕ

Красный Крест собирает деньги для пострадавших в Бейруте
Взрывы в Бейруте: задержаны 16 сотрудников порта
Взрывы в Бейруте: число погибших выросло до 100
Десятки погибших, тысячи пострадавших: Бейрут – зона бедствия
Мощный взрыв в Бейруте привел к масштабным разрушениям
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий