Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Марко Уйбу: почему люди начинают противиться маскам и как на это реагировать?

Марко Уйбу. Автор: Siim Lõvi/ERR

Противодействие рекомендациям и требованиям экспертов и государства является иллюстрацией к углублявшемуся годам кризису доверия, который, впрочем, не стоит драматизировать. Хотя системные меры по борьбе с распространением коронавируса вызвали внешне масштабную волну протестов, убежденных противников таких мер в действительности немного, считает лектор по управлению коммуникацией Тартуского университета Марко Уйбу.

Масштабное противодействие мерам по борьбе с коронавирусом показывает напряженность, связанную с недоверием экспертам, углублением общественно-культурного раскола и и здравоохранением. Противодействие мерам, таким как ношение масок, приобретает очень разные формы — от обоснованной критики властей до совершенно притянутых за уши теорий заговора.

Эмоциональную реакцию в первую очередь вызывают распространяющиеся в соцсетях обрывки информации, мемы и мнения. Например, обзывание носящих маски «ковидными идиотами», «масочными зомби» или «баранами с промытыми мозгами». Из-за этого может показаться, что даже в борьбе с угрожающей нам всем коллективной опасностью невозможно найти устраивающий всех компромисс.

С системной точки зрения противодействие коронавирусным мерам является логичным. Понимание его причин и уклонение от прямых столкновений и высмеивания может помочь избежать более серьезных конфликтов и дальнейшего отчуждения. Напряженность естественна, а ситуация вовсе не так плоха.

Почему люди протестуют?

Коллективные и обязательные меры вступают в сильный конфликт с несколькими важными основными ценностями, такими как индивидуализм. Они доминируют во всей эстонской культуре, а особенно — в решениях, связанных со здоровьем. Собственная автономия человека, в том числе ответственность за свое здоровье, хорошо функционирует, когда человек заботится о своем здоровье (физические тренировки и здоровое питание), но становится препятствием, когда народному здравоохранению как коллективному благу необходимо отдать предпочтение перед оптимизацией собственной выгоды.

«Соблюдение указаний в сфере здравоохранения может означать принесение своего благополучия в жертву во имя общего блага. Такой образ мышления не свойственен эстонской культуре».

Оценка рисков и принятие автономных решений в кризисной ситуации создает и для человека сложное, напряженное состояние. Во-первых, для принятия решения не достаточно адекватной информации, а ориентироваться в противоречивой информации сложно. Из мнений противников коронавирусных мер в целом просматривается допущение, что трезво и самостоятельно мыслящий человек всегда найдет правильные ответы и решения. Однако в такой запутанной и неопределенной ситуации это правило, увы, не действует.

Восприятие индивидом своей субъектности еще более фундаментально и связано с нашими привычными ролями гражданина или потребителя. Задаваемые в соцсетях вопросы, — «Ты за или против коронавирусного кризиса? Оставь свой комментарий», — по-своему смешные. С другой стороны, они говорят о том, насколько глубоко укоренилось наше представление о праве высказывать свое мнение, а также о том, что наше мнение что-то значит и на практике.

Соблюдение указаний в сфере здравоохранения может означать принесение своего благополучия в жертву во имя общего блага. Такой образ мышления не свойственен эстонской культуре. И в нынешней ситуации в каком-то смысле парадоксально, что более молодые, живущие более активной социальной жизнью люди вынуждены относительно больше менять свою жизнь, хотя они меньше подвержены риску, связанному с болезнью. Принимаемые меры также не действуют на всех одинаково. По этой причине легко прийти к мнению, что эти меры не пропорциональны.

Проблематичность источников информации

Во время кризиса и неопределенности одновременно возникает дефицит адекватной информации и сильный переизбыток информации. Даже если следить за источниками, которые по всем критериям авторитетны, можно попасть в замешательство: маски все-таки защищают или нет? На формирование установок очень сильно влияют социальные сети, которые распространяют в том числе недоказанную и конспирологическую информацию.

Во время коронавирусного кризиса в группах в Facebook резко увеличилось количество информации на русском и английском языках: поток информации против коронавирусных мер глобальный, притягивающий внимание и совершенно неистощимый. Эмоциональные «разоблачители» из числа врачей, «личные» признания или оценки врачей переводятся дословно без указания на англоязычный источник фейковой новости. Инфографика о ведущей роли Билла Гейтса в создании и распространении коронавируса внешне может происходить из любого привлекательного качественного издания.

Ложная информация обычно как раз и выглядит очень привлекательно, распространяясь в виде удачных мемов и вызывающих эмоции обрывков информации. Она часто сочетается и с личным опытом людей. Например, возникающее при ношении маски неприятное ощущение связывают с исследованиями, согласно которым маска якобы не дает получать достаточное количество кислорода. Погруженная в нос ватная палочка при взятии пробы на коронавирус неожиданно уходит в глубину: рисунок, показывающий, как она проникает до самого мозга, очень хорошо иллюстрирует это ощущение.

Конспирологические теории также разъясняют «подоплеку» хаоса во время кризисной ситуации как логично срежиссированную манипуляцию и предлагают подходящие и простые причинные связи, чтобы разобраться в ситуации. Например, что за чем-то плохим кроется плохой человек или группа людей.

При этом надо подчеркнуть, что если человек делится в Facebook конспирологическим обрывком информации, то он сам не обязательно в это верит. С такой информацией поступают игриво: основная функция конспирологии — пробуждать сомнения, и от нее совсем не обязательно ждут логичности и исчерпывающего характера.

Восприятие информации не является чисто интеллектуальной деятельностью: получил новый факт и встроил его в свои предыдущие знания. Информация очень сильно влияет на эмоции, особенно во время неопределенности. Это также одна из причин, по которым мы сегодня потребляем так много информации.

В использовании интернета и социальных сетей важную роль играет и социальный аспект — создание чувства принадлежности к более крупной группе. Роль коллективности видна и в информационных потоках противников коронавирусных мер, когда, например, делятся большим количеством публикаций о протестах по всему миру и прочей информацией, смысл которой в том, что «противников (т.е. нас) много!». Для демонстрации народной власти инициируются петиции (в Эстонии к настоящему моменту собрано более 10 000 подписей) или с удовлетворением констатируют, что Telegram является самой популярной социальной сетью в Эстонии.

«Успешная профилактика болезней и предотвращение катастроф сами по себе подпитывают неверие, потому что людям сложно оценить потенциал катастрофы: что означало бы продолжение тенденции к росту числа зараженных для системы здравоохранения и общества в целом?»

Борьба с коронавирусными мерами следует довольно-таки стандартным образцам гражданского активизма. Впечатляет, как люди ищут различные источники, подсчитывают цифры, ставят результаты в более широкий контекст при потреблении информации и попытке разобраться в ситуации. При этом они могут опираться как на ошибочную, так и на адекватную информацию. Например, распространяют правильные с точки зрения цифр и впечатляющие сравнения того, сколько человек в Эстонии умирает от рака, а сколько — от коронавируса; читают и делятся исследованиями, в которых делается вывод о том, что ношение масок не помогает.

Однако без экспертных знаний очень сложно охватить и представить даже правильную информацию и прогнозы во всей их сложности. В определенных будущих сценариях, таких как возможное экспоненциальное распространение вируса, очень сложно разобраться в силу самой их сути.

Успешная профилактика болезней и предотвращение катастроф сами по себе подпитывают неверие, потому что людям сложно оценить потенциал катастрофы: что означало бы продолжение тенденции к росту числа зараженных для системы здравоохранения и общества в целом? При этом причиненный коронавирусными мерами ущерб вполне заметен и чувствуется.

Насколько серьезна проблема противодействия мерам по борьбе с вирусом?

Противодействие рекомендациям и требованиям экспертов и государства — неизбежный феномен, который не стоит чрезмерно драматизировать. Хотя системные меры по борьбе с распространением коронавируса вызывают протесты и противодействие, убежденных противников таких мер действительности немного. Человек, который не носит маску в автобусе или торговом центре, не обязательно принципиальный противник масок. Мемы, шутки и даже призывы прекратить эти меры, которые распространяются в социальных сетях, являются одним из способов совладать с трудной ситуацией и не обязательно означают некое принципиальное противодействие.

«Вспышки болезней, которые можно предотвращать вакцинацией, заметно уменьшают число противников вакцинации в том регионе или стране, где происходит такая вспышка».

Следует также учитывать, что нынешний кризис по-разному сказывается на людях; как организационные, так и психологические трудности у людей не одинаковые. Способы справиться с трудностями тоже очень разные. Даже превосходно развитая эмпатия не позволяет достаточно адекватно оценить, что в действительности переживает другой человек, особенно в нынешней ситуации.

Одна из важных причин, по которым значительное число людей относится к коронавирусным мерам довольно-таки невнимательно или даже враждебно, состоит в том, что перспектива возможного ущерба от вируса оставалась в Эстонии довольно далекой. Как раньше уже отмечалось, вспышки болезней, которые можно предотвращать вакцинацией, заметно уменьшают число противников вакцинации в том регионе или стране, где происходит такая вспышка.

Когда в Эстонии будет все больше тяжелых случаев заболевания, которые приблизят опасность, и когда будет ощущаться, что «государство сжимается», то экспертов будут слушать больше. Проблема, разумеется, в том, что когда распространение вируса перейдет определенный рубеж, различных мягких мер, таких как ношение масок или частичная изоляция, уже будет недостаточно.

Нынешнее противодействие коронавирусным мерам и мобилизация их противников является также иллюстрацией к углублявшемуся годам кризису доверия. Недоверие к медицинским и научным экспертам, средствам массовой информации и государству — очень серьезная проблема. Опасен очень просто возникающий замкнутый круг, когда сомнения по поводу информации из официальных каналов ведут ко все большему недоверию, потому что «критическое отношение к источникам» исключает принятие информации, опровергающей то, во что человек верит.

С другой стороны, в Эстонии доверие людей к науке в настоящий момент скорее высокое, и наши средства массовой информации ведут себя намного ответственнее, избегая раздувать конфликты и неподтвержденную информацию, как это происходит в ряде других стран, например, Великобритании.

Что можно сделать? Как поступать/что сказать человеку, который не носит маску?

Хороших и быстрых решений здесь, увы, нет. Не следует нападать или высмеивать позицию убежденных противников масок, вакцин или медицины. Переубедить своего оппонента в споре очень сложно или даже невозможно. Энергичные столкновения и, особенно, высмеивание, еще больше закрепляют или радикализируют позиции, уменьшая возможности для взаимопонимания и в будущем.

«Вместо нападок и поиска ошибок в аргументах оппонента следует искать аспекты, в которых можно согласиться».

Непросто спокойно слушать отрицающих коронавирус или маски. Если кто-то чувствует, что он достаточно пострадал в своей жизни из-за угрозы вируса или предвидит эти лишения в перспективе, то его несомненно будет раздражать человек, для которого даже простое ношение масок — слишком большая жертва.

В связи с этим в такой ситуации нужно внимательно следить за самим собой: вдруг попытка «направить на путь истинный» или «поставить на место» верящего в ложную информацию человека становится для нас возможностью подсознательно выплеснуть собственное напряжение. Определенную тревогу и неуверенность ощущают все, и это может повысить и готовность к конфликтам. Если вы чувствуете в связи с этой темой прилив эмоций, то, возможно, не стоит вступать в спор.

Именно попытка понять является способом хоть как-то повлиять на другого человека в сторону соблюдения рекомендаций. Вместо нападок и поиска ошибок в аргументах оппонента следует искать аспекты, в которых можно согласиться. Например, что маска может быть неудобной и непривычной или что ограничения в чем-то необоснованные и непропорциональные.

Старайтесь больше задавать вопросы и давайте человеку говорить — так могут вскрыться какие-то нелогичности, которые, возможно, помогут человеку скорректировать свои мнения. При этом спокойно разъясняйте точки зрения, с которыми вы не можете согласиться, и причины этого. Однако переубеждение не должно быть основной целью беседы, потому что это вызывает у человека чувство, что им манипулируют, и это легко заметить. Скорее дайте человеку совершенно искренне возможность «выпустить пар». Возможно, это уменьшит его потребность делать это в соцсетях.

Изменить противодействие или недоверие, выработанные в течение длительного времени по структурным причинам, на их противоположность, как правило, все равно недостижимая цель. Вместо этого стоит попробовать поискать компромиссы: например, уважая права человека и сделанные им выборы, договориться, что ношение масок в определенных ситуациях все-таки необходимо для защиты наиболее уязвимых людей. Или что высмеивающие маски публикации в соцсетях можно было не делать и не делиться ими.

По поводу ношения масок очень важно подчеркивать, что их нужно носить для защиты других людей. Для эстонской культуры это чуждое представление. Начавшаяся уже весной дискуссия по поводу масок обычно сосредоточена на том, дает ли маска достаточную защиту тому, кто ее носит.

С другой стороны, люди ждут от отдельных мер такого уровня защиты, которые они не могут дать по своей сути. Это видно именно в связи с масками. Доверие к науке может легко пошатнуться, если недостаточно разбираться в том, как она функционирует: дающие различные результаты исследования и изменение с ходом времени точек зрения являются естественной частью развития знаний. Часто просто негде взять твердые ответы и надежные решения, как бы нам этого не хотелось.

А в целом всем пошла бы на пользу информационная гигиена, особенно в нынешнее неопределенное время. Стоит читать меньше, но более внимательно, выбирая более основательные/аналитические материалы. Например, чтение действующих на нервы публикаций и споры с оппонентами в социальных сетях в действительности никак не помогают справиться с кризисом.

Редактор:
Андрей Крашевский

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий