Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Бывший заключенный: я ушел из полиции с уголовными делами

Иллюстративное фото. Фото: Альберт Труувяэрт.

«Находясь на крючке наркомании, начинаешь обманывать своих близких, а в конечном счете, продаешь своих друзей, — исповедуется бывший заключенный Арви, помогающий сейчас в деревне Лоотузе наркозависимым избавиться от зависимости. – Я взял у страдающей раком груди матери банковскую карточку и опустошил ее счет, а на следующий день съел и ее таблетки. Один раз после кражи в магазине меня чуть было не постиг передоз – проснулся уже в больнице под капельницей, подо мной были памперсы».

Антс, сейчас 38-летний, многие годы работал в Таллинне и Тарту полицейским. Теперь он учится в деревне Лоотузе по программе «Служивого руководителя», как освобождать зависимых от их цепей и помогать им вернуться к нормальной жизни. Антс рассказывает, что он и сам страдал глубокой алкогольной зависимостью: «Мои проблемы были связаны с работой, мне хотелось алкоголем снять стресс и напряжение. На работе я не пил. В конце концов, оказался в подразделении борьбы с общественными беспорядками, где была действительно очень хорошая команда, каждый был готов отдать за другого жизнь. Полицейскую должность считают работой, на которой только наживаешь врагов. Я же чувствовал командное чувство локтя, и это была очень сильная мотивировка», пишет Pealinn.

После десяти лет службы Антс понял, что, работая полицейским, мир не исправить. Он окончательно разочаровался в полицейской службе, когда ему предложили дать ложные показания на своего комиссара. Он отказался, и ему не разрешили продолжать службу.  «Влияние советских времен с каждым днем становится все меньше, – считает он. – Причина кроется, скорее, в человеческой сущности, из которой ее очень трудно искоренить».

Чем больше барахтаешься, тем глубже проваливаешься

С того момента все покатилось под гору. «Я ушел из полиции с уголовными делами, – рассказывает Антс. – Как мне казалось, они были несправедливы, и я впал в депрессию. Я никак не мог заснуть. Семейный врач прописал мне «ксанакс», напутствуя меня фразами о том, чтобы я не поглощал его, как конфетки, потому что можно впасть в зависимость. Я и принимал только тогда, когда очень допекало. А вот употребление алкоголя стало делом повседневным. Я в одиночестве пил дома крепкое пиво. Денег не было, потому я, в конечном счете, перешел на водку, чтобы просто выключаться из этого мира. На заключительной стадии я стал уже лежачим больным и не в силах был делать ничего».

Антс попал в больницу, где 11 суток не мог заснуть. «Это было что-то, вроде трясины – чем больше барахтаешься, тем глубже погружаешься, – вспоминает он. – В больнице провел 21 день. У меня возникли расстройства в печени, остались неуплаченными алименты. Чтобы выкарабкаться из такой ситуации, я снова стал пить».

Антс чувствовал, что ситуация становится безнадежной, но еще пытался справиться с обстоятельствами: «Я пошел снова учиться – на электрика-автоматчика. Стал заниматься народными танцами и мнемовикторинами, чтобы быть в стороне от всего прошлого. Жил в лесном домике своего знакомого, где в комнате было 2 градуса выше нуля. Должен был вставать в пять часов утра и каждый день шел через лес домой. Там, в лучшем случае, мог поспать часов пять, а чтобы все это переносилось легче, выпивал».

3 апреля 2019 года Антс, оказавшийся уже совсем на дне, попал в деревню Лоотузе. «В одно прекрасное утро проснулся потому, что за дверью были друзья. Они и привезли меня сюда. Я до сих пор не понимаю, как они меня в этом захолустье нашли. Мы не виделись, по меньшей мере, года два, так что это было своего рода чудом».

О тогдашнем путешествии на автомобиле Антс помнит не очень много: «Мне было плохо, поездка была такой трудной, казалось, что прежде, чем доедем, я отдам концы. Но мне нечего было терять – мне даже есть было нечего. Не хватало смелости пойти и попросить социальной помощи.  Я ведь как полицейский видел, в каких тяжких условиях люди живут, и чувствовал, что я-то живу, как барин. В училище я получал и пособие на практику – рыбные палочки, макароны, и, конечно, жизнь во мне поддерживало пиво».

Антс говорит, что в деревне Лоотузе он стал первые изменения в самом себе воспринимать через несколько месяцев: «Мне казалось, что серьезное душевное выздоровление началось на третьем-четвертом месяце – я почувствовал, что что-то происходит. Словами я это описать не могу. Было чувство, что теперь станет легче.  Здесь лучше становится с каждым днем. Но бывают, конечно, и тяжелые дни. На десятом месяце мне было очень трудно. Все шло не так – напряжения возникли с людьми, я почти готов был уйти».

Поскольку в деревне Лоотузе каждый поддерживает каждого, а в такой ситуации эта поддержка оказывается всячески, Антсу удалось пережить кризис. «Мы все здесь добровольно, – подчеркивает он и добавляет, что стремление вновь обрести себя и помочь другим исходит, прежде всего, из глубины собственной личности.

Представление о красивой жизни без школы

34-летний Арви сейчас административный руководитель деревни Лоотузе, который делится собственным опытом в школах, рассказывая, почему не стоит употреблять вещества, вызывающие зависимость. Сам Арви в качестве нуждающегося в помощи попал в деревню Лоотузе в 2014 году: «Я в своей жизни лишился всего. Мама воспитывала меня одна, я почти все время проводил дома в одиночестве. Тогда я не понимал, почему мои родители разошлись.  Мне не хватало любви, поэтому я стал в школе бунтовать и таким образом требовать к себе внимания. Я уже с самого раннего возраста стал в школе учителем. Драться я умел – ходил на тренировки по борьбе, и был успешен во всех видах спорта. Мне нравилось побеждать, а проигрыш меня бесил».

Арви рассказал, что, поскольку он успешно занимался борьбой, то у него возникло намерение стать профессиональным спортсменом: «Подумал, что тогда вообще не надо будет ходить в школу. Я ведь уже умею деньги считать, складывать и вычитать тоже. Я видел по телику богатых футболистов, у которых были роскошные автомобили, с одной стороны блондинка, а с другой брюнетка – это была жизнь, которой мне хотелось. В 13 лет я стал ходить на вечеринки и возгордился. Стал дружить с парнями постарше – так в мою жизнь вошли алкоголь и конопля. Спорт был брошен, я стал зависимым. Вся моя жизнь начала вертеться вокруг пирушек, это казалось так здорово. Если я и раньше не любил ходить в школу, то теперь я вообще забыл о ней. Учителя пытались, правда, вразумить меня, но я их посылал, куда подальше».

Арви пил, у него возникали конфликты из-за полной бессмыслицы, он часто давал волю рукам. 18-летним попал впервые в тюрьму. Был еще и полицейскими избит, но, как он считает, заслуженно.

В Раквереском арестном доме Арви впервые услышал о деревне Лоотузе. «Я дал сокамернику конверт и марку — в обмен хотел получить курево, но его родственники – верующие христиане послали вовсе жевательную резинку и флаер деревни Лоотузе… Я держал его в руках и думал: это какой же дурак туда пойдет!»

В тюрьме – как дома

В тот раз Арви провел в тюрьме полгода, а потом настал период попаданий в тюрьму и выходов, попаданий и выходов. «В один прекрасный момент переехал к маме в Финляндию. Тогда я уже, кроме конопли употреблял кокаин и пробковый напиток (гамма-оксимасляную кислоту). Затем попал в тюрьму в Финляндии, – рассказывает он. – Воровали, совершали и другие преступления… Жил так, что зависимость с каждым днем крепла, и я стал сам торговать наркотиками. Кокаин придает тебе уверенности в том, что ты – настоящий мужчина, чувствуешь себя царем и богом!»

Арви говорит, что зависимость заставляет тебя делать то, чего бы в противном случае ни за что делать не стал. «Находясь на наркотическом крючке, начинаешь обманывать своих близких, легче попадаешься, потому что все запутываешь, – описывает он. – Я, в конечном счете, перешел на пробковый напиток. Друзья меня бросили. Все мои дела были настолько провальны, что… и все это порождало чувство вины, которое, в свою очередь, побуждало бежать из реального в свой мир. В конечном счете все становится безразлично, главное, что ты сам — внутри созданного тобой пузыря безопасного мира».

В 2014 году Арви вышел из тюрьмы: «Моим единственным имуществом был портфель, в котором находились наушники и две пары черных носков. Я знал, что существует только один человек, который хочет и может мне помочь – моя мама. Она сама в это время боролась с раком груди. Она меня приняла, как героя. Я там поел – она взяла мою посуду и стала мыть. А я в это время пошел в ее комнату, достал у нее из сумки банковскую карточку и опустошил ее счет. На следующий день съел и таблетки. На третий день мама попыталась меня образумить. Она сказала: «Арви, ты губишь самого себя, но ты убиваешь и всех других, тебя окружающих!» Это был удар мне прямо в сердце. Я в первый раз за много лет почувствовал, что должен что-то предпринять, чтобы изменить свою жизнь. И тогда меня озарило – деревня Лоотузе. Через неделю я был здесь».

Сейчас участник программы в деревне Лоотузе должен пройти строгий тест. Попадающий туда не должен быть христианином, но должен сознавать свою зависимость и стремиться от нее избавиться. «Человек должен иметь выбор, и наш принцип заключается в том, что, если изменения не происходят у него в сердце, то человека изменить очень трудно», –говорит учредитель деревни Лоотузе епископ Мярт Вяхи.

Для включения в программу нужно переговорить по телефону, а затем в трезвом состоянии прибыть на место. «В состоянии похмелья человек не может брать на себя ответственность – а он должен твердо решить: я приеду, пробуду здесь десять месяцев и готов делать все возможное – с помощью других и Божьей помощью, чтобы изменить свою жизнь, — пояснил епископ. – Медицина может помочь, но медицина не в силах излечить от зависимости, потому что главная проблема заключается в голове страждущего. Лекарства – это не ответ на зависимость».

Участник программы должен отказаться и от курения: «Табак, правда, не уничтожает жизнь так, как алкоголь и наркотики, но это шаг к зависимости. Мы провели исследование и выяснили, что 70% курильщиков впадают в зависимость вновь, – пояснил Вяхи. – Но основная проблема для человека – не зависимость, за этим стоит что-то другое, например, полученные в детстве травмы, развод родителей и пр.  Над этим мы и работаем десять месяцев. От самой зависимости они избавляются за месяц».

Что действительно оказывает воздействие – это то, что в деревне все помогают всем.

Арви признал, что поначалу ему в деревне Лоотузе приходилось нелегко, потому что он привык делать только то, что ему самому хочется: «И вся эта боль внутри меня – я должен был на трезвую голову все это воспринимать. Поначалу я был очень скептичен. Сидел здесь на скамейках, ко мне подошли с ног до головы татуированные мужчины, которые спросили: ну, как дела? У меня сразу красный огонек загорелся – раньше, когда кто-то задавал такой вопрос, это значило, что ему от тебя чего-то надо. А на самом деле, эти люди действительно хотели помочь».

Арви рассказал, что когда он закончил программу, то отправился еще на семь месяцев в тюрьму. И в первый день в тюрьме столкнулся с наркотиками: «Мне хотелось, но я не взял. На следующий день в открытой тюрьме сделали тест на наркотики – я оказался чист. Я выдержал. Когда освободился, вернулся сюда. Чувствовал, что 15 лет губил чужие жизни и должен теперь искупить это. Мне кажется, что так увлекательно и хорошо участвовать в том, что здесь делается!»

Труднее всего заниматься самим собой

Реабилитационная программа деревни Лоотузе состоит из этапов, позволяющих постепенно освоить ответственность за свои поступки. Заниматься самим собой – это, считает епископ Вяхи, самое трудное: «Иной просто не желает устраивать свою жизнь. Если человек признает, что самая большая проблема – это он сам, то он готов к участию в программе. Мы отправляли отсюда обратно и тех, кто провозглашает, что они – правы, а весь мир — виноват. Чего же ты сюда стремишься, если так? Мы ведь мир изменить не можем, мы можем изменить тебя, и то в случае, если ты сам захочешь измениться».

Первый месяц для обитателей деревни Лоотузе самый трудный. «В первый месяц человек чувствует, что со здоровьем стало лучше и теперь он может справиться сам. Но не может, – подчеркивает Вяхи. -–Однако, кто хочет уехать, волен уехать. Но многие возвращаются по второму и даже третьему разу».

В обыденной жизни масса соблазнов. Чтобы их избежать, у участников программы нет мобильных телефонов, в комнатах нет телевизоров, здесь не в ходу деньги. Взгляды, обращенные внутрь самого себя и к небу, идут параллельно с повседневной трудовой практикой: каждый участник программы обязан шесть часов в день работать в соответствии со своими способностями, состоянию здоровья и навыками. Основные работы связаны с поддержанием среды обитания, питанием, уборкой и развитием деревни. В деревне есть лесопилка, ведутся строительные работы и лесоразработка. Все здания деревни построены персоналом, участниками программы и волонтерами.

Окончившие программу деревни Лоотузе могут при желании остаться здесь и пройти обучение по программе служащего руководителя. Вяхи отметил, что все нынешние работники пришли в программу и прошли ее. Это означает, что новоприбывшим помогают люди с аналогичным опытом.

Нередко случается, что человек находит себе среди работников доверенное лицо, к которому и обращается. Вяхи отметил, что алкоголиков лечить труднее, чем наркозависимых, потому что алкоголизм более благожелательно принимается в обществе. И потом, найти человека, который страдает наркоманией три десятка лет невозможно – он к тому времени давно уже мертв.

Первый совет с улицы Ластекоду

В центре города зависимые могут получить консультации, связанные с долгами, психологическую и юридическую помощь, новые шприцы и информацию, куда пойти лечиться.

Те, кто увяз в употреблении алкоголя и наркотиков, могут обратиться за помощью почти в центре Таллинна. На улице Ластекоду, 6 находится центр уменьшения последствий — НКО «Convictus Eesti», где можно обменять шприцы, получить консультацию, социальную помощь и психологическую поддержку. Но сюда не приходят лечиться, в отличие от деревни Лоотузе, расположенной в селе Лайтсе. Скорее на Ластекоду можно обращаться за помощью, чтобы попасть в деревню Лоотузе.

«У нас можно получить консультацию, касающуюся долгов, мы общаемся с Кассой страхования от безработицы, помогаем оформить документы, составить автобиографию, даем информацию, куда обращаться, – перечисляет Грете Орг – консультирующая в НКО на основе собственного опыта. – Может оказаться, что нужно клиенту помочь куда-то зарегистрироваться, или он нуждается в юридической помощи».

Орг рассказала, что нынешние наркозависимые уже не собираются большими компаниями, а идут поодиночке к дилеру. Много наркотиков покупается через интернет, доступны самые разные их виды, в том числе и синтетические наркотики, которые особенно опасны, потому что их воздействие на организм не изучено. Поскольку в наши дни помощь более доступна, да и страх перед стигматизацией меньше, людей обращается все больше. Давно уже речь идет не просто об обменном пункте шприцев, тем более, что значительное число людей потребляет наркотики уже не путем уколов.

Где искать помощи при зависимости?

  • НКО «Convictus» по адресу: улица Ластекоду, 6 работает ежедневно с 10 до 22 часов, информация по телефону 641 4107. Центры по адресам: улица Ситси, 28 и в Маарду на улице Калласмаа, 12 принимают по рабочим дням с 10 до 18 часов.
  • В июне стартовала пилотная программа Института развития здравоохранения (ИРЗ) и Пыхьяской префектуры полиции, которая предоставляет полиции возможность направлять задержанных за употребление наркотиков или за обладание наркотиками в небольших количествах вместо наказания в программу опорного лица. Программа рассчитана в том числе на потребителей фентанила и амфетамина, участие в ней добровольное и бесплатное. К программе можно присоединиться и без направления, для этого надо выйти на связь по телефону 5884 4225 или написать по адресу: programmsutik@gmail.com.
  • В апреле ИРЗ и Пыхьяская префектура запустили пилотную программу, рассчитанную на потребителей исключительно конопли, в рамках которой полиция направляет человека, употребляющего коноплю или ее аналоги с его согласия на консультацию. В отношении прошедшего консультацию человека дело о проступке не возбуждается. В рамках программы проводится до шести консультаций, во время которых даются навыки уменьшения или прекращения приема каннабионоидов. В программе может участвовать и человек, не имеющий направления от полиции, для этого нужно выйти на контакт с НКО «Peaasjad» по адресу: kanep@peaasi.ee , либо послать СМС или позвонить по телефону 516 3356 с 9 до 17 часов.
  • С расположенными вблизи Лайтсе и Кейла (в Кибуна) деревнях Лоотузе можно выйти на контакт по телефону 56 633 804, а информацию получить на сайте.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий