Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

24 июля — День памяти Святой равноапостольной княгини Ольги

24 июля по новому стилю отмечается память Святой равноапостольной княгини Ольги – жены киевского князя Игоря, которая считается покровительницей России и духовной матерью русского народа, поскольку она была одной из первых христианок на Руси, бабушкой Святого равноапостольного князя Владимира Крестителя, то есть именно что предтечей великого русского крещения.

Спустя 140 лет после кончины княгини Ольги (11 июля 969 г.) древнерусский летописец так писал о первой русской святой: «Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи».

Разные источники выдают разные версии происхождения Ольги. Пожалуй, самая романтичная изложена в «Повести временных лет» летописца Нестора, которая повествует, что будущая княгиня родилась в деревне Выбуты под Псковом, что родители ее были простыми людьми, а сама Ольга в юности была перевозчицей через реку. Опираясь на понятный летописный источник, этой же версии придерживался и историк Карамзин.

Но в иной летописи сообщается, что Игорь взял себе жену из «Плескова» в 903 году. Иоакимовская же летопись говорит, что Ольга происходит из рода князей Изборских, то есть из одной из древнерусских княжеских династий, которых было много на Руси в X–XI вв., но которые были вытеснены Рюриковичами. И что Ольга была внучкой легендарного славянского князя Гостомысла, по совету которого призваны были варяги княжить в Новгороде. Семья Ольги была языческой. Имя ей было дано варяжское – Хельга, что было переиначено в русское – Вольга, Ольга. Некоторые летописи сообщают, что до замужества Ольга носила имя Прекраса, а Ольгой была названа в честь Олега, который устроил ее брак с Игорем.

Как бы то ни было, она стала «начальницей веры» и «корнем Православия» (так ее называли). Существует устойчивое мнение, что крестилась равноапостольная княгиня в Киеве, и сюжет этот подробно описан в «Повести временных лет» именно под 955 годом, а путешествие в Византию она предприняла в 957 г., уже будучи христианкой. Документальные исторические источники не дают однозначного ответа.

Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна, своими же людьми любима, как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием, и награждающий добрых; она внушала всем злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков, во всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла… Со всем этим Ольга соединяла воздержанную и целомудренную жизнь, она не хотела выходить вторично замуж, но пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до дней возраста его княжескую власть. Когда же последний возмужал, она передала ему все дела правления, а сама, устранившись от молвы и попечений, жила вне забот управления, предаваясь делам благотворения».

Автор «Степенной книги» пишет: «Подвиг ее в том был, что узнала она истинного Бога. Не зная закона христианского, она жила чистой и целомудренной жизнью, и желала быть христианкой по свободной воле, сердечными очами путь познания Бога обрела и пошла по нему без колебания».

Преподобный Нестор летописец повествует: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг – Христа».

Поручив Киев подросшему сыну Святославу, Ольга отправилась с большим флотом в Константинополь. Древнерусские летописцы назовут это деяние Ольги «хожением», оно соединяло в себе и религиозное паломничество, и дипломатическую миссию, и демонстрацию военного могущества Руси. «Ольга захотела сама сходить к грекам, чтобы своими глазами посмотреть на службу христианскую и вполне убедиться в их учении об истинном Боге», – повествуется в житии святой Ольги.

Таинство Крещения совершил над ней патриарх Константинопольский Феофилакт (933–956 гг.), а восприемником из купели (крестным отцом) стал император Константин Багрянородный (912–959 гг.), оставивший в своем сочинении «О церемониях византийского двора» подробное описание торжеств во время пребывания Ольги в Константинополе. На одном из приемов княгине было поднесено золотое, украшенное драгоценными камнями блюдо. Ольга пожертвовала его в ризницу собора Святой Софии, где его видел и описал в начале XIII в. русский дипломат Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгородский Антоний: «Блюдо велико злато служебное Ольги Русской, когда взяла дань, ходивши в Царьград: во блюде же Ольгине камень драгий, на том же камни написан Христос».

Патриарх благословил новокрещенную княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня». (После завоевания Киева литовцами Ольгин крест был похищен из Софийского собора и вывезен католиками в Люблин. Дальнейшая его судьба неизвестна.)

При крещении княгиня удостоилась имени святой равноапостольной Елены (древнегреч. «факел». – С.М.), много потрудившейся в распространении христианства в огромной Римской империи и обретшей Животворящий Крест, на котором был распят Господь.

В Киев Ольга вернулась с иконами, богослужебными книгами, а главное – с твердой решимостью обратить свой народ в христианство. Она воздвигла храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда – первого киевского князя-христианина. С проповедью веры она отправилась на родной Север, во Псковские земли, откуда была родом.

Святая Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. Из века в век передавалось повествование о видении, бывшем ей около реки Великой, неподалеку от родного села. Она увидела, что с востока сходят с неба «три пресветлых луча». Обращаясь к своим спутникам, бывшим свидетелями видения, Ольга сказала пророчески: «Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на этом месте будет церковь во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет здесь великий и славный град, изобилующий всем». На этом месте Ольга воздвигла крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова, именовавшимся с тех пор «Домом Святой Троицы». Таинственными путями духовного преемства через четыре столетия это почитание передано было преподобному Сергию Радонежскому.

Материнские усилия княгини Ольги имели драматический и даже трагический результат: вполне успешный воин, ее сын Святослав оставался язычником, по его распоряжению был убит племянник Ольги Глеб. Ольга горько пеняла сыну: «…сожалею о том, что хотя я и много учила и убеждала оставить идольское нечестие, уверовать в истинного Бога, познанного мною, а ты пренебрегаешь этим, и знаю я, что за твое непослушание ко мне тебя ждет на земле худой конец, и по смерти – вечная мука, уготованная язычникам. Исполни же теперь хоть эту мою последнюю просьбу: не уходи никуда, пока я не преставлюсь и не буду погребена; тогда иди куда хочешь. По моей кончине не делай ничего, что требует в таких случаях языческий обычай; но пусть мой пресвитер с клириками погребут по обычаю христианскому мое тело; не смейте насыпать надо мною могильного холма и делать тризны; но пошли в Царьград золото ко святейшему патриарху, чтобы он совершил молитву и приношение Богу за мою душу и раздал нищим милостыню».

Слыша это, Святослав горько плакал и обещал исполнить все завещанное ею, отказываясь только от принятия святой веры. Накануне смерти блаженная Ольга впала в крайнее изнеможение, причастилась; все время пребывала в усердной молитве к Богу и Пречистой Богородице; призывала всех святых; с особенным усердием молилась о просвещении по ее смерти земли Русской; предвидя будущее, неоднократно предсказывала, что Бог просветит людей земли Русской и многие из них будут великими святыми; о скорейшим исполнении этого пророчества и молилась блаженная Ольга пред своей кончиной.

11 июля 969 г. святая Ольга скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки, и все люди». Пресвитер Григорий в точности выполнил ее завещание.

Святая равноапостольная Ольга была канонизирована на соборе 1547 г., который подтвердил повсеместное почитание ее на Руси еще в домонгольскую эпоху.

Бог прославил «начальницу веры» в Русской земле чудесами и нетлением мощей. При святом князе Владимире мощи святой Ольги были перенесены в Десятинный храм Успения Пресвятой Богородицы и положены в раку, в каких было принято помещать мощи святых на православном Востоке. Над гробницей святой Ольги в церковной стене было окно; и если кто с верой приходил к мощам, видел их через оконце, причем некоторые видели исходящее от них сияние, и многие одержимые болезнями получали исцеление. Приходившему же с маловерием оконце не открывалось, и он не мог видеть мощей, а только гроб.

Святая равноапостольная Ольга стала духовной матерью русского народа, через нее началось его просвещение светом Христовой веры. Несомненно прав историк Н.М. Карамзин, отнесший княгиню к первым русским паломницам.

В Киеве памятник княгине Ольге стоит возле Михайло-Златоверхого собора – в ряд с фигурами апостола Андрея Первозванного и учителей словенских Кирилла и Мефодия. Он восстановлен к 1996 г. скульпторами В. Сивко и Н. Билык по разрушенной в 1919 г. скульптуре И.П. Кавалеридзе и Ф.П. Балавенского 1911 года.  На постаменте памятника когда-то была надпись: «Сия первая вниде в Царство Небесное от Руси, сию бо хвалят рустие сынове яко начальницу. Дар Государя Императора городу Киеву. Лето от Р. Х. 1911».

А во Пскове, на родине святой равноапостольной княгини Ольги, памятник установлен в 2003 г. близ Псковского кремля к 1000-летию города. Примечательно, что его автор скульптор Вячеслав Клыков в этой работе в известной мере повторяет свой стилистический и смысловой прием, который уже эффектно сработал в памятном знаке Преподобному Сергию Радонежскому, установленном в селе Радонеж Московской области в 1988 г. Там фигура монаха словно укрывает собой, содержит в себе фигурку мальчика, отрока Варфоломея (с иконкой Святой Троицы в руках), из которого впоследствии и вырос знаменитый русский святитель.

В псковском памятнике Клыкова княгиня Ольга укрывает, как бы несет в себе маленькую фигурку мальчика, своего внука Владимира, будущего Крестителя Руси (держащего икону Спаса). В обоих случаях образ ярко демонстрирует зрителю тезис «два суть одно» (если говорить о персонах) и одновременно «три суть одно» (если говорить о наличии также духовной составляющей, представленной в виде иконы). Псковская композиция установлена на мраморный постамент, из коего высоким рельефом выступают фигуры русских святителей, собою словно подпирающих высоту равноапостольных Ольги и Владимира.

Обе работы русского скульптора – в Радонеже и во Пскове – представляются нам выдающимися. (В 2003-м во Пскове был установлен еще один памятник княгине Ольге – работы З. Церетели.)

И очень красив древний храм в деревеньке Выбуты, на Псковщине, (вверх от Пскова по реке Великой), которая подарила «дивную в девицах», принявшую христианство за три десятилетия до крещения Руси ее внуком Владимиром.

Написала Ангелина Демьянок, rusedin.ru

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий