Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Публицист: в Латвии — революционная ситуация. Сплотит ли она латышей и русских?

Дайнис Лемешонок в Latvijas Avīze размышляет о том, что для правящих гражданский паралич, вызванный коронавирусом, весьма даже комфортен. У них даже рейтинги растут. Но не все коту масленица — в обществе зреет взрыв недовольства, а автор обещает наступление в Латвии второй версии 1905 года.



Впрочем, принято считать, что народ у нас терпелив и боится власти. СМИ тоже стараются засвидетельствовать свою благонадёжность, рассчитывая на государственную благодать. Какая «сторожевая собака» будет кусать руку, которая может бросить кость?

И, конечно, власть убеждена, что на тех, кто попытается поднять смуту, если такие появятся, всегда можно навесить ярлык прислужника «сами знаете кого» и кремлевского тролля.

Короче говоря, почти идиллия. Но, по мысли Лемешонокса, на самом деле, для взрыва нужно совсем немного: мотивированная, самоорганизованная и даже не очень многочисленная критическая масса недовольных, плюс «детонатор», о котором позаботится правительство. Как пример автор приводит Францию и «желтые жилеты». Те вышли на на улицы после того, как «хипстерское» правительство заявило о повышении цен на топливо во имя зеленой политики.

Кто станет «спусковым крючком»?

Кто может выступить в роли «революционного элемента» у нас? Первым делом на ум приходят репатрианты, которые вернулись по своей воле или нашли убежище на родине, убегая от вируса. На чужбине они почувствовали иное, более уважительное и человеческое отношение государства к людям. Вернувшиеся уже забыли, что в Латвии власть открыто ставит себя выше народа. А вернуться в страны заработка они пока не могут.

История, продолжает Лемешонокс, свидетельствует о том, что стремительное падение уровня жизни, а не длительная и ставшая привычкой бедность, способствует восстаниям.

Вторая значительная группа «бунтовщиков» — медики. Пока нужно держаться на линии фронта, люди, сжав зубы, остаются на своем посту — не время качать права. Однако усталость, отчаяние и ненависть копятся в людях, которые ждут возможной разрядки. Врачи уже поняли, что после пандемии позиция коалиции и «сидящего на миллиардах» Кариньша по поводу повышения их зарплат будет еще более безжалостной, чем прошлой осенью.

Третью возможную группу недовольных, после роспуска Рижской думы вообще не принято упоминать. Однако она сама не совсем деликатно о себе напомнила 9 мая. Так что, вызвала в латышской части общества возмущение вперемешку с унижением: Мы тихонько отсиживались, а они смотрите, что делают! Даже дубинкой эта урла не получила!

Все старые и незабытые этнические обиды сейчас переплетутся с новыми проблемами выживания. У части русских свой бизнес – или работа на хозяина. Это позволяет чувствовать себя автономными, дистанцироваться от «государства только для латышей» и таким образом чувствовать себя выше этого. Многие эти предприятия и рабочие места не смогли пройти тест на получение государственной поддержки.

Этнический раскол виноват в «унылости» политики

Поэтому давайте не будем ждать от этих людей сожалений об их недостаточной лояльности, — говорит публицист. И приходит к следующему открытию: этническая расколотая Латвия позволяет не только сохранять в государстве политическую монополию «правых латышей», но и приводит политику к нынешнему состоянию скучного самодовольства.

Поэтому логично ожидать, что экономический кризис может довести этническое напряжение до, говоря словами классика, «бессмысленных и беспощадных» вспышек ненависти с обеих сторон. Хотя автор допускает, что в нынешних реалиях успешно эксплуатируемая уже три десятка лет национальная тема, напротив, может потеряться, вызвав неожиданный интеграционный эффект. Это позволит латышам и нелатышам, рассмеяться, поняв, что правительство душит их в одинаковой степени и найти согласие в борьбе с общим противником. Это «братание» может случиться у вернувшихся гастарбайтеров, которые за границей научились находить общий язык с людьми других национальностей, религий и рас.

Лемешонок оговаривается, что он пишет о подобном сценарии не упиваясь, но испытывая опасения. Ему хотелось бы, чтобы протест, если он случится, происходил в конструктивном, граждански зрелом формате, а не ограничился битьем окон.

Каким же мог бы стать детонатор народного взрыва? Им могла бы послужить налоговая политика и самоуверенность руководства СГД, которая с помощью коронавируса хочет побороть теневую экономику. Правительство и не скрывает, что одна из целей заявленных фискальных пертурбаций – избавиться от всех средних и малых предприятий или самозанятых, которые научились приспосабливаться к нынешней системе, оптимизируя налоговые платежи.

«Это железо, ударившись о кремень нарастающего протеста, высечет искру, из которой может возгореться пламя». — Не без пафоса заявляет автор.

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий