Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В память о друге: интервью Аркадия Бейненсона для портала «Русское поле» (14 февраля 2015 года)

12 июля ушёл из жизни наш коллега и друг — замечательный журналист Аркадий Владимирович Бейненсон. 30 июля ему должно было исполниться 45 лет. Он был настоящим профессионалом своего дела, любящим мужем и отцом. Отдавая дань памяти нашему коллеге, публикуем некоторые интервью, подготовленные Аркадием.

Интервью для немецкого портала «Русское поле» (14 февраля 2015 года):

— Имя и фамилия героя этого интервью портала «Русское поле» названы не будут. Коренной житель Львова не то чтобы боится их обнародования, просто в процессе обсуждения интервью мы пришли к выводу, что «лучше не надо».

Обоснованно это или нет, пусть каждый из читателей решает сам. Беседовал Аркадий Бейненсон.

— Что такое Львов сейчас? Насколько я знаю, раньше сам город Львов довольно сильно отличался от Львовщины?

— Сейчас уже Львов от Львовщины не отличается ничем. Дело в составе населения. После 1991-го года уехало много поляков (из тех, оставшихся, кто не уехал после войны), уехало много русских, уехало много евреев. Население уехало – архитектура осталась. И заполнилась она сельским населением.

— Еврейская эмиграция тема отдельная, а почему уезжали поляки и русские?

— По разным причинам. Полякам при том же Союзе явно на Львовщине жилось уютнее, даже в психологическом плане, чем во времена начиная с 1991-го. Потому что практически сразу «Украина понад усе» тут начало активно продвигаться. Плюс Польша активно развивала и развивает программы по работе с польским населением. И уезжать продолжают, мы с женой, она у меня полька, ходим на праздники в костел, и видим, что народу всё меньше.

Почему уезжали русские… и по вышеозначенной причине, и потому что развалилась экономика, специалистам всех национальностей тут делать стало нечего, люди стали уезжать, кто в центр, юг и восток страны, где еще осталась промышленность, кто в Россию, кто в Европу.

— «Бандеровская» Западенщина – это клише или нет? Насколько это соответствует действительности?

— На самом деле подобные клише были еще и при Союзе. Даже я, несмотря на то, что служил в армии недалеко отсюда, в Житомирской области, сталкивался с тем, что мне говорили: «Ты откуда? Со Львова? О, бандеровец».

С другой стороны, нельзя сказать, что это клише совсем неоправданно. Понимаете, в чем дело – это же, в первую очередь, вопрос воспитания, это идет из семьи, а семьи тут в основном многодетные всегда были, и выросло целое поколение потомков тех, кто или воевал за УПА и прочих, либо помогал им.

Плюс еще чем Галичина отличается – тут считают, что они единственно правильные украинцы, все остальные живущие восточнее, все территории, которые входили в состав Российской империи, СССР – это москали, хоть ты тресни, доказывая обратное.

Будь ты даже чистокровный украинец, приехавший, допустим, с Полтавщины (ну как, например, при Союзе, окончил вуз, по распределению послали), можешь тут жениться, вырастить детей- ты будешь москаль, и дети твои будут москали. Причем я говорю как об отношении, так и о менталитете — то есть где-то в глаза не скажут, а где-то как с моей первой тещей, она, пожилая женщина, родом из Чернигова, тут во Львове вырастила двоих детей, ее на работе называли москалихой, она домой приходила в слезах.

Но, кстати, сейчас подобное как раз тут поутихло.

— Да? А почему?

— Сложно судить. Мне кажется, что это связано с боевыми действиями на востоке Украины.

— Петр Порошенко назвал галичан «основой государственности Украины», но, насколько я знаю, даже мобилизация в западных областях Украины проходит чуть ли не проблемнее, чем во всей остальной стране.

— Одно дело дружной толпой скакать на Майдане, жечь шины, в Киеве, во Львове, громить райотделы, прокуратуру. А когда к тебе лично приходят и говорят: «Давай!», то парень думает: «А оно мне надо?».

На словах-то тут, конечно, все патриоты, а на деле… Кого-то родители увезли, кто-то, понимая, что крики криками, но жить-то хочется, предпочел уехать в Россию или Белоруссию, заодно подзаработать денег. Села стоят полупустые. Все выезды со Львова на данный момент контролируются ГАИ вместе с волонтерами, проверяют документы, если попадается кто-то из списков, вручают повестку.

При всем этом, если вечером выйти в центр Львова, то молодежи призывного возраста пруд пруди, все кафе забиты, клубы битком.

А все, кого я знаю из тех, кто получил повестки – они, скажем так, происхождения рабоче-крестьянского.

То есть остальных не «дергают» либо за деньги, либо потому что из семей каких –либо чиновников.

Упор делается на села. Потому села и стоят полупустые. Мужики прячутся, а кто не прячется, тот скорей всего какой-нибудь алкоголик, его и так не возьмут.

Так что президент может говорить что угодно, но западные области Украины если и могут считаться «основой государственности Украины», то лишь в плане слов, а не дел, в плане «идеологии». В этом смысле тут – да, хоть кол на голове теши.

Кстати, перестали, скажем так, любить тут у нас беженцев с Донбасса. Вначале их так приветствовали, такие реляции были в прессе, к нам едут наши братья и пр. Продолжалось все это до той поры, пока не начали приходить «грузы 200». После этого любовь закончилась, и теперь донецких у нас бить не бьют, но матом могут и покрыть. Причем донецких у нас достаточно много, в новостройках раскупаются квартиры, но я считаю, что ничем хорошим для них это не кончится, потому что они еще не понимают куда они приехали.

Я всегда всем пытаюсь объяснить очевидную вещь – для того, чтобы понять, что такое Львов и его менталитет, надо здесь пожить, не в отпуск приехать, деньги потратить, а именно «потереться», в коллективы войти, и вот тогда вы многое поймете.

— Вы описали Западную Украину, даже по моим ощущениям, довольно сильно отличающуюся от того же Донбасса. На Ваш взгляд, после всего произошедшего, насколько вообще будет сосуществование в одном государстве столь разных даже по психологии регионов?

— Тут, конечно, я выскажу только свои ощущения. Восток, Запад, Юг Украины могут относиться к действиям президента, Верховной рады, правительства – абсолютно одинаково, При этом требования к ним будут абсолютно разные.

Что сейчас происходит у нас во Львове? «Мы воевать не хотим, но войну надо продолжать, надо вернуть Донбасс». Понятно, что есть разные мнения, кто-то говорит, что «надо их отпустить, и пусть себе живут как хотят», но в целом, настроения «надо вернуть, надо задавить, но чтоб наши хлопцы там не воевали».

Если честно, я вообще не понимаю, почему тут у нас так поддерживают войну. Донецк за тысячу световых лет от Львова, особо тесных связей, ни экономических, ни семейных – нет. Я не понимаю, что тут «сшивать». Страна разваливается. И уж тем более после такого количества пролитой крови. И раньше-то выборы подтверждали, что страна разделена, а уж теперь…

Ну как «пришить» Донбасс ко Львову, если все знают, что, например, Правый сектор – это в основном Львов, Тернополь и Ивано-Франковск?

Ну как люди смогут жить вместе, когда у них убили близких? Да они скорее глотку перегрызут, чем будут, пусть даже за сотни километров друг от друга, но в одном государстве.

И это, кстати, касается не только Донбасса. Вот я у родни в Одессе спрашиваю, дескать, что, запугали Одессу? Они говорят: «ты не переживай, Одесса все свое помнит, придет время – встанет так, мало никому не покажется. То, что было – такое не прощается».

Так что, конечно, такие вопросы решаются не моем, не на нашем уровне, но, по моим ощущениям, Украина распадется. Лично для меня вопрос только в том – на две, на три или, условно, на двадцать шесть частей.

Желающим оказать поддержку семье Аркадия публикуем реквизиты для перечисления средств:

— Для тех, у кого есть рублёвые счета в российских банках, вы можете сделать прямое перечисление на счёт супруги Аркадия:

Банк ВТБ

5368 2902 0073 2784 (номер карты)

Elena Volchenkova

— Для перечислений из-за рубежа, по договоренности с семьёй Аркадия, просим перечислять деньги на счёт:

Получатель: AIJB AISBL

№ счёта IBAN: ВЕ68 0689 3486 7334

BIC (SWIFT): GKCCBEBB

Поделиться

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий