Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Жара погнала петербуржцев в грязные заливы: купаются под мостом

Парки и пляжи закрыты, поэтому загорают на газонах

В городе на Неве зафиксировали температурный рекорд. 115 лет назад, в 1905 году, в 17 июня было 27,3 градуса тепла, в 2020 – 27,5. При петербургской влажности эта, казалось бы, не экстремальная температура ощущается чуть ли не как плюс сорок. При этом в городе и пригородах до сих пор закрыты парки из-за коронавирусных ограничений. То есть живительные тень и прохлада среди зелени пока что под замком. Корреспондент «МК» прошлась по раскаленному городу, чтобы посмотреть, как питерцы спасаются от жары.

Фото: МЧС.

Первым делом иду смотреть на очередь в «Зару». Как только в городе разрешили открытие непродовольственных магазинов с отдельным входом, в бутик на Невском выстроилась огромная очередь почти до Казанской улицы, ставшая городским мемом. Я иду вдоль очереди – ни о какой дистанции тут речь не идёт. Такое впечатление, что для людей — это скорее тусовка, чем реальная острая необходимость купить штаны и футболки. Но рядом нет ни одного дерева или куста сирени, солнце нещадно жжёт, гранитных плиты пышут жаром. От постоянного интенсивного движения по Невскому – горячий ветер. В магазин пускают не больше десяти человек одновременно. Мимо идут люди:

— А что это за очередь? Куда стоят, зачем?

— В магазин, одежду покупать.

— Это все за одеждой?!

— Ну да, вот так срочно надо футболку купить. Никак без новой футболки!

   На других центральных улицах ажиотажных очередей нет, но оживает туристическая инфраструктура: кафе оптимистично монтируют летние веранды (хотя официально им ещё не разрешали работать), открыты некоторые киоски с матрёшками, тельняшками и прочей сувениркой. Уличные художники и барды стараются вовсю: у Спаса-на-Крови аниматор в плюшевом костюме коня (не знаю уж, что он рекламировал) атаковал меня с кличем «Девушка, откуда такая красивая приехала, давай обниму!» То есть у нас эпидемия, а незнакомцы на улицах вот так запросто бросаются обниматься. К тому же уверены, что я откуда-то приехала – то есть турист, видимо, все-таки идёт.

  Отправляюсь на Марсово поле – одну из немногих в городе открытых зон с зеленью. Обычно, если в городе тепло, петербуржцы лежат на траве, сейчас не просто тепло, а жарко – поэтому горожане прячутся в тень, лежат под кустами сирени. Фанаты палящего солнца загорают в купальниках и плавках. Возможно, для приезжих такой пейзаж диковат – все-таки на Марсовом у нас Вечный огонь и могилы революционеров. Под гранитными плитами тут лежат Моисей Урицкий, В. Володарский, Лев Михайлов, несколько латышских стрелков – люди, в честь которых названы улицы и площади по всему бывшему СССР. А сейчас тут, валяясь под сиренью, горожане обсуждают все ту же очередь в «Зару»: «Представляешь, стоит толпа, никакой дистанции вообще».

   От Марсова поля перехожу на Троицкий мост, собираясь заглянуть на главный городской пляж – у Петропавловской крепости. Загорать у бастионов горожане начинают в марте, как только появляется солнце – и всю весну людей, распластанных на каменных стенах напротив Эрмитажа, фотографируют туристы. В особо жаркие дни в акватории Невы некоторые даже купаются. Но сейчас на пляже никого нет – видно издалека. Подхожу ближе – оказывается, мосты к Петропавловке перекрыты заборами, у каждого сидит охранник. Действительно, музей закрыт – вместе с пляжем под стенами крепости. Но петербуржцев, немного ошалевших от непривычной жары, не остановить – загорать они расположились по другую сторону крепости, на Кронверкской набережной. Тут прямо под оживленной дорогой принимают солнечные ванны – седовласые мужчины и уже успевшие загореть женщины в купальниках. Пара человек даже заходит по колено в Кронверкский пролив. Тут же рассекают воду загорелые мужчины на водных мотоциклах, на виражах поливая брызгами проезжую часть.

   Чуть дальше, на Стрелке Васильевского острова, люди сидят у воды, едят фрукты и мочат ноги в Неве. В тени меланхоличный пенсионер играет на акустической гитаре «Город над вольной Невой». Вечером отправляюсь на необорудованный пляж на намыве Васильевского острова: новая намывная территория не первое лето становится стихийной рекреационной зоной. Роскошный вид на залив и башню «Газпрома», красочные закаты белых ночей. Здесь жарят шашлыки, пьют вино, поют песни, выгуливают собак. Не купаются – все-таки вода не особо чистая. Чуть дальше, по другую сторону Смоленки – полевой госпиталь в выставочном павильоне «Ленэкспо». Где, по словам губернатора Александра Беглова, оборудованы новые койкоместа для коронавирусных больных – ресурс по перепрофилированию стационаров почти исчерпан. Ограничения в городе при этом продолжат снимать – хотя в Петербурге это происходит не так быстро, как в Москве.

Первоисточник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий