This option will reset the home page of this site. It will restore any closed widgets or categories.

Reset
Новости, факты, комментарии...
29.11.2019 19:47:00 В «Импрессуме» выступил председатель Союза писателей России Николай Иванов (2)
Печать  
Послать другу  
Комментарии  


Публичная встреча «Литературная Россия: темы, герои, открытия» состоялась 28 ноября 2019 года в Международном медиа-клубе «Импрессум». Гостем клуба стал известный российский писатель и публицист, председатель правления Союза писателей России Николай Иванов.

Встречу открыли соучредители  клуба «Импрессум», журналисты «Комсомольской правды» Галина Сапожникова и Игорь Тетерин. Они представили гостя и передали ему слово.

- Спасибо, что вас так много, дорогие друзья, – приветствовал таллинскую публику Николай Иванов. – Для нас, русских людей, и для литераторов важна литература, и, конечно же, наш русский язык. Я приехал к вам, и первое, о чем я услышал – это боль людей, которые меня встречали, о том, что закрыли одну из русских школ в городе Кейла. Меня это резануло очень сильно: мы только что в Дагестане провели совещание переводчиков, и там приводились слова Расула Гамзатова о том, что когда исчезла школа художественного перевода, он снова из поэта аула и всей планеты превратился в поэта одного аула.

Вот что для писателя значит язык. И когда язык изгоняется, становится предметом торга, мне кажется, это не сила и не мудрость, это слабость политики. Потому что язык – это наш генетический код, тот язык, на котором нам сны снятся, человек должен иметь право писать на своем родном языке, поэтому мы принимаем в свой союз не только пишущих на русском. При этом, как в прошлом военный человек, могу сказать, что меня тронули вопросы вывода войск из Прибалтики, и по сравнению с другими республиками я могу отдать должное эстонцам, Эстонии в том плане, что здесь все прошло удивительно бесконфликтно.

«В Союзе писателей России – 91 организация по всей стране, - продолжил свое выступление гость клуба. У нас самая разветвленная сеть общественных организаций, и даже управляемая: когда в 1991 г. все обрушилось, Союз писателей лишился госбюджета, и вот уже 30 лет государство не выделяет нам ни копейки, мы не распались, никто не ушел. Значит, мы все-таки работали не на идеологию, как многие говорят, и не за деньги, мы все же хотели выразить свое отношение к миру через слово. Для нас было очень важно, что мы вместе, и эта общность сохранилась. К сожалению, есть одно исключение – Татарстан, представители которого не вошли ни в Союз писателей, ни в Союз журналистов России. А потом жаловались, что их никто не переводит, не понимая, что все равно их будут переводить только через русский язык, никто не станет изучать татарский специально, чтобы переводить их книги».

Гость заметил, что на его взгляд, проблема Донбасса тоже напрямую связана с языком. Для русскоязычных жителей других бывших советских республик, которые он посещал (Латвия, Литва, Молдова) русский язык тоже является некой точкой опоры, материком, на котором все мы стоим.

Николай Иванов уделил внимание составу СП России на сегодняшний день. В нем сегодня 68% мужчин и 32% женщин. А еще ему нравится, что в Союзе писателей России более 60% поэтов:

- Россия – поэтическая страна, само слово «поэзия» женского рода, и я очень рад, что мы сохранили в своем творчестве душу, что для нас главнейшим является отношение к слову, к родине, отечеству. А еще у нас никогда никто не получит писательское удостоверение, если в его тексте присутствует мат. И не надо оправдываться, что так у всех – если ты не можешь иначе, значит, ты плох как писатель, нет мастерства найти другие слова.

Николай Федорович рассказал также о том, как в Союзе писателей России был создан совет молодых литераторов:

- Два года назад было всего 4% писателей моложе 25 лет, 45% – 61-85 лет, 20% – старше 75 лет. Союз писателей становился организацией стариков, и мы поняли, что надо кардинально что-то менять. Бросили клич и пригласили на съезд молодежь. Чтобы они просто посидели рядом с Александром Прохановым, Альбертом Лихановым, Станиславом Куняевым... Приехали 70 человек, на свои деньги, со всей страны, и мы поняли, что есть молодежь, которая желает быть рядом с нами. Первым делом мы взяли автобусы и отвезли их в Краснодон, на место гибели молодогвардейцев, и сказали: посмотрите, здесь ваши ровесники! Ребята вернулись из этой поездки совершенно другими.

Понимаете, сидеть в московской квартире и писать про фиолетовые круги на эмалевой стене – это каждый может. А ты выйди из квартиры, у тебя как у писателя должна быть своя биография!

Гость посетовал, что в последнее время литературная жизнь представлена бесконечными репортажами о встречах с писателями в тепличной атмосфере библиотек, с подготовленной аудиторией, что приводит к творческому истощению, и сказал, что всегда призывает молодых писателей познавать на практике настоящую жизнь: в тайге среди лесорубов, на подводной лодке, в шахте, после чего им будет что сказать читателю: «Когда материал добывается, писатель чувствует кураж».

Сам писатель познал жизнь в еще более тяжелом испытании – войне. Николай Иванов закончил Московское суворовское училище и факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища, был военным корреспондентом, участвовал в более чем десяти боевых операциях в Афганистане. Во время командировки в Чечню в июне 1996 года был захвачен в плен боевиками, где пережил ужас подземных тюрем и неоднократных выводов на расстрел, сбрасываний живьем в могилу, и освобожден спустя 4 месяца в результате спецоперации.

О кошмарах чеченского плена, где боевики его называли «полковником Чеховым», писатель рассказал очень просто, спокойно, без пафоса:

- Они знали, что я писатель, и когда говорили: «Чехов, наверх!», это значило, что бить не будут, а когда говорили: «Полковник, наверх!» – то значит, будут бить. Больше всего били дети – потому что детей с Россией уже ничто не связывало…. В яму, где нас держали, заползали змеи, набегали мыши. Если ты своими руками 20-30 мышей не прикончишь, они тебя загрызут. Один раз меня затолкали в яму, велели раздеться по пояс, приставили дуло к затылку и сказали: «Тебя пришли освобождать. Одно их движение – и мы тебя застрелим!» Азбука плена, она такая. Потом сказали: «Если тебя не выкупят в ноябре – расстреляем!» Я улыбнулся: «Название для книжки хорошее – «Расстрелять в ноябре!» (книга вышла в 1997 г. – Прим. ред.)

А через два месяца после выхода книги в свет в Москве ночью раздался телефонный звонок, и человек, который в Грозном участвовал в истязаниях Иванова и хотел отрезать ему уши, сказал, что прочел его книгу, все написанное там – правда, и он просит прощения.

- Знаете, я тогда впервые после плена заплакал, – признался гость, – потому что я понял, что этот человек уже никому не будет отрезать уши, он остановится. Вот что значит ответственность за то, что мы пишем. Особенно в теме национальных отношений.

По мнению Николая Иванова, те авторы, кто пишут книги, очерняющие образ русского солдата, отчасти провоцировали и ту агрессию, которой он подвергся в Чечне.

В заключение гость подчеркнул, что все руководители Союза писателей России ныне покоятся в родной земле: Солоухин, Белов, Распутин, Шукшин... Никто не уехал на чужбину за лучшей жизнью.

Наступил черед вопросов, первый из которых задал руководитель Русской писательской организации Эстонии Владимир Илляшевич. Он напомнил эпизод, произошедший на одном писательском съезде в Минусинске, когда к ним подошел коллега из Чечни. Илляшевич спросил: «Николай, как ты с ним будешь общаться после чеченской ямы?» На что Иванов ответил: «Но освобождал меня тоже чеченский спецназ!» Вопрос же – не только от самого Владимира Илляшевича, но и от всей редакции издаваемого им литературного журнала «Балтика» звучал так: кто герой нашего времени в литературе на сегодняшний день?

- Во время русско-чеченской войны ни один чеченский писатель не вышел из Союза писателей России, – ответил Николай Иванов. – И первое, что я сделал, выйдя из плена и немного отдышавшись – поехал назад в Чечню выпускать газеты об освобожденных районах. Приехал без оружия, и психологически как бы вышел из плена после этого.

Относительно героя нашего времени он сказал: «Вокруг нас столько героев, столько людей с удивительной судьбой. Например, мой друг Алексей Новгородов, кавалер четырех орденов Мужества. В России всего четверо таких. Однажды он сломал ногу и я спросил, применяет ли он обезболивающее. Алексей ответил, что ему врач запретил: если использовать обезболивающее при переломе, невозможно понять, правильно срастается нога или нет. Вот так и писатель должен жить без наркоза.

Или история про одного из спецназовцев Беслана, которого срочно вызвали на задание, и он приковал своего сына наручниками к батарее ради его же безопасности, так как озорного мальчишку не с кем было оставить: «Поиграем в заложников!»

Писатель вспомнил добрым словом также тех, кто освобождал его лично, и добавил:

- Я люблю таких людей, и хочу, чтобы наша литература рассказывала о таких людях!

Следующий вопрос прислала по каналам Интернета Ангелина (студентка филфака): «В XIX и начале XX века русская литература была чуть ли не самой известной и читаемой в мире. Почему сегодня она уступила эти позиции? Загадочная русская душа уже не интересует западного читателя? Или наша повседневная жизнь для него столь же далека, как кратеры на луне?»

Галина Сапожникова в качестве реплики заметила, что по ее мнению, сейчас просто бум литературы, и книг издается огромное количество.

- Пожалуй, я с вами не соглашусь, – возразил гость. – К сожалению, в последнее время средний тираж книг в России – 4300 экземпляров, конечно, это мизер. Меня иногда спрашивают: «Коля, где писатели?» То же самое я спрашивал у своих старших коллег. Но давайте будем реалистами: Россия упала в 90-е годы на такое дно! У нас был спад рождаемости не только людей, но и книг. Те, кто должны были работать над своими книгами, пошли в охранники, в «бомбилы», на разгрузку вагонов, куда угодно, чтобы прокормить свои семьи. Вот и ненаписанные книги – как нерожденные дети… а потом пришло другое поколение, которое пошло сразу в Интернет, где все великие. Литературу погубят «лайки», когда ценность писателя определяется количеством «лайков» от его друзей и знакомых. Думаю, переживем и это: например, во Франции, в Америке сокращается количество людей, которые читают с гаджетов, рынок насытился, и они возвращаются к бумажной книге. Постепенно и в России растет число читателей библиотек, причем это молодежь до 30 лет. И я надеюсь, что через некоторое время эта молодежь даст очень хорошую литературу.

Гость клуба «Импрессум» заверил, что приемная комиссия СП России продолжает работать с молодыми и не снижает требований, ориентируясь не на модные блоги в интернете, а на классику. И он не боится за будущее русской литературы.

Игорь Тетерин зачитал смс-вопрос, пришедший прямо из зала: «Чтобы не терять связь с молодежью и ее интересами, не стоит ли в школе чаще изучать более современную литературу, а не заставлять, к примеру, читать «Войну и мир»? Роман Ефимов»

Ответ гостя показал его писательский профессионализм:

- Современный читатель, конечно, отличается от того, который был несколько десятилетий назад: он более мобилен, желает динамичной литературы, и «Войну и мир» сегодня читали бы меньше. Однако «Война и мир» – это масштаб, язык, мышление. И все зависит от писателя: если он напишет интересно, его будут читать.

В наши дни, бывает, приходит какая-нибудь девушка на комиссию, а у нее уже пять книг вышли при финансовой поддержке такого-то, и она считается как бы поэтом. Но мы смотрим не на количество, а на качество. И есть образцы классической литературы, на которых учились и будут учиться.

Следующий вопрос по электронной почте прилетел от Ирины из Казани: «Николай Федорович, хотелось бы узнать, чем отличается писательская семья от обычной. Наверняка члены Вашей семьи гордятся Вами. Можете что-то рассказать о них? Большая ли у Вас семья, помогают ли, поддерживают? Кем из семьи гордитесь Вы?»

- Чем ближе человек к земле, тем он крепче, ответил гость клуба. - Я горжусь и своей матерью, которая была в Великую Отечественную войну партизанкой, и дедом – комиссаром партизанского отряда, раненным под Кенигсбергом, мои предки – это история моего отечества.

Галина Сапожникова зачитала вопрос, актуальный в Эстонии: «Как вы думаете, насколько писателю важно быть переводимым?» И рассказала, что недавний гость клуба «Импрессум», немецкий политолог Александр Рар, похвалил детективный роман эстонского автора, который читал в переводе на немецкий. Когда Галина стала искать русский перевод книги, выяснилось, что автор (его имя называть мы не будем)… запретил переводить свои книги на русский язык.

- Перевод – это крайне важно, – подчеркнул Николай Иванов, – того же Расула Гамзатова открыли русской публике переводчики Наум Гребнев и Яков Козловский. Я недавно был в родном ауле Гамзатова на мероприятии его памяти, смотрел на сцене танец «Белые журавли» и поймал себя на мысли, что поэт написал эту песню после войны, а через 50 лет пошел по земле Бессмертный полк! Это те же самые белые журавли! Мы считаем очень важной переводную литературу. Для меня как председателя Союза писателей России важно, чтобы переводились стихи авторов из всех народов, живущих в нашей стране: коми, чувашей, пермяков, башкиров. Хорошо бы, конечно, чтобы это была «улица со встречным движением», и они тоже переводили нас. Мы возродили школу художественного перевода. Передаем опыт на выездных семинарах и в Дагестане, и в Коми. И я очень хотел бы учредить премию «Белые журавли» именно для переводчиков. И единственный язык, на который я запретил бы переводить – это язык мата, сленга.

Поступил вопрос от читателя Александра из Тарту: «Есть ли в Союзе писателей России эстонцы или русские из Эстонии?»

Первым эстонцем гость назвал Владимира Илляшевича, у которого есть эстонские корни. А также сообщил, что у него были два эстонских товарища молодости, с которыми он учился, с одним из них, Тийтом Тамила, он тепло встретился в этот приезд в Таллин. Также за день до встречи в «Импрессуме» была проведена встреча с таллинскими литераторами в эстонском отделении СП России.

Эрик (блогер) еще до встречи в клубе прислал свой вопрос через сайт: «Во время Чеченской войны вы провели в плену у боевиков несколько месяцев. Как они к вам относились? Могли ли вы тогда себе представить, что через какие-то десять лет Чечня из самой бунтарской части России превратится едва ли не в самую преданную Москве. Как это вообще могло произойти?»

- Мое мнение: пока в Чечне назначались русские руководители, вся республика сплачивалась против этого русского. Владимир Путин нашел единственно верный способ, поставив во главе руководителя-чеченца Рамзана Кадырова из самого авторитетного чеченского рода и это сработало. Тот установил жесткий порядок борьбы с боевиками. А когда с ними было покончено, в Чечне начался рассвет мирной жизни, о которой истосковалось большинство местного населения. И сейчас мы не знаем проблем в Чечне.

Георгий Алексеевич (водитель): обратился к гостю через сайт с вопросом, волнующим в Эстонии многих: «Нас, русских, живущих в Прибалтике, всячески пытаются ассимилировать! Школьное образование переводят на местные языки. А мы сопротивляемся, не хотим терять свою идентичность, которая формировалась столетиями. Как вы думаете, поможет ли русская литература живущим за границей русским людям не превратиться в "Иванов, не помнящих родства"?»

- Русская литература и должна помогать людям, живущим вне России, осознать свою идентичность, хранить свой язык, – согласился Николай Федорович. – А русское слово, конечно же, нужно сохранять и поощрять изданием литературы на русском языке: в той же Чечне выходит 30 русских книг в год, хотелось бы, чтобы такие возможности были и у русских авторов в Эстонии.

Последний вопрос, по традиции задаваемый каждому писателю, посетившему клуб «Импрессум», был таким:

- Посоветуйте, пожалуйста, 5 авторов, чьи книги вы рекомендовали бы прочитать?

Вначале гость несколько сопротивлялся из соображений этики:

- Я главнокомандующий восемью тысячами гениев! Таков численный состав писателей России! Как только начинаешь выстраивать какую-то линейку, обязательно кого-нибудь забудешь, и тот назавтра позвонит обиженный. Тем более что 85% книг издается на территории Санкт-Петербурга, а на всю остальную Россию остается мизерный процент…

Однако потом назвал все же пять имен:

Дмитрий Ханин (Ростов-на-Дону)
Надежда Мирошниченко (Сыктывкар, народный поэт Республики Коми)
Василий Воронов (Ростов-на-Дону)
Анна Ретеюм (Москва)
Анна Токарева (Егорьевск)

 

Встреча длилась два часа и закончилась традиционной автограф-сессией. Гость еще долго был окружен таллинцами, которые благодарили его за выступление в клубе, брали автографы, фотографировались на память, желали успехов как в личном литературном творчестве, так и в творчестве членов возглавляемого Николаем Федоровичем Ивановым Союза писателей России.



Поделитесь своим мнением


Зарегистрироваться или войти. Войти через


 
a

Evrokatalog.eu - Поиск работы за рубежом, всё о трудоустройстве и работе в Европе по-русски
Сайте о Куремяэ и его окрестностях

Участник конкурса сайтов Русское зарубежье-2013

 
Фонд «ОКА» (Очень Качественные Акции) – российская неправительственная организация
Международный русскоязычный информационно-аналитический портал «NewsBalt»
туристическое бюро
Сайт российских соотвечествеников, проживающих в Казахстане!!!
Человеку, впервые вступившему на палубу такого огромного судна, как «Крузенштерн», трудно представить, как можно им управлять.
Арсенал - крупнейший интернет-военторг
Учебно-развивающий центр «JÄRELEAITAJA» - некоммерческое образовательное лицензированное учреждение
Новая музыкальная радиостанция «Лазурная волна» - проект «Франко-русской ассоциации» - специально для русскоговорящих людей проживающих за пределами России.

ПОЛЕЗНЫЙ ПОРТАЛ О ТУРИЗМЕ
Фонд Русский мир