Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Тут пришла тётя Вера… И запуталась в терминах

— Как же я всё-таки вам, журналистам, благодарна! – на днях совершенно неожиданно сказала мне тётя Вера, обычно скупая на похвалы.

Не успел я поинтересоваться, чем же это мы, журналисты, заслужили такую благосклонность народного политолога, как соседка добавила:

— Ещё большую благодарность я испытываю только к политикам.

Такое соседство СМИ и политики мне сразу не понравилось. И не зря.

— Откуда бы мы, простые жители Литвы, особенно пенсионеры, узнавали, что становимся всё богаче? Правда, у богатства этого довольно много «ступенек». Как и у нищеты с бедностью, — заявила собеседница.

— А что вы имеете в виду? — не удержался я от уточняющего вопроса.

— На прошлой неделе мы узнали, что за чертой бедности в Литве живёт более полумиллиона жителей и что это хорошо, — ответила тётя Вера, не добавив ясности.

— И что же тут хорошего? – не понял я.

— Похоже, что тебе ещё нужно учиться умению правильно подавать новости. А хорошее, оказывается, в том, что по ту сторону статистического «забора», отделяющего бедных от якобы состоятельных сограждан, стало, если верить нашей статистике, меньше бедного народу. Правда, я запуталась в градации этой самой нищеты. Выясняется, что у нас в Литве есть абсолютный уровень нищеты, риск нищеты и ещё черта бедности.

— Секундочку, сейчас я вас просвещу, — обнадёжил я тётю Веру, стуча по клавишам ноутбука. – Риск нищеты – это когда получается 379 евро в месяц на одного члена семьи и 797 евро на семью из двоих взрослых и двоих детей до 14 лет. Абсолютный уровень нищеты – это когда 251 евро в месяц на одного члена семьи или 527 евро на семью из двух взрослых и двух детей до 14 лет. А уровень бедности – это, как я понимаю из всего того, что нашёл в интернете, и есть абсолютный уровень нищеты.

— Кстати, генеральный директор Департамента статистики Юрате Пятраускене, представляя «нищенские» данные за прошлый, 2019-й год, действительно с удовлетворением отметила, что «среди всех возрастных групп уровень абсолютной нищеты снижается», — добавил я. — По её словам, из абсолютной нищеты выбрались 100 000 жителей.

— А каким образом выбрались? У меня пара знакомых пенсионеров за последний год не выбрались, а перебрались по адресу вечной прописки, улучшив тем самым, как я понимаю, статистические данные по нищете, — заметила соседка, учившая меня совсем недавно оптимизму.

— Госпожа Пятраускене говорит, что бороться с нищетой помогает увеличение пособий, — привёл я чужие слова. – Если бы не было пособий, то по ту сторону «забора» одиноких родителей стало бы больше на 12%, «полносемейных» — от 14 до 18%, пенсионеров – больше почти на 10%, — продолжал делиться я найденной информацией. — Вот только все озвученные данные выведены по результатам позапрошлого, 2018 года. А как хорошо мы стали жить в этом году, узнаем года через два.
Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий