Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Хуко Ааспыллу: хочется надеяться, что министерство сможет усмирить инкассо-фирмы

Хуко Ааспыллу. Автор: Siim Lõvi/ERR

Коронавирусный кризис задел многих жителей Эстонии, и дополнительные траты могут некоторых навести на мысль решить финансовые вопросы при помощи быстрого кредита. Это не решение, и этого делать не следует, предупредил в своем комментарии на Vikerraadio Хуко Ааспыллу. Настоящим подарком станет обещание представителей Министерства финансов проанализировать деятельность компаний по выдаче быстрых кредитов и инкассо-фирм.

Как гласит эстонская пословица, «долг принадлежит чужому». Никто не знает, сколько в Эстонии людей, которые кому-то должны, но трудности с выплатой долгов испытывают около 100 000 человек. Это почти 10% взрослого населения страны. Это люди, напротив фамилии которых в Регистре платежных нарушений стоит пометка «активное нарушение». В среднем общая сумма платежных нарушений составляет около 2200 евро.

Основанием для попадания в регистр может быть любое невыполненное обязательство, но примерно в половине случаев причиной платежного нарушения становится быстрый кредит. Точной статистики, конечно, нет, и весь сектор прозрачностью не отличается. Это не значит, что 50 000 человек взяли быстрый кредит. Речь о том, что 50 000 человек испытывают трудности с его выплатой. Остальным удавалось вернуть долг. Пока.

Ставка затратности кредита, процентная ставка и прочие, связанные с быстрым кредитом дополнительные платы ограничены верхней ставкой в 60%. Не такая уж и низкая. Предприятия по выдаче быстрых кредитов делают все возможное для развития, но максимальной ставки затратности кредита все же придерживаются. Просто суды более высокую ставку не признают.

Запрашивать ставку в 60% годовых, конечно, сумасшествие. На самом деле, никому не следует одалживать деньги под такие проценты. Ясно, что бюро, дающие деньги таким образом, знают, что часть их никогда не вернут. Иначе почему бы им не проверять информацию о заемщике? Но они смотрят лишь на пометку «активный» в регистре.

Все же это лишь часть коммерческих моделей. Если человек по разным причинам должен, то у каждой конторы есть либо сестринская компания, либо хороший бизнес-партнер, которые занимаются востребованием долга, используя все возможности для того, чтобы сумма долга максимально увеличилась.

В медиа достаточно историй о том, как используя неосведомленность, пассивность или неопытность человека, стараются в несколько раз увеличить его задолженность.

Как-то неэтично пытаться выманить как можно больше денег у людей, как правило, малообеспеченных. Зачастую с нарушением закона. Трудно сказать, сколько в Эстонии сильных инкассо-фирм. В коммерческом регистре слово «инкассо» значится в названии нескольких сотен предприятий. Самые крупные из них получают хорошую прибыль. Ни под какие дополнительные регуляции они не попадают.

Конечно, люди могли бы быть вольны заключать договоры и сами решать, как им жить. В то же время общество устанавливает определенные рамки. К примеру, люди не могут продать себя в рабство. Помимо этого, часто при заключении договоров люди находятся в неравных условиях, в том числе при общении с представителями инкассо-фирм и бюро по выдаче быстрых кредитов.

В отличие от предпринимателей простые люди не знают обо всех своих правах, о том, как работает правовая система, каковы их свободы и обязанности. Легко в такой ситуации советовать людям повысить свою финансовую грамотность. В то же время такая рекомендация пустой не является. Только вот не все люди всегда могут быть одинаково умными во всех ситуациях.

Часть проблемы состоит и в том, что создающие регуляции и законы чиновники и политики не сталкиваются с быстрыми кредитами и инкассо. Быстрый кредит не нужен, когда средств достаточно. При высоком доходе с выполнением обязательств, как правило, трудностей не возникает. Кроме того, попавший в беду человек не спешит трубить об этом на весь мир. Можно понять.

Тем не менее в Министерстве финансов пообещали в следующем году проанализировать положение на рынке инкассо-услуг. Похвальная инициатива. Возможно, тогда у нас будет больше информации о работе этого непрозрачного сектора. И вероятно, мы поймем, стоит ли с этим сектором что-то предпринять.

Одно из возможных решений – подчинить инкассо-фирмы какому-нибудь государственному регулированию. Конечно, это затратно и оплачивать это придется предприятиям, но общество ведь этого достойно. Не в интересах общества иметь десятки тысяч должников с заблокированными банковскими счетами, придумывающих различные способы, чтобы выжить.

Еще одним решением могло бы быть ограничение возможных процентных ставок и дополнительных плат. Сейчас кредиты даются без разбору, так как в фирмах знают, что огромные процентные ставки и дополнительные платы позволяют покрыть кредиты, которые не будут возвращены.

Если ограничить эти платы, то, возможно, бюро по выдаче быстрых займов перестанут посылать людям сообщения о том, что скоро праздники и пусть они приходят за деньгами. Хочется надеяться, что в министерстве справятся с задачей и идея не забуксует из-за противодействия участников рынка. Просто нынешняя ситуация кажется слегка ненормальной.

И напоследок, Рождество и Новый год приближаются. Многим сейчас в Эстонии тяжело. Нужно купить подарки и отметить праздники. Но лучше обойтись без потребительских кредитов. Нехорошая эта идея.

Потребительский кредит может на мгновение показаться выходом, но на самом деле это не так. Даже если кажется, что проблем с возвратом не возникнет, никто не знает, что может случиться. Коронавирус по-прежнему бушует. Не стоит торопиться.

Редактор:
Евгения Зыбина

Источник

Поделиться

Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий