Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Виеталва — пространство памяти

Как выстроить объединяющую историческую традицию



Источник: BB.LV

Латышское название kapu svEtki на русский буквально не переведешь. Скорее день поминовения. В минувшую субботу в самой что ни на есть национальной глубинке люди, прибывшие на машинах, автобусах и пришедшие пешком, вспомнили погибших воинов Красной армии.

Идиллическая провинция

Центр Видземе, 137 километров от Риги. В Плявиньском крае — небольшая Виеталвская волость. По Даугавпилсскому шоссе, возле Плявиняс, нужно повернуть строго на север. И увидишь аккуратно подстриженные пригорки, сено в полиэтиленовых рулонах, стада по полсотни коров, куриц в оградах, гнезда аистов с молодым пополнением и соседствующие с ними спутниковые антенны. Население занято животноводством, сельский туризм представлен восстановленным замком Одзиена, известным с 1455 года. В 1905 году имение фон Бриммеров о 50 постройках спалили… Сегодня тут — отреставрированный на европейские деньги интернат, вполне приличная школа, автобусная остановка из прозрачного пластика. Из достопримечательностей — дуб Аусеклиса, под коим сочинял свои стихи народный поэт, живший в 1850–1979 гг., зал имени композитора Юриса Калниньша (1847–1915).

Всего в волости чуть более 200 жителей. Живых тут меньше, ибо на братском кладбище у хутора Леяскрогс похоронено 517 красноармейцев. Тяжелые бои 2–й Прибалтийский фронт вел здесь с немецкой группой армий «Центр», в августе 1944 года начавшей контрнаступление, задействовав отборные танковые части СС. Операцию назвали Doppelkopf — «Двойная голова».

На пути стали части 130–го Латышского гвардейского стрелкового корпуса Красной армии. Перед ними стояла амбициозная цель: за 10 дней достичь Риги. Не получилось.

Живые свидетели

В результате недельных боев село Виеталва практически стерли с лица земли. Тяжело пострадала и лютеранская церковь 1817 года постройки. В ней в эти горячие дни работала группа разведчиков под командой старшины Яниса Розе, ставшего первым латышом — кавалером ордена Славы всех трех степеней.

В этот раз к памятнику приехали по традиции ветераны 130–го корпуса — их совсем немного. 94–летний Алоизс Лукша в 44–м воевал минометчиком 121–го полка. Призван из Резекне.



Виеталва — пространство памяти

Впоследствии освоил 76–миллиметровое орудие — основную силу поддержки пехоты. Как всегда, украшена орденами Вера Иволга, разведчица 2–й Латвийской партизанской бригады. Она девочкой сражалась на родной земле. Зоной ответственности партизан были Шкяуне, Пасиены, Зилупе. Она доставляла партизанам, пускавшим под откос немецкие поезда, оружие, боеприпасы. Иволга лично видела и помнит легендарных партизан Латвии: Оттомара Ошкална, Иманта Судмалиса, Вилиса Самсонса.

— Их память всегда дорога нам, — сказал у монумента председатель общества ветеранов 130–го Латышского стрелкового корпуса Янис Иварс Каспарсонс. — Это только часть воинов Красной армии, разбивших полки Гитлера, надеюсь, навсегда. 700 лет длилось рабство под Черным рыцарем, пока мы его не разгромили. Живем 76 лет в свободе, мире и любви. Боже, благослови!

Я. И. Каспарсонс — один из «детей войны», в 1944 году ему было 11 лет. Потрясенный увиденным, он решил связать свою жизнь с армией, дослужился до полковничьих звезд, окончил военную академию. На случай войны должен был командовать фронтовым управлением. «Нас тренировали за две недели выйти к Атлантическому океану», — рассказал старый служака, который и поныне бодр, запевая «Skaista ir jaunIba» и «Из–за острова на стрежень».

Песни вместо лозунгов

Торжественную часть дня поминовения организовали местные жители — и, следует отдать им должное, замечательно, искренне и со вкусом. Песни под гитару, синтезатор и флейту, исполненные местными бардами, звучали на латышском языке. А вот и знакомая мелодия а капелла — прошли секунды, пока я вспомнил, что это… «Орленок, орленок, взлети выше солнца». В недолгом выступлении были упомянуты Бог, Латвия, 1940 год, высылки — и одновременно солдатская отвага.
Может быть, наивная попытка объединить ныне конфронтационные дискурсы — но исследователи наверняка отметили бы такой пример инклюзивной коммеморации. То есть практики памяти, не отвергающей ни одной стороны. Наверное, потому в Виеталве годами совершенно добровольно собираются те, кто не делит Латвию по национальностям. В то время как по всей Восточной Европе разворачиваются бессмысленные и беспощадные «войны монументов», такое отношение не может не вызвать уважения.

Николай КАБАНОВ.

Фото автора.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий