Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Тихий позор Эстонии: в республике проживает около 70 000 «негров-чужаков»

По данным Регистра населения, по состоянию на 1 июля 2020 года в Эстонии проживали 69 993 человека с позорным и странным для любой страны статусом негражданина (они же «алиены» или, попросту — «негры»).

«Неграждане» — определение для лиц без гражданства в Латвии и Эстонии, имеющих особый статус. Он распространяется на лиц, проживающих в этих государствах, состоявших в гражданстве СССР, которые после его распада не получили никакого признанного гражданства.

В качестве документа, удостоверяющего личность, им выдается особый, серого цвета (в Латвии — фиолетового) «паспорт негражданина», на котором написано Aliens Passport (Паспорт Чужого).

Напомним, в январе следующего года исполнится 30 лет с момента подписания Договора об основах межгосударственных отношений между Эстонской Республикой и Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой. Статья III Договора декларировала право на получение или сохранение гражданства жителями договаривающихся сторон в соответствии со свободным волеизъявлением.

Однако Эстония, наряду с Латвией, в отличие от остальных бывших союзных республик СССР не реализовала «нулевой вариант» предоставления гражданства, при котором гражданство автоматически получали все жители республик.

8 июля 1993 года был принят Закон об иностранцах, который регулирует статус неграждан в Эстонии и накладывают на них несколько десятков дискриминационных ограничений.

В связи с приближающейся «круглой» датой, стоит ещё раз напомнить читателям портала историю возникновения института неграждан в Эстонии. Очень подробно об этом рассказал бывший директор Департамента гражданства и миграции Андрес Коллист на страницах издания «Luup» в 2000 году.

Андрес Коллист десять лет возглавлял Департамент гражданства и миграции.

«Их целью было превратить жизнь русских в ад»

Что ждет от нас Европа?

— У Европейского cоюза нет опыта, как мы должны поступить с русскими. В то же время европейцам ужасно интересно, как мы решим эту проблему. С другой стороны, Европа была бы очень довольна, если бы мы применили нулевой вариант.

— Как эстонское государство начало общение с неэстонцами?

— В 1989 году я написал статью «Пора создавать службу иммиграции». Целью было создать ситуацию, при которой прописку можно было получить только при наличии вида на жительство. Это происходило в условиях СССР. Причем количество видов на жительство было ограничено. Квота составляла 1 процент от общей численности населения, то есть 1500 человек в год. 16 января 1990 года был создан Государственный департамент миграции ЭССР — специально для выдачи видов на жительство. Я пришел туда на работу в мае, 26 июня был принят Закон ЭССР об иммиграции. В остальной части империи ничего подобного не было. 1990-й год был первым, когда из Эстонии уехало больше людей, чем приехало. Выдача видов на жительство стала большой победой эстонского государства. Интернацисты вели пропаганду: мы все время здесь жили, пошли вы к черту со своим эстонским государством! Но они пришли за видами на жительство!

— Какая-то часть все же не пришла?

— Среди них были старые, были ленивые, были пьяные, были те, которые не пришли по политическим причинам или из упрямства. Около 30 000 человек просто не обратили на это внимания.

— Кто эти люди для Эстонии?

— Они никакие не нелегалы, они жили в Эстонии и до Закона об иммиграции 1990 года, но в нужный момент они просто ничего не предприняли. Моя мысль заключалась в следующем: человеку нужно дать возможность общаться с государством. Он сможет сообщить о своем существовании, в ответ получит какой-то документ. При этом обещать мы им ничего не могли… Невозможно было добиться решения парламента о том, что им тоже будут выдавать виды на жительство. Когда мы 2-3 года назад начали их регистрировать, это вызвало большие неприятности.

— Из чего вы исходили?

— Во-первых — «Эстонцы — домой!», во-вторых — «Русские — домой!» В департаменте ключевые слова моей идеологии знали все. Основанный в 1992 году Миграционный фонд начал поддерживать так называемый цивилизованный отъезд русских. По моим оценкам, уехали 100 000 человек. Точно никто не знает. Из них Миграционный фонд оказал поддержку 25 000.

— Каков был следующий шаг?

— Мы начали создавать льготные условия эстонцам, которые переезжали в так называемые кризисные регионы — в Силламяэ, Нарву, Кохтла-Ярве и Палдиски. Затем мы стали выдавать разрешения на временное пребывание в Эстонии. В Нарве никого дальше не пропускали, пока фамилия человека не была занесена в список. Визами мы это тогда называть не осмеливались.

Потом вы захотели отделить козлов от овец?

— Как сказать тем, кто остался в Эстонии, что вас несколько сортов? В то время это казалось слишком смелым. В 1989 году в печати был опубликован вариант закона об иммиграции. В сопроводительной статье я написал: «Хотим мы этого или нет, но объективно дело обстоит так, что в Эстонии проживают две группы людей с разной историей. Граждане оккупированной Эстонской Республики и их потомки, и люди, кого самих или их родителей привела сюда судьба после второй мировой войны. Очень важно говорить об этом деле так, как оно есть на самом деле». Граждане Эстонской Республики и их потомки получили бы одно удостоверение личности — форма номер 1. Те, у кого была постоянная прописка, — форму номер 2. Уже тогда у нас была мысль выдавать гражданам одни паспорта, а другим — другие.

— Неэстонцы кричали, что они — «люди второго сорта».

— Ничего нельзя было поделать! У нас живут люди с разным статусом. В Департаменте миграции мы начали разрабатывать закон об иностранцах. Перед выборами 1993 года текст закона был готов. Ключом к этому делу был вопрос — кто же все-таки является гражданином СССР. Мы считаем людьми без гражданства тех, у которых нет ни гражданства Эстонии, ни гражданства России. Мы назвали их иностранцами и хотели выдать им паспорт иностранца и вид на жительство.

— Это не всем понравилось?

— Зимой Март Нутть и Айно Лепик фон Вирен (нынешний госсекретарь) начали писать свой закон об иностранцах.

Почему?

— Чтобы оттеснить в сторону бывших граждан СССР. Нутть и Лепик фон Вирен попытались слишком ясно указать им их место в Эстонии. Министр иностранных дел Маницкий сказал, выступая в ООН, что все они фактически являются гражданами России. В то же время Министерство иностранных дел подготовило постановление правительства, чтобы объявить их всех в одностороннем порядке гражданами России. Это было бы сильно сказано.

— Так делают мормоны. По крайней мере, с умершими.

— Я не уверен, были ли составители проекта закона мормонами… Это был переломный пункт в отношении к Эстонии. Из маленького, достойного похвалы разрушителя империи она превратилась в противного преследователя русских. Вмешалась ОБСЕ, закон отправили на международную экспертизу, президент Мери его не подписал. Эстония привлекла к себе международное внимание не с лучшей стороны. Я считаю, что уже тогда можно было добиться почти такого же результата гораздо более мирными методами.

— Паспорт иностранца все же появился.

— Выдача паспорта иностранца предусматривалась в законе только на случай разрешения исключительных ситуаций. Идея оппонентов была следующая — нельзя выдавать паспорта иностранцев. Бывшие граждане СССР являются гражданами России и должны взять российские паспорта. Я тогда написал статью «Российское государство внутри эстонского государства?» Ведь было бы очень плохо, если бы сегодня у нас имелось полмиллиона российских граждан, компактно проживающих на Северо-Востоке Эстонии и в Таллинне, которые участвовали бы в выборах в Государственную думу, получали бы документы в посольстве России, служили в Российской армии. К счастью, совсем так не получилось. Но Эстония стала вторым после России государством по числу российских граждан. Мы обогнали даже Латвию, где русских значительно больше.

— Твоя идея состояла в том, что котлету не нужно засовывать в рот целиком, а разрезать на кусочки. Оппоненты же сочли, что лучше эту котлету вообще не трогать?

— Это неплохо, что люди русской национальности у нас дифференцированы — одни граждане России, другие — граждане Эстонии, часть — иностранцы. У них у всех свои интересы. Споры закончились тем, что правительство Вяхи приняло смелое решение начать выдачу паспортов иностранцев.

— Видимо, это было нелегко?

— Они сделали все от них зависящее, чтобы правила, согласно которым что-то дают — гражданство, вид на жительство, были по возможности сложнее, чтобы было как можно труднее принять решение.

У тебя был план начать выдавать синие паспорта также некоторым неэстонцам?

— Иностранцы есть разные. Люди, которым навязывали гражданство соседней страны, но которые туда не уехали и взяли серый паспорт, заслуживали особого внимания. К ним нужно было относиться по-другому, чем к тем, кто принял российское гражданство. Введение статуса квазигражданина консолидировало бы общество. Формально им бы выдали синие эстонские паспорта. Кто ты такой — потомственный гражданин или натурализованный, или квазигражданин все это выясняется лишь из регистра. Квазигражданин не наделен правом голоса, его не вносят в список избирателей, не призывают на воинскую службу. Граница эта проводится незаметно. Внешне у всех людей одинаковые паспорта. Возникает ситуация, когда они смогут свободно ездить на Запад, а вот жизнь в России потихоньку отходит на второй план.

— С серым паспортом легче попасть в Россию?

— В интересах эстонского общества их нужно подталкивать к Западу, не к Востоку.

— Образовавшиеся в последнее время очереди не стали сюрпризом для правителей Эстонии?

— Государство точно знало, что будет, но урезало бюджет на 20 процентов. Я тогда пожертвовал всеми инвестиционными средствами, урезал везде, где мог, только не из фонда зарплаты. В последнем разговоре я спросил у Мыйза: это точно, что фонд зарплаты нельзя будет увеличить? Да ты что, в парламенте еще можно будет повеселиться», — засмеялся Мыйз. Но потом он женился и ушел, стал мэром — на этом все закончилось.

— Эту ситуацию создали специально?

— Я так не думаю. Мыйз пытался все сократить, как он повсюду делает. Но в то же время он мне сказал: ищи причины, по которым я мог бы добавить тебе денег. В то же время бюджет Министерства внутренних дел вырос на 50 процентов, фонд зарплаты увеличился с 12 миллионов до 22 миллионов. У министра внутренних дел есть в общей сложности около 40 миллионов крон сравнительно свободных денег. Поняв, что переборщил, Мыйз мог бы добавить кислороду.

— О чем еще не думает Эстония?

— Если у нас дела пойдут хоть немного получше, придется ввозить рабочую силу. Но у Эстонии напрочь отсутствует представление о том, как себя вести в этом случае. Хочет она эту рабочую силу, и если хочет, то кого и откуда. Кого мы предпочитаем — китайцев, турков, русских или турков из Германии. Другие государства очень жестко отбирают в лагерях беженцев молодых и здоровых и привозят их на новую родину. Для нас этой темы еще не существует. В Эстонии вообще никто не занимается защитой будущего рынка труда. Для всех государств это очень больной вопрос. Я знаю, и какой-нибудь европейский дядюшка думает точно так же — нужен бы переходный период, чтобы европейский рынок для нас не стал сразу же свободным. С другой стороны — как мы будем защищать свой рынок труда? Как войти в современный мир, сохранив свое национальное самосознание? Как развивать национальный патриотизм, видя, что творится вокруг? Государство должно систематично этим заниматься. Мне кажется, что не занимается.

— Будучи высоким государственным чиновником, ты должен был сжать зубы и служить дальше. Беда была, кажется, в том, что одновременно ты был главным идеологом политики гражданства?

— В последнее время я и старался не высовываться. Не выступал открыто. Правда, когда закончили выдавать визы на границе, я все же сказал на пресс-конференции, что теперь мы единственные в Европе, кто сделал такую глупость. Надеюсь, что разговоры об упрощении правил, о том, что нужно повернуться лицом к людям, в том числе и негражданам, являются серьезными и получат теперь серьезную политическую поддержку. Это всячески способствовало бы развитию общества.

ДЕСЯТЬ СОРТОВ ГРАЖДАН

По своим правам и обязанностям лица, находящиеся в Эстонии, делятся на десять категорий.

I Правопреемные граждане — имеют все права (около миллиона человек).

II Натурализованные граждане — не могут стать президентом, в известных случаях могут быть лишены гражданства (около 100 000 человек).

III Новые граждане (квазиграждане) — не могут стать президентом, не могут избирать и быть избранными в парламент, не могут служить в Силах обороны. Новыми гражданами могут стать обладатели серых паспортов и постоянно проживающие в стране нелегалы.

IV Люди с несколькими гражданствами (черная овца) — эмигранты, бежавшие на Запад, часть российских эстонцев, люди, сознательно представившие ложные данные (около 200 000 человек).

V Неграждане — с постоянным видом на жительство. Не имеют права создавать партии, заниматься торговлей оружия, иметь недвижимость у границы и на небольших островах, не нужно разрешение на работу, разрешено участие в местных выборах, разрешено проводить собрания, работать в охране, иметь огнестрельное и холодное оружие (около 300 000 человек, из них около 100 000 — граждане России, около 200 000 — обладатели серых паспортов).

VI Неграждане с временным видом на жительство — требуется разрешение на работу, не имеют права участвовать в местных выборах, не имеют права работать охранниками, не имеют права обладать огнестрельным и холодным оружием (около 20 000 человек).

VII Коренные нелегалы (около 20 000 человек).

VIII Беженцы (несколько ходатайствующих о статусе беженца).

IX Гости из-за границы:

1. без визы

2. по визе

в порядке важности:

1. бизнес

2. служебная

3. дипломатическая

4. многоразовая

5. туристическая

6. одноразовая

7. транзитная

(В Эстонии пребывают около 15 000 человек в день.)

Х Нелегалы:

1. новые нелегалы

2. нелегалы с просроченной визой

3. нарушители границы

Эти люди обладают только правами человека.

(Несколько человек)

Интервью взял Пеэтер Эрнитс. («Luup»).

25.04.2011 12:17:31 МВД Эстонии: Мы придумали «негров», а «негры» должны «передумать»

02.12.2013 11:32:09 Олег Беседин: эстонские неграждане должны быть представлены в парламенте

15.12.2013 12:02:56 Лишая русских права на гражданство, эстонские власти хотели превратить их жизнь в «Ад» («День негражданина»)

19.12.2013 10:55:08 Павел Кириллов: Эстония: Десятки лет без гражданства «на законных основаниях» («День негражданина»)

23.12.2013 09:31:09 «Чужие» среди нас или Патриотичные «негры» («День негражданина»)

02.12.2014 10:19:09 Эстонский блогер Анна: «- У меня серый паспорт! — Что это такое???»

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий