Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Маленькую россиянку высылают в Гонконг по решению суда

История Мики и Виорики

Шестилетнюю россиянку российский суд может отправить в Гонконг. Одну. К человеку, который даже не является ее отцом по российскому свидетельству о рождении. Мать девочки умоляет о помощи. В суд в Ростове-на-Дону направлена апелляция, где будет принято окончательное решение по этому делу.

«Помогите спасти мою дочь. Биологический родитель Доминики никогда не был моим мужем. Мы никогда не жили вместе. Я хочу, чтобы всё было справедливо, чтобы российский суд защитил ребенка, а не отбирал у матери дочь, чтобы передать отцу, которого она почти не знает», — начинает свой рассказ Виорика Гечану.

"Виорика, мать ребенка"

Решением Первомайского районного суда г.Ростова-на-Дону от 04.03.2020 года удовлетворён иск гражданина Австралии Т.Джереми к гражданке Российской Федерации Гечану Виорике Васильевне о возвращении малолетнего ребёнка гражданки Российской Федерации и Австралии Т. Доминики Виктории, 14.06.2014 года рождения, в Гонконг.

Скупые строки судебного документа, за которым, как обычно, стоят разбитые судьбы, страдающие дети.

Да, каждая несчастливая семья — несчастлива по-своему. И все равно, в какой именно географической точке земного шара происходят эти маленькие и большие трагедии.

В Таиланде, Гонконге или провинциальном городке Усть-Лабинск Краснодарского края, где сейчас ждут своего окончательного «приговора» мать и дочь.

Останутся ли Виорика и шестилетняя Мика вместе — или их разделят тысячи километров? Границы закрыты, бог весть, когда они встретятся вновь. 

«С отцом Доминики — Джереми мы познакомились в 2013-м году, — начинает женщина. — Я жила в Тайланде, на Пхукете, работала на ювелирной фабрике, встречала туристов, растила единственного сына. Бывший муж, россиянин, оставил нам неплохой дом, мы ни в чем не нуждались».

Джереми прилетел на остров из Гонконга — это всего три часа пути. Гражданин Австралии азиатского происхождения, его собственный отец был выходцем из Китая и не жил с семьёй. Это стало трагедией для подросшего Джереми. Тот поклялся никогда не создавать семью, не иметь детей, чтобы те не страдали так, как он сам, от разрыва родителей в детстве. В общем, обычная история.

Доминика — Мика — стала его первым и единственным ребёнком.

Когда 40-летняя Виорика поняла, что беременна, ее 52-летний избранник, как она говорит, оказался не готов к такому повороту. «Он решил, что это ловушка и впал в депрессию. Ему обязательно нужно было обсудить это с мамой, которая жила в Австралии. Та тоже не приняла меня… Но я решила рожать и воспитывать сама».

Официальный брак не обсуждался. Совместное хозяйство пара никогда не вела. По воспоминаниям женщины, даже своим друзьям Джереми представлял ее холодно и отстранённо: «Виорика, мать ребёнка».

Впрочем, нельзя сказать, что он ничего не сделал для дочери — как порядочный человек, он оплатил роды. И в первом тайском свидетельстве о рождении Джереми Т. был официально записан законным отцом Доминики Виктории Т.

«Когда Мике исполнился годик, мы полетели в Гонконг, чтобы отпраздновать ее день рождения, там начались скандалы, упрёки, — продолжает Виорика. — Перед отлётом назад он забрал паспорт Доминики и сказал, что та останется с ним, а я могу убираться, куда угодно».

Пришлось задержаться в Гонконге на птичьих правах. Постоянная виза супруги для женщины отпадала. Спонсорская или рабочая — тоже, у неё не было ни знания языка, ни легальной возможности устроиться куда-то. Бросить Мику и вернуться на Пхукет, где все привычно и знакомо, она не могла.

«Мике дали постоянную визу по отцу, так как такая виза уже была у Джереми. А мне временную, которую нужно продлевать через каждые полгода. В случае, если нарушу правила проживания, меня могли депортировать. Джереми на бумаге стал моим «спонсором», без этого меня бы просто выкинули из Гонконга, я была зависима от него, первые несколько месяцев он давал мне деньги в долг, чтобы мы с Микой могли снимать крошечное и тесное жильё, совсем не похожее на наш просторный дом на Пхукете».

— Джереми был богатым человеком?

— Нет, он сам сидел без работы, но, если бы об этом узнали в визовом центре, то мне не дали бы разрешение на проживание — какой из него спонсор? У него не было ни недвижимости, ни машины, одно время он работал на миллионера… Потом уволился, пробовал организовать самостоятельный бизнес, но прогорел…

Гонконг — один из самых дорогих городов мира. Арендовать даже небольшую комнату с подселением здесь стоит не меньше 1000 американских долларов. Растить здесь ребёнка тоже удовольствие не из дешевых.

Для того, чтобы нормально существовать, по словам Виорики, в месяц нужно иметь доход порядка 150 тысяч гонконгских долларов — 19 тысяч американских.

«Первое время я никого здесь не знала, — продолжает Виорика. — Устроилась на тайную подработку, чтобы выживать. Джереми постоянно говорил, что расскажет властям, что я нарушаю закон, и тогда меня вышлют — по местным порядкам я должна была быть тише воды и ниже травы. Это было его обычное заявление: если не тянешь Гонконг — уезжай. Но ребёнок останется со мной»

Вначале Джереми Т. действительно помогал с оплатой квартиры. Но затем, по словам Виорики, она продала свою недвижимость на Пхукете и полностью погасила перед ним долг. Алименты, по её словам, отец Мики не платил.

Маленькую россиянку высылают в Гонконг по решению суда

Однако позже в своём заявлении в суд Джереми Т. укажет, что именно он финансировал Доминике занятия в начальной подготовительной школе Бизи Биз При-Скул, где она изучала китайский, оплачивал летние программы Международной школы Монтессори, брал для неё уроки плавания. Истец также заявит, что его страховой полис покрывал необходимую медицинскую помощь девочки в Гонконге, что он компенсировал аренду квартиры, где проживала Доминика с матерью, пока не была, с его точки зрения, незаконно перемещена Виорикой сначала в Таиланд — 19 сентября 2018 года, а затем 10 сентября 2019-го года в Российскую Федерацию.

Паспорт нарасхват

— С самого начала у дочери было австралийское гражданство. Но мы вместе не могли покинуть Гонконг, так как паспорт Мики оставался у ее отца, — объясняет Виорика. — Я могла выехать в Таиланд и даже в Россию — но одна.

Джереми Т. подал иск на 50/50 совместной опеки. Окончательного решения принято не было, но самое главное, о чем заявила судья: отец не имеет права насильно держать у себя паспорт Доминики.

«Как только у меня оказался на руках этот документ, мы тут же взяли билет на самолёт и вернулись в Таиланд. Почему я должна жить там, где у меня ни легальной работы, ни жилья, где я могу оказаться на улице. Джереми принудил меня остаться в Гонконге, но это был не мой выбор».

Виорика вспоминает, как унизительно было слушать нравоучительные речи комиссара в Управлении по делам миграции: «Почему твой мужчина не женится на тебе? В следующий раз я тебе просто не продлю разрешение на пребывание!»

«В Пхукете я получила нормальные условия, чтобы растить дочь. Джереми бесился из-за того, что не мог меня там достать, он подавал бесконечные иски теперь уже в тайский суд, показывал в суде скрины забронированных билетов во Вьетнам, якобы я их собиралась выкупить, чтобы потом через Вьетнам уехать в Россию».

Виорика говорит, что никогда не препятствовала их общению. Джереми спокойно брал Мику на Новый год и Рождество, она встречалась с бабушкой со стороны отца и гостила у него.

И все равно она опасалась, что бывший может сорваться на самые крайние меры — вплоть до похищения. Она всегда отдавала ему Доминику под залог паспорта, так как волновалась, что однажды он просто не вернёт ребёнка.

Маленькую россиянку высылают в Гонконг по решению суда

«Я сообщила в австралийское консульство, чтобы без моего ведома, если вдруг господин Т. придёт за новым документом для дочки, взамен якобы утерянного, ему его не выписали, я боялась, что он ее увезёт».

Решением суда королевства Таиланд от 24 сентября 2018-го года была установлена совместная опека матери и отца над малолетней Доминикой Викторией Т. 2 октября того же года Джереми Т. направил запрос в Министерство Юстиции Таиланда о возвращении ребенка в Гонконг в соответствии с положениями Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, 1980-го года.

Из содержания Конвенции следует, что перемещение или удержание являются незаконными, если ребенок постоянно проживает на территории другого государства, не достиг 16-летнего возраста, но перемещен или удерживается без согласия второго родителя. То есть четырёхлетняя на тот момент Виорика, большую часть своей жизни проведшая в Тае, по закону и волею взрослых людей должна была переехать на постоянное жительство в Гонконг, чьей гражданкой даже не являлась. Все последующие суды подтверждали это решение. В Гонконге девочка могла жить попеременно с отцом и с матерью, но перемещения ребенка в любые третьи страны были запрещены.

«Но Джереми даже билеты на самолёт забронировал нам на разные места, им двоим вместе, а мне — в хвосте самолёта, сказал, что пройдёт границу с Микой, а я — самостоятельно. Но и как я могу ему верить?», — возмущается Виорика.

Да, она не скрывает, что ничего хорошего от бывшего гражданского мужа и не ждала, поэтому готовила пути отступления — оформила российское гражданство для Мики. В Австралии, чьей подданной девочка была от рождения, это не запрещено.

В российский загран Доминику записали под материнской фамилией, а вместо отца поставили прочерк.

«Мы улетели из Гонконга в Россию к моим родителям, иначе он не оставил бы нас в покое. Мне пришлось поменять паспортные данные дочки — ведь как Доминика Виктория Т. она была невыездная. Поэтому границу РФ пересекла россиянка Доминика Виктория Гечану.

И вновь продолжается суд

"10 сентября 2019-го года Гечану В.В. совместно с дочерью — Гечану (Т.) Доминикой Викторией, без согласия отца ребёнка, по мнению суда, в нарушение заключенного между сторонами мирового соглашения, выехала в Российскую Федерацию и по настоящее время находится на ее территории".

Виорика и Мика не скрывались, они были официально зарегистрированы и проживали в Усть-Лабинске Краснодарского края.

Администрация муниципального образования района провела обследование жилищно-бытовых условий семьи и убедилась, что у ребёнка есть отдельная комната с кроватью, местом для игр и занятий, шкафом для хранения одежды. Что Виорика не собирается никуда бежать и в принципе не возражает против того, чтобы Доминика общалась с отцом…

Думала ли она, что тот возьмёт и приедет, с санкциями, чтобы отобрать дочь — в самый разгар эпидемии?!

Около полугода Джереми Т. забрасывал письмами Министерство просвещения РФ и Департамент государственной политики в сфере защиты прав детей. Он требовал оказать помощь в возвращении малышки Мики в Гонконг. С матерью или без.

В конце-концов власти Российской Федерации выдали отцу место жительства девочки.

— Судебные приставы ворвались к нам в дом, перепугали всех, так как искали пропавшего ребёнка, — рассказывает Виорика. — А потом Джереми явился сам.

— В смысле, приехал в Россию? — переспрашиваю я.

— Да, это был март 2020-го. Все только и говорили, что о коронавирусе. Джереми был в защитной маске. Хотя я и понятия не имею, как ему из Гонконга удалось пересечь границу РФ. Вероятно, он использовал австралийский паспорт и какой-то обходной путь…

Решением Первомайского районного суда города Ростова-на-Дону (так как дело международной юрисдикции, оно не могло рассматриваться в Краснодаре) от 4 марта 2020-го года иск гражданина Австралии Т. Джереми к гражданке Российской Федерации Гечану Виорике Васильевне о возвращении малолетнего ребёнка гражданки Российской Федерации и Австралии Т. Доминики Виктории в Гонконг был удовлетворён.

— Как такое может быть, — не хочет смириться с произошедшим женщина. — Российский суд отдаст ребёнка в чужую страну, в которой ребенок не имеет гражданства, но в которой сейчас проживает отец ребенка. Почему ребёнок должен скитаться по миру? Суд не исследовал причины, по которым мы бежали в Россию, были проигнорированы интересы дочери, она не имеет гражданства Гонконга, она давно не жила в Гонконге, в силу возраста ее не связывает ни эмоциональная, ни какая-либо иная привязанность к этому месту. Никто не задумывался, отнимая у меня Мику: при том, что я не лишена родительских прав, я не смогу следовать за ней в Гонконг, так как мое существование там будет поставлено в прямую зависимость от воли миграционных властей и желаний Джереми…

— Честно говоря, я была шокирована решением ростовского суда вернуть Мику в Гонконг. Да, судья заявила, что поступает в полном соответствии с международным законодательством — Гаагской конвенцией, но разве та не вступает в противоречие со здравым смыслом, с элементарной человечностью? — снова и снова спрашивает женщина. — Говорят, что внутренние законы РФ должны иметь приоритет над международными, тем более, если те нарушают права маленького ребёнка… Но почему на деле этого нет?

Девочка не была в суде. Она ещё слишком маленькая для этого. Официально мнение ребёнка, с кем он хочет жить, в таком возрасте не спрашивают. Представители опеки Усть-Лабинска подтвердили «МК», что мать девочки соблюдает родительские обязанности, претензий к ней они не имеют, но к ним пришёл запрос из Ростовского суда: «Вы же понимаете, это международное дело».

Да, возможно, все произойдёт в точности как положено по нормам международного права. 50/50 совместной опеки. И точка. Независимо от того, насколько это гуманно и милосердно.

Одна, в чужой незнакомой стране, совсем кроха… На что они обрекают в дальнейшем Доминику, какую психологическую травму может повлечь это решение?

Получается, что и ее мать будет поражена в своих правах, ее приговорят на длительную, не исключено, что многолетнюю разлуку с дочерью. Они могут вообще никогда больше не увидеться. При том, что ни одна, ни другая не совершили никакого преступления. Ради чего? Что за буква закона при этом восторжествует?

Ведь закон принимают люди, не роботы.

И почему никто не задумывается о том, что при этом будет нарушена ещё одна основополагающая норма — принцип 6 Декларации прав ребёнка 1959 года. «малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви».

«То есть российский суд в угоду иностранному гражданину лишает ребёнка матери. Доминика — гражданка России, имеет регистрацию, я имею собственность. Но когда я вернулась на Родину, оказалось, что меня здесь никто не может и не хочет защитить! А как же поправки в Конституцию, что дети наш приоритет? Как же преимущество Конституции перед международными договорами?» — не может прийти в себя Виорика.

До того как апелляционный суд поставит точку в этом деле, она надеется достучаться до России. Если, конечно, здесь нужны наши дети.

Марина СИЛКИНА, кандидат юридических наук в области международного права: "Понятия опеки при живых родителях не рассматривается. В данном случае Совместная опека над ребенком после развода осуществляется на основании судебного акта или соглашения, заключаемого отцом и матерью ребенка и означает, что мать и отец определяют место постоянного проживания ребенка, согласуют порядок осуществления прав обоими родителями.

Ситуация крайне сложная, так как имеют место судебные акты юрисдикции аж трёх государств: России, Гонконга и Таиланда. Девочка на данный момент имеет два гражданства — Австралии и России, которые под сомнение не ставятся. В свидетельстве о рождении, выданном в Таиланде, записаны оба родителя. Австралия и Россия является участником Гаагской конвенции от 5 октября 1961 года, допускающей процедуру упрощенной легализации документов через апостилирование. Таиланд — нет. Основополагающим в этой ситуации судебным актом является решение гонконгского суда об установлении опеки. Но условия определения опеки над ребёнком могут быть изменены. Так как девочка, гражданка России, зарегистрирована здесь, можно обратиться в российский суд об определении порядка общения с отцом ребёнка ввиду открывшихся новых обстоятельств (альтернативная подсудность).

Я бы не спешила с этим «ростовским» процессом и подала в суд новый иск об определении порядка общения с ребёнком, апелляцию приостановила до рассмотрения этого иска, так как его удовлетворение может сделать невозможным исполнение решения о возврате ребёнка в Гонконг".

Первоисточник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий