Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Родом из Латгалии: основатель МОССАДа, генпрокурор США, вице–маршал Британии

Не секрет, что Даугавпилс (он же Двинск, он же Динабург) исторически являлся местом обитания большой еврейской общины. Из родившихся в Даугавпилсе евреев наиболее известны художник Марк Ротко, композитор, он же король танго Оскар Строк и знаменитый цирковой артист Николай Поляков («клоун Коко»).



На первом этаже здания синагоги Даугавпилса в настоящее время демонстрируется фотовыставка «Знаменитые евреи Даугавпилса». Ее создание — заслуга историка и краеведа Иосифа Григорьевича Рочко, ранее выпустившего книгу «Знаменитые евреи Латгалии».

Как явствует из выставки и книги Иосифа Рочко, Ротко, Строк и Коко — лишь вершина айсберга. Кропотливый исследователь насчитал более сотни известных евреев, чья жизнь на разных этапах оказалась так или иначе (чаще всего по праву рождения) связана с Латгалией — писателей, художников, музыкантов, кинематографистов, философов, врачей и даже руководителей спецслужб. Понятно, что трудно объять необъятное в газетной статье, но о некоторых знаменитых евреях Даугавпилса Иосиф Рочко рассказал корреспонденту «СЕГОДНЯ».

Вклад Эренбурга

— Среди лиц, представленных на вашей выставке, присутствует, например, Илья Эренбург — писатель, лауреат многих премий, советский государственный деятель. Но он же в Даугавпилсе никогда не жил?

— Нет, не жил, но дважды, в 1954–м и 1958–м, он выдвигался от нашего города в депутаты Верховного Совета СССР. Сначала, в 1950–1954–м, он был депутатом от Риги, а потом чиновники решили, что Эренбург должен представлять Даугавпилс.



Родом из Латгалии: основатель МОССАДа, генпрокурор США, вице–маршал Британии

Илья Эренбург.

Я должен сказать, что он сделал для Даугавпилса очень многое — ответственно относился к своим депутатским обязанностям, неуклонно отстаивая интересы наших горожан. Он сообщал в Москву, что даугавпилчанам не хватает квартир, что улицы требуют ремонта — и пробивал решение этих вопросов. Его усилиями городской педагогический институт получил новое здание, в Даугавпилсе был построен ряд важных предприятий. Своей депутатской работе Илья Эренбург посвятил главу в книге «Люди, годы, жизнь».

Возможно, для Эренбурга был значим тот факт, что Даугавпилс — город с богатыми еврейскими традициями. Писатель неоднократно приезжал к нам, встречался с городской общественностью и на одной из этих встреч в городском Народном доме присутствовал я сам — еще ребенком. Мой дедушка тогда сказал: «Обязательно нужно пойти, встретиться с большим человеком». Зал был забит под завязку. Уже много позже я поднял давний номер даугавпилсской газеты «Красное Знамя» и нашел фоторепортаж со встречи с Эренбургом — в первом ряду сидят отец, мать, наши соседи — и я, маленький мальчик. Все внимательно слушают…

Американский прокурор

— А были обратные примеры — чтобы евреи родом из Даугавпилса сделали большую карьеру в других странах?

— Да сколько угодно! Я даже шучу, что все выдающиеся евреи должны были родиться в нашем городе. Среди портретов нашей выставки присутствует, например, Давид Виленц — этот человек стал генеральным прокурором американского штата Нью–Джерси. Вывезен родителями из Двинска в 1895–м в годовалом возрасте. Окончил среднюю школу городка Перт–Амбой, работал журналистом, менеджером баскетбольной команды, в годы Первой мировой войны служил в армии США. Впоследствии пошел по юридической линии: получил соответствующее образование, открыл частную практику, стал участвовать в работе нью–джерсийского отделения Демократической партии. Стал сначала городским прокурором в Перт–Амбое, потом пошел на повышение.



Родом из Латгалии: основатель МОССАДа, генпрокурор США, вице–маршал Британии

Давид Виленц.

Возглавив генпрокуратуру Нью–Джерси, Виленц пообещал: «Я не буду манекеном». Он получил всеамериканскую известность, расследуя громкое дело о похищении и убийстве ребенка знаменитого летчика Чарльза Линдберга. Благодаря Виленцу это преступление было раскрыто, виновного нашли и в 1936–м казнили на электрическом стуле.

Сёма. Он же Стенфорд

— Прямо хоть роман пиши…

— Это еще что! А вот и более поразительный пример — Стенфорд Кейд. Это не кто иной, как бывший даугавпилчанин Сема Кадинский, сын местного ювелира. Это британский хирург, впервые применивший комбинированное использование хирургии и лучевой терапии для лечения рака.



Родом из Латгалии: основатель МОССАДа, генпрокурор США, вице–маршал Британии

Стенфорд Кейд.

Как он оказался в Англии? Накануне Первой мировой уехал в Бельгию учиться медицине, с началом военных действий был эвакуирован в Англию, да там и остался. Обучался в медицинской школе Вестминстерского госпиталя, где потом работал и экспериментировал в сфере лечения рака. Во время Второй мировой войны Кейд записался в добровольческий резерв Королевских ВВС. Предложил полезные улучшения дизайна кабины истребителей, за что был удостоен звания вице–маршала военно–воздушных сил. Дело в том, что он оперировал летчиков и обратил внимание, что многие раны они получают из–за неправильного устройства кабин своих летательных аппаратов…

После войны Кейд вернулся к исследованию методов лечения рака, написав по этой теме две книги.

Мой друг художник и поэт

— Просто поразительно…

— Далее у нас раздел деятелей искусств. Одним из наиболее знаменитых евреев, родившихся в Даугавпилсе, заслуженно считается художник Марк Ротко. Про него все знают.

Но менее известен Маурис (Морис) Киш — тоже еврей и тоже американский художник. Родился в Двинске в 1898–м и вместе с семьей в детстве эмигрировал в США. В Нью–Йорке он был боксером–любителем, гандболистом, учителем бальных танцев, рабочим на фабрике, писал стихи, но главным его призванием стало изобразительное искусство. Однако, в отличие от того же Ротко, Киш творил в реалистической манере. В своих картинах талантливо изображал жизнь рабочего класса, тяготы Великой депрессии 30–х…



Родом из Латгалии: основатель МОССАДа, генпрокурор США, вице–маршал Британии

Работа Мауриса Киша.

Еще один художник — опять же двинчанин по рождению Григорий Длугач, позже связавший свою жизнь с Ленинградом. Это маститый советский живописец, педагог, основатель и руководитель творческого объединения «Эрмитаж» (так называемая «эрмитажная школа»), основатель школы аналитической живописи.

— Это художники. А что с музыкантами?

— Их тоже у нас немало. Вспомним хотя бы урожденную двинчанку Надежду Дукстулькайте — пианистку и педагога, много сделавшую для изучения и популяризации литовской народной музыки. Дело в том, что 1918–м в шестилетнем возрасте родители перевезли ее в Литву, где она потом получила разностороннее музыкальное образование. Во время войны, уже будучи известным музыкантом, попала в каунасское гетто, но незадолго до его ликвидации ухитрилась оттуда сбежать и тем спасла себе жизнь.

Жила в Каунасе и Вильнюсе, гастролировала по всему Советскому Союзу, в 50–х сыграла важную роль в создании всемирно известного литовского хора «Ажуолюкас» («Дубок»). Записала двадцать две пластинки.

«Что такое человек? Почему я?»

— А философы среди уроженцев Даугавпилса есть?

— Есть! Эли Сигель, которого родители еще в трехлетнем возрасте перевезли в 1905–м из Двинска в США, стал там впоследствии авторитетным философом, поэтом и критиком, основал философское направление так называемого «эстетического реализма». Три ключевых принципа этой философии:

— заинтересованность каждого человеческого существа в честности и ясности мира;

— недопустимость презрения к миру и пренебрежения, порождающего ошибки в оценках;

— красота как критерий и руководство к любому активному действию.

Сигель считал, что обретение смысла жизни проходит через искусство. Он говорил: «Красота всегда создается как единое из противоположностей. И создание единого из противоположностей — это как раз то, чего мы добиваемся в самих себе». Емко, не правда ли? В любви он видел «страстное, фактическое познание того, что реально». И ему же принадлежит самое короткое стихотворение, блестяще отразившее самый главный жизненный вопрос: «Что такое человек? Почему я?»

Охотник за нацистами

— А были среди евреев Даугавпилса люди с какими–либо совсем уж экзотическими профессиями?

— Руководитель служб разведки и безопасности Израиля, один из создателей МОССАДа Иссер Харель — что может быть экзотичнее? Родился он, правда, в 1912 в Витебске в семье тамошнего богатого коммерсанта. После революции, потеряв все свое имущество, они эмигрировали в Даугавпилс. Здесь юный Изя Харель учился в еврейской начальной и средней школе на иврите, мечтал стать агрономом. Работал на сельскохозяйственной ферме под Ригой.



Родом из Латгалии: основатель МОССАДа, генпрокурор США, вице–маршал Британии

Один из создателей МОССАДа Иссер Харель.

В то время евреи со всего мира, откликнувшись на призыв вождей сионистского движения, массово мигрировали в Палестину. В 1929–м после кровавого антиеврейского погрома в Хевроне Иссер и его друзья решили тоже перебраться на землю праотцов, чтобы сражаться там за свободу и безопасность соотечественников. С собой Харель провез через британскую таможню пистолет в буханке хлеба.

Жил и работал в кибуце, окончил спецшколу, после чего почти всю оставшуюся жизнь (а умер он в 2003–м) трудился в спецслужбах Израиля. Про судьбу этого человека и его труды можно написать толстую книгу — и не одну. Впрочем, на старости лет он и сам много писал — о себе, о коллегах… Упомяну лишь одно обстоятельство: в 1960–м Харель лично возглавил и успешно провел операцию по поимке нацистского преступника — массового убийцы евреев Адольфа Эйхмана.

«Путёвка в жизнь»

— Евреи из Даугавпилса уезжали ведь, насколько я понимаю, не только на Запад, но и на Восток?

— Совершенно верно. Вот хотя бы навскидку — выпускница двинской Русской гимназии Эсфирь Гурвич впоследствии стала одним из первых докторов экономических наук в Советском Союзе. Работала в Институте мирового хозяйства и мировой политики АН СССР. Между прочим, вторая жена Николая Бухарина. Разошлась с ним еще задолго до расстрела, но в 1949–м все равно была арестована и приговорена к десяти годам лагерей. В 1956–м реабилитирована, возвратилась в Москву, там же и умерла в 1989–м, в 84–летнем возрасте…

Кстати, ее дочь Светлана Гурвич–Бухарина была репрессирована одновременно с матерью и приговорена как «социально опасный элемент» к пяти годам ссылки. Впоследствии стала доктором исторических наук, писала книги по истории рабочего движения Франции…

— Хорошо, хоть уцелели обе…

— Да… Еще из числа наших, сделавших имена в России, не могу не упомянуть Александра Столпера. Родился он в 1907–м в Двинске, а отец его был родом из Режицы (Резекне). Их семья эвакуировалась из Латвии во время Первой мировой войны. К двадцати годам Александр Борисович успел уже немало — трудился грузчиком, играл в баскетбольной команде Москвы, выступал артистом в цирке, работал журналистом. В 1923–м поступил на учебу в киномастерскую Льва Кулешова, в 1925–м — на актерский факультет мастерской Пролеткульта, работал в сценарной мастерской киностудии «Межрабпомфильм». С 1927 года Столпер трудился режиссером и сценаристом киностудии «Союзкино» (ныне «Мосфильм»).

За свою полувековую творческую жизнь был режиссером пятнадцати полнометражных фильмов, к девяти картинам написал сценарии. В частности, сценарий первого советского звукового фильма «Путевка в жизнь», пользовавшегося оглушительным успехом у советского зрителя, — это работа Столпера и его коллег Николая Экка (кстати, рижанина по рождению) и Регины Янушкевич (а она родилась в Литве). Среди наиболее известных режиссерских работ Столпера такие нашумевшие в свое время картины, как «Жди меня», «Повесть о настоящем человеке», «Живые и мертвые», «Возмездие» (последний, кстати, очень пострадал от цензуры), «Четвертый» (с Владимиром Высоцким в главной роли). Ряд своих фильмов Столпер снял по произведениям замечательного писателя Константина Симонова, они познакомились во время войны и впоследствии прекрасно сработались.

Успех сделанных им картин Александр Борисович объяснял очень просто: «Надо держать зрителя, чтобы ему было интересно. И надо постоянно думать о том, почему зритель приходит в кино»…

Чтобы помнили

— Понимаю, что трудно объять необъятное… Но кого еще из героев вашей книги вы хотели бы особенно отметить?

— Есть один человек, перед которым все мы в большом долгу. Не могу не вспомнить Макса Кауфмана. До войны это был обыкновеннейший человек — родился в 1897–м в Двинске, в молодости переехал в Ригу, стал предпринимателем. В начале войны вместе с женой Францишкой и сыном Артуром, которые впоследствии погибли, он стал узником Рижского гетто, затем концлагерей Кайзервальд (Рига), Штуттгоф (Польша), Бухенвальд и Заксенхаузен (Германия). Выжил и начал работать в Центральном комитете освобожденных евреев в Мюнхене.

По его инициативе была создана группа по розыску нацистских преступников и их пособников, виновных в уничтожении евреев. Он проделал огромную работу, записывая воспоминания людей, выживших в гетто и концлагерях — и написал книгу «Уничтожение евреев в Латвии». То была одна из первых книг о Холокосте — настолько жесткое и натуралистичное описание трагедии, что некоторые читатели отказывались верить, что такой ужас мог иметь место…

В 1947–м Кауфман переехал в Нью–Йорк, там он вместе с группой других бывших узников создал организацию «Выжившие евреи из Латвии» и в течение сорока лет занимался общественной работой. То, что мы сейчас знаем о судьбах многих людей, сгинувших в латвийских гетто и концлагерях, — заслуга именно Макса Кауфмана…

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий