Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Моряки-инкассаторы: как латвийский пароход перевозил сверхсекретный груз

На этой неделе исполнилось 90 лет старейшине латвийских капитанов Георгию Григорьевичу Самсонову. А 27 апреля девяностолетие отпраздновал его друг, моряк–ветеран Владимир Петрович Сольский, обладатель знака «Почетному работнику Министерства морского флота СССР». Их связывает дружба длиной в 70 лет.



Познакомились и подружились Сольский и Самсонов еще в самом начале 50–х годов прошлого века. Тогда курсанта Рижского мореходного училища (РМУ) Георгия Самсонова направили на практику на теплоход «Академик Павлов», где работал молодой боцман Владимир Сольский.

С 1952 года, когда Самсонов окончил РМУ, они ходили в рейсы на пароходе «Анри Барбюс», где вырос до второго помощника капитана. Сольский и Самсонов отработали в пароходстве по нескольку десятилетий. За это время с ними случались и драматичные, и смешные истории. А вот история, которую ветераны флота рассказали вместе, из времен их работы на пароходе «Анри Барбюс».



Моряки-инкассаторы: как латвийский пароход перевозил сверхсекретный груз



Моряки-инкассаторы: как латвийский пароход перевозил сверхсекретный груз

Секрет второго трюма

В. Сольский: — В Латвийское пароходство прибыл в 1948 году, на пароход «Академик Павлов». Сначала был матросом, затем повысили до боцмана. А на «Анри Барбюсе» отработал семь лет. Помню, как в те годы в рейсе Ленинград — Лондон после погрузки особо тщательно мы закрывали второй трюм: ставили бимсы, лючины, наверх — три брезента и в нескольких местах пломбировали.

Г. Самсонов: — Этот рейс состоялся, когда я уже был вторым, грузовым помощником капитана. Предстояло перевести секретный груз. Для него был выбран именно второй трюм, потому, что в нем не было горловины, что исключало возможность доступа к нему. О том, что же погрузили во второй трюм, знали только капитан и я. И ажиотажа никакого не было. 25–килограммовые упаковки загрузили как обычный груз.

В. Сольский: — Эти небольшие упаковки уложили на самом верху трюма. Под ними — обычный для нашего парохода генеральный груз. А уложенный наверху проходил по 12–й, высшей категории стоимости. Как пушнина.

Вышли мы из Ленинграда, в море ничего необычного не произошло. Зато в столице Британии… Как только судно встало к причалу в Лондоне, на всей скорости к его трапу подскочил фургон типа «черный ворон». Из него выпрыгнули несколько молчаливых мужчин в черных макинтошах. Руки они держали в карманах. «Ну, — думаю, — какой почет пушнине!»

Груз, который находился наверху второго трюма, ребята в макинтошах моментально погрузили в черный фургон — и он дал газу! Экипаж остался в замешательстве. Что же такое в этих загадочных упаковках?

11 тонн золота

Г. Самсонов: — Тут уже, когда груз благополучно доставлен по назначению, с разрешения капитана открыл морякам тайну ценных упаковок. Конечно, это была не пушнина. Это были 11 тонн золота! Вообще в те времена не писали настоящее название груза, даже самого обыкновенного. Писалось одно, а рядом ставился литер, по которому и можно было определить, что же везем на самом деле.

В. Сольский:— Что говорить о тех го дах! И намного позже бывали подобные радиограммы: «ГРУЗИТЕ ЧЕРНОЕ НАСЫПЬЮ ЗПТ СЕРОЕ В МЕШКАХ». Кто прочитает, сразу догадается, что эта шифровка означала: «ГРУЗИТЕ УГОЛЬ НАСЫПЬЮ, ЦЕМЕНТ — В МЕШКАХ». Но на самом деле так шифровались совсем другие грузы.

Г. Самсонов: — А золото мы везли работавшему тогда в Лондоне Московскому банку. И рейс с этим драгоценным грузом был не единственный. Через некоторое время все повторилось. Опять в Ленинграде во второй трюм мы загрузили сверху основного груза 11 тонн золота. Но и тогда, хотя в этом рейс уже весь экипаж знал, что за «пушнина» во втором трюме, рейс прошел спокойно.

В. Сольский: — Потом долгие годы еще работал в пароходстве, но больше такого драгоценного груза перевозить не доводилось. Думаю, что и Георгию Григорьевичу тоже. Он в 1962 году стал капитаном и многие годы командовал судами Латвийского пароходства…

P. S. Если Сольский и Самсонов помогали сделать первые шаги на морском флоте матросам и судоводителям, то многие судовые механики благодарны за полученные знания бывшему преподавателю РМУ Евгению Федоровичу Сапожникову. Ему 90 лет исполнилось 30 мая. После преподавательской деятельности с 1961 года Сапожников работал на многих судах ЛМП старшим механиком, затем — был механиком–наставником пароходства, преподавателем крюинговой компании LAPA. Поздравляем и Евгения Федоровича с прошедшим юбилеем, желаем ему хорошего здоровья, всего доброго светлого.

Владимир КРУПСКИЙ.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий