Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Жители Эстонии не поддерживают телесные наказания детей, но сообщают о них редко

В Эстонии все жители обязаны сообщать в социальную службу о нуждающихся в помощи детях. Иллюстративная фотография. Автор: Pixabay

По сравнению с Австрией, Испанией, Ирландией и Норвегией в Эстонии больше людей, осуждающих физические наказания детей, но оповещать об этом службу защиты детей эстоноземельцы не спешат, следует из подготовленного совместно с эстонским ученым международного исследования.

«В целом жители Эстонии не разделяют физические наказания детей. Среди других стран Эстония в этом плане находится в середине списка», – сообщила доцент Тартуского университета Юдит Стрёмпл.

Вместе с международной командой она сравнила отношение к физическим наказаниям детей в пяти странах: Австрии, Эстонии, Испании, Ирландии и Норвегии. Помимо отношения ученых также интересовало, считают ли нужным жители этих стран оповещать социальные службы о неподобающем обращении с детьми. В каждой стране в опросе на эту тему приняли участие не менее тысячи человек.

Абсолютная нетерпимость и оповещение неразрывно связаны

«Результаты показывают, что чем меньше терпимость к физическим наказаниям детей, тем выше готовность сообщать об этом в социальную службу», – отметила Стрёмпл. Респондентам из пяти стран обрисовали следующую ситуацию: учитель семилетнего мальчика узнает, что ребенка дома физически наказывают. Учитель говорит с родителями, и те объясняют, что таким образом воспитывают сына, а телесные наказания легкие. Затем респондентов попросили ответить на два вопроса: «Является ли телесное наказание ребенка приемлемым методом воспитания» и «Должен ли учитель сообщить об этом в социальную службу?» Ответы на вопросы помогли проверить две гипотезы.

Во-первых, ученые предположили, что большинство жителей не считают телесные наказания приемлемыми, но среди населения пяти стран уровень терпимости будет разным. «Порядок должен был быть следующим: Норвегия, Австрия, Эстония, Ирландия и Испания», – перечислила доцент. Во-вторых, предположили, что абсолютная нетерпимость в отношении физических наказаний детей и готовность сообщать о них в социальную службу неразрывно связаны. По словам ученого, обе гипотезы нашли подтверждение.

При этом в ходе исследования определились две противоречивых группы. Часть респондентов назвала телесные наказания ребенка неприемлемыми, но посчитала, что учителю не стоит уведомлять об этом социальную службу. Другая часть участников опроса, напротив, акцептирует телесные наказания и при этом считает, что учителю нужно было рассказать об этом.

Поступки и слова жителей Эстонии не всегда совпадают

Говоря о странах, в которых отношение к физическим наказаниям детей и оповещение об этом не всегда совпадают, Стремпл называет Эстонию: «Несмотря на то, что 76% респондентов не поддерживают телесные наказания, лишь 53% заявили, что учитель должен обратиться к социальному работнику. Меньше всего противоречивых ответов из первой группы было в Испании, при этом примерно треть респондентов заявила, что акцептирует телесное наказание, но хотела бы, чтобы учитель об этом сообщил. В Эстонии так ответили 29,7% участников опроса. Меньше всего таких ответов было в Норвегии – 16,5%.

«Различия между странами можно объяснить традициями, ориентированными на ребенка или семью», – объяснила Стремпл. Например, в Норвегии центром социальной политики является благополучие ребенка как индивида, а в Австрии и Испании – семья как основной авторитет в воспитании ребенка. Кроме того, в Норвегии больше профилактических услуг для семей по сравнению с Австрией и Испанией, где за благополучие семьи прежде всего отвечает она сама. В политике защиты детей Эстонии и Ирландии упор делается на риски, а не на профилактику.

По словам доцента, во всех пяти странах готовность сообщать о ненадлежащем обращении с детьми отражает доверие к системе: «Это сильный аргумент, который мы не могли использовать в работе, так как соответствующие исследования проводились только в Норвегии». От других стран Норвегия отличается тем, что ее жители более осведомлены о работе системы защиты детей, об услугах и обязанности педагогов сообщать о случаях телесных наказаний. «Эстония – единственная страна, в которой у специалистов нет особенной обязанности оповещать о нуждающихся в помощи детях. То есть у учителя обязанностей не больше, чем у обычных людей», – указала Стремпл.

От собственности родителей к имеющему права индивиду

По словам Стремпл, в целом отношение к телесным наказаниям зависит от культурных традиций и влияющих на них международных норм: «До XX века считалось, что ребенок – собственность родителей. Все, что родитель делал с ребенком, акцептировалось», – напомнила доцент. В свете исследований прошлого века ребенка все чаще стали рассматривать как человека, имеющего чувства, мысли и, следовательно, права. В 1989 году в силу вступила конвенция ООН о правах ребенка, которая в числе прочего запрещает телесные наказания.

«В некоторых странах, например, в Швеции, Финляндии и Норвегии телесные наказания детей были запрещены еще до конвенции, в 1979, 1983 и 1987 году соответственно. Примечательно, что в Австрии наказания запретили тоже относительно рано, в 1989 году, но на отношение населения в положительном ключе это не повлияло», – отметила Стремпл. В Ирландии запрет был введен в 2015 году, в Эстонии – в 2016. В Испании наказания запретили в 1989 году, но решение окончательно вступило в силу лишь в 2007. Отношение к телесным наказаниям также связывают с введением запрета: чем раньше страна приняла такое решение, тем ниже в ней терпимость к телесным наказаниям детей.

Запрету телесных наказаний, по словам ученого, сопутствует обязательство информировать органы защиты о ребенке, нуждающемся в помощи. В пяти странах эта обязанность определена по-разному. В Эстонии это обязательство распространяется на всех, в остальных странах информировать социальные службы должны в первую очередь учителя, педиатры, медсестры и другие работающие с детьми люди. В Норвегии соответствующую обязанность распространили на всех в 1986 году, в Испании – в 1996, в Австрии – в 2013, в Ирландии – в 2017.

Пусть наказания останутся в прошлом

Где вообще проходит граница между телесным наказанием и другими? По словам Стремпл, вместе с физической болью наказание вызывает у ребенка чувство страха и унижения. Также страдает самооценка ребенка и вера в себя.

«Любое наказание скорее вредит ребенку и его многостороннему развитию. Кроме того, страдают отношения между ребенком и родителем. Наказание работает, когда ребенок привязан к тому, кто его наказывает. Но поддерживает ли наказание эти отношения? Я не уверена», – подытожила Стремпл.

Она советует родителям подумать, что они хотят донести до ребенка, причиняя ему физическую боль. «Человек, который меня любит и которого люблю я, может причинить мне боль. Следовательно, я тоже могу делать больно тем, кого люблю. Таков этот посыл» – констатировала ученый. – Так что давайте оставим наказания и будем общаться дружелюбно».

По ее мнению, жителей Эстонии следует больше информировать о работе и услугах службы защиты детей. Кроме того, СМИ могли бы чаще освещать случаи, когда семье или ребенку удалось решить большие проблемы, а также чаще писать о положительном опыте в других странах.

Результаты исследования Стремпл и ее коллег были опубликованы в журнале Children and Youth Services Review.

Редактор:
Евгения Зыбина

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий