Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Black Lives Matter: сохранит ли США статус супердержавы

Акция солидарности Black Lives Matter в Таллинне.
Фото: Альберт Труувяэрт

Расовая революция в США, вопреки самым мрачным прогнозам, не приведет к развалу страны или другим катаклизмам мирового масштаба. Но внутренняя ситуация уже меняется самым кардинальным образом.

Наталья Ауг

natalja.aug@tallinnlv.ee

Со стороны кажется, что после резонансной гибели Джорджа Флойда от рук полицейского Америку охватило безумие: акции протеста с призывами распустить полицию и выпустить чернокожих заключенных, демонтаж памятников героям американской истории и обвинения в расизме за любое неосторожное высказывание или попытку критически осмыслить происходящее.

В интернете масса роликов, где протестующие прибегают к необоснованному насилию, грабят, совершают акты вандализма. СМИ, однако, преподносят это как движение против царящей в обществе социальной несправедливости и за равные права черных и белых. Это самое многочисленное движение в поддержку чернокожих, и не только в США, быстро вышло за пределы страны, и акции со слоганом «Black Lives Matter» (жизни черных имеют значение) прошли во многих странах, включая Эстонию.

Культурные коды

Полицейские, политики, спортсмены, просто известные люди, встав на колено, приносят извинения чернокожим за несправедливости прошлого. Кто-то делает это под требования толпы, кто-то добровольно. Понять такое смирение сложно, ведь большинство нынешнего светлокожего населения США — потомки переселенцев конца XIX века и иммигранты ХХ века — вряд ли имеют хоть какое-то отношение к рабовладению.

Культурологи объясняют, что это жест солидарности в борьбе с расизмом, известный со времен Мартина Лютера Кинга, но сейчас отказ вставать на колено в США влечет обвинения в поддержке расизма и неприятие BLM. Людям с неамериканским культурным кодом принять такое непросто. Например, министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб сказал, что видит в этом символ подчинения, а не свободы.

Эксперты все же стараются найти в царящем хаосе логику, однако попытки разобраться в происходящем в основном делают в неамериканское прессе. В Америке на это осмеливаются лишь альтернативные СМИ, и немудрено: заведующий отделом мнений The New York Times за допуск к публикации статьи, призывающей прекратить беспорядки, был уволен.

Считается, что это новая волна борьбы с сегрегацией и дискриминацией чернокожего населения США, начатой в 60-х годах прошлого века. Тогда были созданы социальные лифты и приняты меры экономической помощи, чтобы выровнять уровень жизни белого и черного населения. Почти половина чернокожего населения смогла подняться по социальной лестнице и сейчас относится к среднему классу.

Попавшие в разряд получателей пособий по бедности воспринимают себя жертвами сложившегося мироустройства, требуют новых льгот, проявляют повышенную обидчивость по отношению к белым. Часть белого большинства разделяет это мироощущение, но якобы проявляемое к чернокожим неравное обращение не находит официального подтверждения. При трудоустройстве кампании вынуждены отдавать им предпочтение, чтобы избежать обвинений в расизме, потому что опасаются последствий.

Если говорить об обвинениях в непропорционально жестком обращении полиции с чернокожими, то и оно в статистике подтверждения не находит. Белых от рук полиции погибает гораздо больше, а 90 процентов всех преступлений против черных, вне зависимости от степени тяжести, совершаются самими черными. И, разумеется, неясно, как роспуск полиции решит проблему преступности черных кварталов. Например, в Сиэтле эксперимент с зоной свободной от полиции провалился.

Кому выгодно

Политкорректность к черному населению превратилась в цензуру, и любое неосторожное слово может привести к остракизму, травле и потере работы. Тем же самым словам в отношении любой другой расы никто не придаст значения. В образовательных учреждениях царит атмосфера нетерпимости не только к инакомыслию, но ко всему, что может таковым показаться. Любой, кто не разделяет позиции протестующих, объявляется расистом, люди теряют работу даже за фразу «All Lives Matter» (все жизни имеют значение). В таких условиях инстинкт самосохранения заставляет несогласных хранить молчание. Например, администрация университета Вашингтона по требованию студентов отменила экзамены для афроамериканцев, ибо в такой атмосфере в стране им трудно учиться.

Политологи указывают и на роль американского образованного класса — традиционный электорат Демократической партии. Протесты прокатились в основном по городам и штатам, где сильны именно демократические настроения. Там губернаторы и мэры сдавали города BLM, отстраняя полицию от охраны порядка. Кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден преклонил колено, сейчас это политически целесообразно. Напомним, что BLM также призывают вымести относящегося к происходящему иначе Трампа из Белого дома. На стороне президента консервативная глубинка — маленькие городки и сельская местность. Попытки активистов BLM распространить протест на эти регионы встретили отпор, порой вооруженный, и власти, и населения.

Сейчас пока непонятно, насколько ситуация в стране вышла из-под контроля и какими могут быть последствия, если учесть изначально радикальный характер движения BLM. Мировые СМИ все чаще задаются вопросами, сможет ли США сохранить статус супердержавы и как это отразится в другом полушарии? Несмотря на проблемы, влияние Америки на происходящее в мире остается самым мощным, и принятая Европарламентом осуждающая расизм резолюция, и прокатившиеся по городам Европы многотысячные акции в поддержку BLM тому доказательство. Впрочем, если верить СМИ, по сравнению с США, эти однодневные акции прошли преимущественно спокойно, за исключением Парижа и Лондона, но и там полиция смогла быстро навести порядок.

Небывалый кризис

Эстонские политологи согласны с коллегами из других стран, что причиной происходящего стала совокупность накопившихся в американском обществе вопросов: назревший раскол, нерешенные расовые проблемы, полицейское насилие, недовольство нынешним президентом, проблемы в экономике, коронавирус. Обстановка накалилась и нужно было только поднести запал. Впрочем, они едины в мнении, что несмотря на стихийный характер BLM, влияние на осенние президентские выборы оно окажет, и есть те, кто готов этим воспользоваться.

Тоомас Алаталу в комментарии «Столице» обращает внимание на то, что вызванный победой Трампа в 2016 году политический кризис в США за четыре года достиг небывалого размаха. «Говоря о происходящем в США, стоит подчеркнуть то, что нынешняя президентская кампания началась сразу после объявления результатов выборов 2016 года, проигравшие демократы в тот же миг объявили, что начинают оказывать противостояние пришедшей к власти администрации республиканца Трампа. Такого типа политического кризиса – когда противоположная сторона не признается совсем – в демократических странах никогда раньше не возникало, и поскольку сразу там и тут происходящее приняло форму анархии – один разрешает, а другой запрещает (например, правительство разрешает, губернатор или суд запрещает), то за четыре года Америка пришла к тому, что имеет сейчас. А именно – тотальный кризис власти, население выказывает недоверие ко всем ее проявлениям, так что именно в этом свете и стоит смотреть на происходящее. Пандемия охватила Америку, когда все прочие кризисы были в самом разгаре, а атакуемое со всех сторон правительство Трампа не смогло удержать ситуацию под контролем», — считает он.

Политолог также указывает, что на углубление кризиса хорошо поработала и пресса, ведь 90% американских СМИ действуют в интересах демократов, да и европейские медиа по большей части являются их сторонниками.

Лектор института политических исследований Тартуского университета Хейко Пяэбо суть происходящего видит именно в нерешенной проблеме структурного неравенства, доставшейся в наследство от эпохи рабства, оно себя воссоздает несмотря на нормативное прекращение дискриминации и изменение в правовой системе в середине прошлого века. Котел кипел давно, но власти годами это игнорировали.

Алаталу подтверждает, что власть не довела до конца запущенные в прошлом веке процессы. «В вопросах внутренней политики власти страны, в первую очередь демократы, больше внимания уделяли таким меньшинствам как ЛГБТ, нежели решали проблемы чернокожих. Слоганом нынешней борьбы неожиданно стало наименование появившегося в 2013 году движения Black Lives Matter. Это было феминистическое движение, которое помимо прочего занималось защитой прав чернокожих. Это и объясняет то, что в выступлениях BLM чернокожие по численности уступают белым, которые в большинстве представлены профессиональными борцами за власть», — поясняет эксперт.

Алаталу также отмечает, что BLM не смогло захватить всю Америку, движение представлено лишь в отдельных штатах, а общегосударственное руководство у него отсутствует. Эркки Баховски также указывает на царящие в американском обществе острые разногласия. Та же свобода слова закреплена в Конституции США и многими судебными прецедентами, но как это решается, например в университетах или СМИ, — уже другой вопрос.

Власть традиционно заняла выжидательную позицию, и ждет, когда протестующие устанут, предполагает Алаталу. По его мнению, немаловажную роль во всем происходящем сыграет и приближение выборов президента.

«Мы имеем дело с длящейся четыре года предвыборной кампанией. Сейчас обе противоборствующие стороны наблюдают и взвешивают. Им необходимо учитывать интересы своего электората и при этом выяснить, можно ли получить голоса вышедших на улицы сил. Байден может перехватить руководство беспорядками, назвав правильного кандидата в вице-президенты», — прогнозирует он.

Пяэбо думает, что чернокожее население активнее будет участвовать в выборах, и скорее всего выступит против Трампа. Однако неясно, как сработает дискурс сильного лидера, который пытается использовать Трамп. Баховски также замечает, что хотя BLM стало прямой реакцией на произошедшее с Флойдом, политические силы всегда хотят такие выступления использовать в своих интересах. «Заметно, что демократы пытаются использовать движение в своих силах, но погромы вряд ли можно рассматривать как борьбу афроамериканцев за свои права», — отмечает он. «В любом случае решение о судьбе власти будет принято наверху, а не на улицах», — заключил Алаталу.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий