Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Латыши — потомки рабов или рабовладельцев?

Публицист Юрис Лоренцс в Latvijas Avīze ставит нелегкие вопросы об исторической ответственности латышской нации.



По его убеждению, вопрос о том, кем был Колумб, это также вопрос о Латвии. Каким образом? Неужели он был латыш? Не совсем так.

Что касается первооткрывателя Америки, то тут все ясно: если бы он не приехал в Америку, индейцы могли бы продолжать беспрепятственно жить у себя на родине, а чернокожие рабы благополучно остались бы в Африке.

А при чем здесь латыши? Оказывается, некоторые латыши сегодня гордятся колониями Курземского герцогства в Гамбии и Тобаго. А в африканской стране Гамбии, на островах Кунта, сегодня находится музей рабства. Аналог нашего оккупационного музея, проводит параллель Лоренцс.

А ведь курземчане (правда, латышей среди них не было много) в Гамбии не ограничивались только закупкой слоновой кости, кожи антилоп и кокосовых орехов. Вожделенным товаром были также рабы, которые продавались в Бразилии и на Тобаго.

Мы не рабы, рабы не мы?

В то же самое время на территории Латвии крепостное право, а фактически, груз рабства, в становился все тяжелее. Выходит так – сами будучи когда-то рабами, мы гордимся тем, что принимали участие в торговле рабами на другом конце света!

И вопрос о том, кем был Колумб, не только вопрос истории Америки. Это также вопрос о Латвии. Автор уточняет: кем для латышей были немецкие рыцари? Носители культуры и христианского учения? Или же лицемерные культуртрегеры, завоеватели и колонизаторы, которые пришли с огнем и мечом?

Епископ фон Мейнард для Латвии — то же самое, что Колумб Америки. Потому что именно он был одним из тех, кто показал немецкому ордену путь к ливским, куршским, земгальским, селским и латгальским землям.

На домашней странице католической церкви Святого Мейнарда в Икшкиле читаем: “В Икшкиле с Мейнардом и началась история Ливземе всей Ливонии”.

Неужели? Может быть, Ливонии, но не земли ливов. Разве до прибытия христианских миссионеров на территории нынешней Латвии не жили люди?

Тем не менее, во время визита Папы Римского Иоанна Павла II в Латвию в сентябре 1993 года был основан культ епископа Мейнарда, он был провозглашен святым!

Трудно представить, что Мейнард был бы столь же популярен во времени между двумя мировыми войнами. В людях тогда еще были свежи воспоминания о временах баронов, революции 1905 года, стрелках и рождественских боях.

Если бы не орденские замки…

Но мы будем объективными, продолжает автор – если бы в Нарве, Алуксне и Лудзе у Ливонской границы не стояли замки немецкого ордена, нынешняя территория Латвии намного раньше оказалась бы в Московии, позднее — в подчинении России.

Каждый народ с чужими памятниками рассчитывается по-своему, и латыши не являются исключением. На месте нынешнего памятника свободы в свое время находился памятник Петру I.

С 1922 года на месте памятнику магистру ордена Вальтеру фон Плетенбергу рядом с нынешним Сеймом стоял памятник Лачплесису, победителю Черного рыцаря. В то время не было сомнений в том, что у парламента страны не должны находиться символы немецкой власти. Как и в современной Латвии, совсем неподходящими являются памятники Ленину.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий