This option will reset the home page of this site. It will restore any closed widgets or categories.

Reset
Новости, факты, комментарии...
27.08.2019 15:37:00 Что важнее для «Русского мира» в Эстонии – русская песня или русская школа? (6)
Печать  
Послать другу  
Комментарии  


Димитрий Кленский,
Таллин, июль-август 2019 года

В борьбе с naziонал-русофобией, не всегда и не сразу надо бить с маху. Так, национальное (патриотизм) и националистическое (протонацизм) – не одно и то же.

Димитрий Кленский

Неожиданный публичный отпор дали умеренные эстонские националисты пещерным русофобам, когда те традиционно попытались использовать для укрепления этнократии грандиозное всеэстонское общенародное торжество – XXVII Праздник песни и XX Праздник танца.
Масла подлила и дискуссия о том, надо ли исполнять русские песни, тем
более на русском языке?

Навсегда «сугубо эстонский ритуал»

Полтора века назад была впервые исполнена песня на эстонском языке «Mu isamaa on minu arm» («Моё отечество – моя любовь») на слова великой эстонской поэтессы Лидии Койдулы. Эти слова стали девизом национального пробуждения, объединили эстонцев в единый народ, сегодня-завтра – в нацию.

Традиция Певческого праздника транслирует важные национальные ценности: сохранение эстонской культуры, языка, традиций, любовь к отечеству. В силу исторических особенностей становления Эстонии, и полтора века назад, и после восстановления независимости в 1991 году этот термин был подменен обожанием своего этнократического государства, поскольку создавали его на основе моноэтнизма. В итоге патриотизм эстонца
густо замешан на ксенофобии, а ныне – на пещерной русофобии государства.


Примечательно, что почти все (кроме самых первых) в советское время Певческие праздники использовались националистами для выражения протеста против нахождения Эстонии в составе СССР. Недовольство выливалось в русофобство. Правда, как правило, оно было замаскировано, проявлялось намёками, двусмысленными аналогиями. Но эстонская часть общества с энтузиазмом и радостью обсуждала такого сорта инциденты,
которые сильно раздражали руководство Советской Эстонии. И ещё потому,
что оно step by step уступало требованиям националистов, например, в вопросах репертуара праздника. И потому ещё, что перед Москвой приходилось объясняться за пробелы в формировании новой общности людей в СССР – советского народа.

Тем примечательнее, что состоявшиеся в июле Праздники имели выраженный патриотический характер, лишены традиционной русофобии. Более того. Хотя историк Марге Алланди назвала Певческий праздник «сугубо эстонским ритуалом», на нём было исполнено и музыкальное произведение знаменитого русского композитора Николая Римского- Корсакова, который уделил на рубеже XIX и ХХ веков много внимания
молодым эстонским композиторам. Дирижировал симфоническим оркестром  сам маэстро Неэме Ярви. Народ отблагодарил исполнителей и организаторов не менее бурной овацией, чем за другие, национальные, номера программы.
Или интервью одного из организаторов праздника. Было отмечено, что не в пример советскому времени зарплата дирижёров ныне мала и молодёжь не рвётся осваивать эту профессию, которая стала дефицитной. На празднике танца не побоялись признать, что в советское время исполнение танцев народов СССР и других стран было весьма удачным – они вносили разнообразие и украшали танцевальные программы.
То есть, в принципе согласившись с формулировкой Алланди, и в Эстонии стали, наконец, публично признавать определённый позитив ненавязчивого взаимовлияния культур. То есть ростки взросления эстонского обществаналицо, несмотря на сохраняющиеся минусы запоздавшего по историческим причинам становления политической нации.

Русофобы живут лишь в негативе

Но на государственном уровне русофобия в Эстонии остаётся обязательной в политике. За финансовую помощь (на каждый евро, внесённый в бюджет Евросоюза, Эстония получает от него – три!) и милитаризацию в угоду НАТО, США и Великобритания Эстония расплачивается нагнетанием противостояния с Россией, что выгодно Западу, но никак не эстонскому народу. Вот почему и Президент ЭР Керсти Кальюлайд угодила западным
патронам, приветствуя участников Праздника: «Если бы царская власть тогда знала, на что певческие праздники могут вдохновить эстонский народ, их, наверное, никогда не было бы». Или: «И в те времена, когда мы не могли говорить громко, во время Праздников песни и танца эстонцы были все же немного больше самими собой, чем в обычные дни». Наконец: «В лик праздников оккупационного времени вплетались шрамами чужие песни».
Но эти слова с непременным для эстонской политэлиты дёгтем русофобии были восприняты участниками и зрителями Праздника, а также политиками и эстоноязычными СМИ на удивление равнодушно, как дежурные фразы. С одной стороны, все они на полную катушку упивались торжеством своего национального начала. С другой, все в Эстонии давно привыкли, к широкомасштабной дискриминации бесправной неэстонской части
населения, которая сама, увы, из-за одобрения Запада смирилась с межэтнической несправедливостью, как с неизбежностью.
Так или иначе, российские журналисты получили ещё одну возможность посмеяться над пошлой эстонской русофобией и примитивным отношением эстонской элиты к собственному прошлому. Они это и сделали, справедливо ткнув Президента ЭР носом в историю её народа. Ведь именно в царское время разрешили проводить праздники песни. Да, это было связано с приближением Эстляндии и Лифляндии к России, так как надо было
уменьшить влияние остзейского баронства, которое жило в Российской империи согласно автономному от российского законодательства – Остзейскому праву, и у которых веками были в холопах эстонские крестьяне. Потому ещё до 1917 года в царской России стала бурно формироваться эстонская культура, интеллигенция, офицерство, была
ликвидирована безграмотность, получил распространение эстонский язык, городскую власть в Таллине впервые возглавили эстонцы… Советская власть сделала ещё больше, правда в условиях господства социалистической идеологии. Сразу после Второй мировой войны в 1947 году коммунисты возобновили запрещённую гитлеровцами традицию Певческих праздников, а само хоровое пение стало небывало массовым и чуть ли не государственным делом. Современное Певческое поле с грандиозной эстрадой было создано в годы мифической «советской оккупации». Можно не соглашаться с
вхождением Эстонии в СССР, можно голословно говорить, что этого не хотел весь эстонский народ, но не замечать всего того положительного, что было создано при советской власти, свидетельствует о неблагодарности и ограниченности (пережитки трайбализма).
Всё это и осудили российские СМИ, но злорадно и саркастически. И что досадно, распространив её не только на тех (политики), кто спекулирует на национализме, усиливая его негативные стороны русофобией, но и на тех (народ), кто в силу запоздалого становления нации и государства, объективно испытывает комплексы национальной неполноценности.
Такая неразборчивость позволяет националистам-русофобам воспринимать
критику, как высокомерие «старшего брата» и шовинизм. И не важно,
оправданно или нет, просто таково сегодня массовое восприятие эстонцев.
Российская критика русофобии Президента ЭР попала в цель, но не в
десятку, в том числе и потому, что безосновательно лягнула и сам Праздник.
Да и не это его подпортило.

В чужой монастырь со своим уставом

Полным провалом для российских СМИ стало осуждение и даже
высмеивание Эстонии за то, что в репертуар Праздника песни сознательно не
включают русские песни и их исполнение на русском языке. Нелепость
такого требования уже в том, что, например, более 70% читателей местного
русскоязычного, в основном молодёжь, портала RusDelfi.ее даже не
собирались пойти на Праздники песни и танца или смотреть телетрансляции.
Только незнанием эстонского общества и государства можно объяснить
рекомендацию спеть в рамках национального Певческого праздника эстонцев
песню «Подмосковные вечера». А председатель Палаты представителей
национальных меньшинств Эстонии Рафик Григорян, хотя и признаёт, что
этот праздник – «символ, консолидирующий эстонскую нацию», тем не менее,
заявляет: «Многие политические деятели до сих пор рассуждают
категориями двухвековой давности… Ведь через культуру гораздо легче
всего сплотить и решить проблему интеграции».
Но проблема как раз в том, что не хочет этого эстонский народ, так как не
готов он ещё к цивилизованному межнациональному слиянию! Ну, не
повзрослел ещё эстонский народ, как политическая нация, тем более в
условиях исторически обусловленной многонациональности. Сам Григорян
пишет: «Этой зрелости и мудрости я не вижу». Так чего желать того, чего
нет по определению? Цивилизованные народы шли к государственной зрелости чуть ли не веками, а то и тысячу лет. Пребывание Эстонии в состоянии независимости насчитывает всего полвека.
Короче, уместно вспомнить: не надо лезть в чужой монастырь со своим
уставом. И какое ещё межэтническое сближение, когда в стране, где
проповедуют идеологию моноэтнизма и русофобию, повседневна
дискриминация по этническому признаку (вот-вот в Эстонии прикроют
образование на русском языке, включая детсады). Тут не петь, а выть
хочется. Так почему местные русские должны «обниматься» с эстонцами и
менять своё мировоззрение на чуждое – прозападное, лютеранское. Вполне
достаточно быть законопослушным гражданином.

Непонятна настырность тех в Эстонии, кто думает, что, если русский наденет
национальный костюм эстонцев, то они признают его своим. И, вообще,
нашли проблему – русским не дают спеть на эстонском Певческом
празднике! Да и большинство неэстонцев, в отличие от русскоязычных
партийных функционеров в эстонских партиях, считают это надуманной
проблемой. Они не рвутся петь вместе с эстонцами.
Но что самое поразительное! Журналисты, взявшиеся по случаю судить о
межэтнических проблемах в Эстонии, не ставят вопрос об умирающей
местной русской традиции – русских Певческих праздниках. Начало им
положили перед Великой Отечественной войной, а продолжены были в 90-е
годы минувшего века. Их насчитывается уже больше пятнадцати. И вот что
пишет русский журналист Эстонии Андрей Бабин в еженедельнике «МК-
Эстония»: «Идёт подготовка к «Славянскому венку-2020»… но есть
нехорошее предчувствие, что недолго осталось жить нашему «Венку».
Скоро не собрать уже в Эстонии достойный русский хор на Певческом поле.
Даже, если разрешили бы… И это невыносимо печально».
Но печалит и то, что Россию и её СМИ, хотя и существенно улучшившие
информационное обеспечение жителей Прибалтики (например, Sputnik
Эстония и Baltnews.ee и), не очень-то озабочены «высыханием» русскости и
«Русского мира» в Эстонии (и только ли здесь?). А ведь за этим стоит
настойчивая политика Евросоюза и Запада, увы, и бессилие России.


Не зная броду, не суйся в воду


Промах критики обнаружил себя и в том, что на «интернационализации», а
для эстонцев – «русификации» Певческого праздника настаивали прямо
противоположные стороны: как российские масс-медиа, так и
страдающие русофобией местные русскоязычные СМИ.
Недовольного путинской Россией журналиста Андрея Шумакова Эстония
призвала руководить русскоязычным сайтом RusDelfi.ee. И он – не один
такой. Перед ними власти ставят одну задачу – ненавязчиво, но непрерывно
отторгать местных русских и русскоязычных жителей от Родины их предков
и русской духовности, воспитывать преклонение перед Западом и плохое
отношение к России.
Шумаков сообщает своим читателям, что его раздражают массовые
мероприятия в России, в частности, Парад 9 мая. Порадовался тому, что
угасшие было протестные шествия в России стали снова набирать оборот,
несмотря на дубинки, которые «действуют на голову сильнее всяких
университетов». Мол, совсем другое дело Певческий праздник: «один из
самых светлых праздников, которые мне приходилось видеть», а потому он
«должен всех объединить». Но почему «должен»? Очень странный
«либерально-демократический» императив. А эстонцы этого хотят? Нет,
конечно, и даже те, кого нельзя считать русофобом. А Шумаков недоумевает
позицией властей и эстонской общественности: «Ещё большая проблема в
том, что этим вопросом вообще всерьёз никто не задаётся».
Ему неведомо, что эстонский народ и государство ещё не вполне оформились
в полном смысле этого слово в гражданскую нацию и государство. Опыта
межнационального общения – слишком мало. В ментальности и даже в
мировоззрении эстонцев с их трудной Историей всё ещё присутствуют
атавизмы родоплеменного обособления. Отсюда и комплексы национальной
неполноценности от запоздалого становления нации и  государственности. В
общественно-политическом контексте это можно рассматривать как недуг.
Поэтому упрекать эстонцев за неготовность хотя бы частично сливаться с
культурами других народов, проживающих в Эстонии, наивно. А для
упрекаемых эстонцев это смотрится с враждебным подтекстом.
Такой легковесный подход можно объяснить плохим знанием вопроса,
игнорированием ментальности, народных традиций и истории Эстонии.
Например, полезно знать, что граница между ЭР и РФ по реке Нарове и
Чудско-Псковскому водоёму – это цивилизационный водораздел между
Востоком и Западом. Достаточно вспомнить гербы Финляндии и Нарвы,
кстати, шведско-русского города Эстонии. На них прямой меч возвышается
над кривой саблей. И с этим надо считаться, трезво мечтая о расширении
границ влияния русско-российской цивилизации.
Другое дело – русофобия, даже не бытовая, а ставшая фундаментом
государственной политики. Это – ликвидация русской школы, ограничение
избирательного права, многоплановая по этническому признаку социально-
экономическая дискриминация, отстранение русских от руководства
государством, героизация нацизма. И вообще, восстановление независимости
начиналось с призыва «Сначала – права эстонцев, потом – права человека».
Вот тут критика русофобии и нарушения прав человека, должна быть
беспощадной, без скидок на историческое прошлое народа.

Не в свои сани не садись

Однако осуждение государственной русофобии в Эстонии чаще всего носит
поверхностный характер, если её критикуют, то, не особо вникая в её
причины. При этом, если местные русскоязычные журналисты и политики
страдают в отношении этнократии «стокгольмским синдромом», то иные
СМИ России подходят к теме чересчур прямолинейно и не всегда адресно
критикуют эстонский национализм. Это вредит переходу Эстонии на путь
праведный: так как вместо вразумления, следует обида эстонца, но не за суть,
а за форму упрёков – в духе «старшего брата». Примеры.
Сергей Кулаков поучает: «Все же не обошлось и без очередной ложки
дегтя, что свойственно постсоветской Эстонии. На празднике песни и танца, несмотря на активную дискуссию в обществе, песен на русском
языке не прозвучит, хотя до этого на других прошедших фестивалях они
исполнялись. А ведь для трети жителей Эстонии русский — это родной
язык». Но никакой активной дискуссии в обществе на этот счёт не было.
Была попытка лояльных этнократии русских журналистов представить
проблему интеграции русскоязычных в эстонское общество в таком виде,
будто те уже стоят спиной к России и рвутся в эстонское общество. И ещё
насчёт «чужих» песен. Они исполнялись и ранее, но только в советское
время. То были навязанные властью советские патриотические песни.
Неуместна и назидательность журналиста: «В России ежегодно проходит
тюркский праздник окончания полевых работ… Попробуйте там спеть или
сплясать по-русски, по-грузински, по-узбекски, по-армянски, по-мордовски
и т. д. Встретите сопротивление? Обидите кого-нибудь? Ущемите
в правах? Татары забудут родной язык? Ассимилируются? Нет. Нет. И еще
раз нет». Но в самой Россия справедливо сетуют на Запад, активно
навязывающий ей чуждую культуру и ценности. Указание равняться на
Россию тем бессмысленнее, что пока в Эстонии нет для этого предпосылок.
Борис Григорьев: «Прошедший Праздник песни и танца оставил двоякое
впечатление. С одной стороны, все было ярко и напыщенно, а с другой,
публичные споры о том, есть ли место на этом празднике кому-то еще,
кроме эстонцев, значительно подпортили настроение очень многим».

Первое – не было никакой напыщенности. Она не свойственна этому народу.
Второе – тема русских песен никому настроения не испортила, она высосана
журналистом из пальца, чтобы навести тень на несуществующий плетень.
Далее. «Песни может петь кто угодно, главное, чтобы они были не на
русском языке... Желательность продолжения этой тенденции высказала
даже выступившая на празднике президент Эстонии Керсти Кальюлайд:
«Да, в лик праздников оккупационного времени вплетались шрамами чужие
песни». Но шрамами названы, прежде всего, не русские, а патриотические
песни о Ленине и коммунизме. Представляю, как разнёс бы воскресший
Ленин их включение в репертуар сугубо национального Певческого
праздника – символа утверждения эстонской идентичности небольшого
народа, чудом (кстати, по воле Ленина) обретшего государственную
независимость. Уж он точно указал бы на то, что идеологизация исконно
народного праздника в советской Эстонии работала на рост национализма.
Дальше всех пошёл Пётр Малеев, удивив сарказмом: «Милая этническая
карусель хоров и коллективов пляски со всех краев необъятной Эстонии.
Парад вышиванок и торжество самодеятельности. Большинство
современных твердо уверены, что все это испокон века: так пели и плясали
при царе Горохе, царице Тамаре, шведском короле, датском кронпринце,
польских панах, несоветских и советских русских… Меж тем, традиция эта
зародилась в кровавые времена оккупации Российской империи, которая всех
принудительно русифицировала. Зачем русские шовинисты сгоняли людей из
эстонских сел и хуторов и заставляли петь и плясать чисто на эстонском –
пока нераскрытая загадка». А то он и вовсе теряет чувство меры: «Советник
из тартуской мэрии, как человек не из искусства, был более понятен: «В
исторической памяти эстонцев русские хоровые распевы имеют
трагический привкус». В нормальном эстонском обществе мира и добра при
поступлении через уши любых звуков языка Кремля, во рту должна
выделяться слюна горечи. И ее не стоит держать в себе – можно
олигофреном стать».
Зачем куражиться по такому незначительному для межэтнического общения
вопросу, как русская песня в репертуаре эстонского Праздника песни? Увы, и
критика Петра Малеева тоже бьёт мимо цели, так как её стрелы направлены
на частности, а не на эстонскую этнократию, воссоздавшую государство на
идеологии моноэтнизма и русофобии, что неотвратимо превращает
патриотизм в национализм, а национализм – в naziонализм.

Националист националисту враг?

Если же за что-то и было осуждать организаторов, так за отсутствие желания
приглашать на эти праздники, как можно больше русских и русскоязычных
зрителей, кстати, уже три поколения живущих вместе с эстонцами. Ведь
Эстония обязалась следовать европейским ценностям, той же межэтнической
терпимости. И, если не сразу во всём, то она вполне могла бы стремиться к
полному взрослению государства, Но такой цели в Эстонии не ставят.
И всё же слабые сигналы перемен есть. Увлекшись надуманной проблемой
русификации эстонских Певческих праздников, местные русскоязычные и
одновременно русофобские, но также и российские СМИ прозевали
выступление на закрытии Праздника песни министра культуры, известного
русофоба из ультранационалистической партии Isamaa («Отечество») Тыниса
Лукаса. И дело не в том, что он в иносказательной форме заговорил об угрозе
эстонству со стороны русского и русскоязычного населения страны: «Здесь,
на Певческом поле, и в его окрестностях продолжают возводить высотные
жилые дома. Иначе, если понадобится, мы снова споем «Остановите
Ласнамяэ!» Эти слова вызвали бурную ответную реакцию эстонской
общественности. Речь об откровенно русофобской песне Minge ules magedelle
(называется и как «Остановите Ласнамяэ!» – прим. автора). Она известна с
1988 года и признана одной из пяти лучших патриотических песен «Поющей
революции» в годы восстановления независимости Эстонии. Первый же, не
самый злобный куплет призывает «эстонцев подняться на возвышенность –
гору Ласнамяги». Она расположена в Таллине, где расположен самый
многочисленный, в основном с русским и русскоязычным населением район.
И далее песня призывает: «взглянуть с её высоты сквозь чужое и немое
войско в душу эстонского народа». Немое – то есть, не говорящее по-
эстонски. Эту враждебную по отношению к русским и русскоязычным
жителям Таллина позицию министр Лукас неуклюже попытался прикрыть
домыслами о подступающей к Певческому полю жилой застройке Ласнамяэ.
Но тут, что непривычно, посыпались протесты со стороны эстонцев по
поводу русофобского подтекста выступления министра-националиста. И что
показательно – в основном возмутились умеренные националисты.

Это – уже второй пример их междусобойчика, когда он вылился в небывалое
столкновение в СМИ по «русскому вопросу». Первое, ещё более бурное, чем
нынешнее, произошло весной до и после парламентских выборов, когда
значительно нарастившая своё представительство в парламенте
ультранационалистическая Консервативная народная партия Эстонии
(EKRE) добилась своего включения в коалиционное правительство. Этим она
не позволила победителю – национал-реформистской Партии реформ создать
свой ориентированный на глобалистов и демократов США кабинет
министров. И приходилось дивиться, как под давлением взбесившихся от
злобы русофобствующих либералов Реформистской партии все СМИ стали,
не стесняясь в выражениях, обвинять в мыслимых и немыслимых грехах, в
том числе в фашизме, политических оппонентов. Хотя и те, и другие –
русофобы и стоят друг друга.
Короче, в забурлившем политическом котле Эстонии обнаружились первые,
пусть, робкие, но признаки ослабления пещерной русофобии. Это стало
возможным и потому, что националистам всех мастей удалось подавить
сопротивление русского и русскоязычного жителя (треть населения страны).
И вот тут, освободившись от бремени мифической «пятой колонны»,
националисты стали бороться друг с другом. Так обнаружился тренд, если не
ослабления, то осуждения пещерной русофобии. А куда всё это повернёт,
зависит, как от грамотной политики России, так и умной контрпропаганды
местных русскоязычных и российских СМИ.

Поверим: перемелется – мука будет

Доказательства этого тренда – выступления эстонских лидеров
общественного мнения. Они по-разному, но осудили министра культуры ,
русофоба Тыниса Лукаса, попытавшегося обострить «русский вопрос».
Журналист Андрус Карнау: «Лично мне показалось, что он (Лукас – прим.
автора) был пьян. Скорее всего, это не было так, но выступление оставляло
странное впечатление». Заместитель старейшины управы части города
Ласнамяэ Мануэла Пихлап: «Министру стоило перед выступлением
предварительно подумать о том, чтобы его слово получило всеобщее
одобрение и не стало бы обидным для многих участников Праздника».
Урбанист, один из основателей объединения ЛаснаИдея Мария Дерлыш:
«Постыдно воскрешать старые стереотипы. Из-за них наше объединение и
возникло. Нам не понять, почему о районе Ласнамяэ, где мы проживаем,
говорят плохо… Это меня оскорбляет».
Писатель Вальдур Микита: «Если задаться вопросом, далеки ли друг от
друга Ласнамяэ и Мунамяэ (самая высокая гора на юге страны – прим.
автора), то, измеряя между ними расстояние песней, оно невелико. Если же
словами, то очень даже протяжённый?».
Писатель Урмас Вади в ироничной манере говорит о «появлении на
Певческом празднике «лесного брата» (скрывавшиеся в лесах бывшие
прислужники нацистов бандиты, воевавшие с оружием в руках против
советской власти – прим. автора). Он предстал в образе министра культуры
Тыниса Лукаса».

Общее возмущение выразила журналистка Мэрилин Пярли: «В Лукасе
взорвалось политиканство, он, как морской разбойник, захватил и присвоил
народное торжество. Он, как бы, бросил спичку в бензиновый бак, который
вспыхнул из-за мощной энергетики певцов, два дня наслаждавшихся
празднеством. Но телевизионные камеры позволили увидеть и то, как люди
прятали лицо в ладони. На лицах других крупным планом была видна
неловкость за использование всенародной радости ради личного
политического рейтинга… Пора понять, что «эстонство» – не
принадлежит какой-то партии или политической силе».
Эстонская молодёжь потихоньку начинает понимать вред национализма,
особенно русофобии. Молодой писатель Микк Пярнитс пишет: «Эстонец-
националист воспринимает себя жертвой, которая не обладает
способностью отмщения. Национализм подвергся процессу брожения и стал
поедать своих же эстонцев». Примета времени. Кстати, аналогичные робкие
сигналы поступают и из других стран Прибалтики. А агентство EADaily
сообщило, что и в Польше произошёл конфликт между «мягкими» и
«жёсткими» русофобами-антисоветчиками. Что ж, перемелется – мука будет.



Поделитесь своим мнением


Зарегистрироваться или войти. Войти через


 
a

Evrokatalog.eu - Поиск работы за рубежом, всё о трудоустройстве и работе в Европе по-русски
Сайте о Куремяэ и его окрестностях

Участник конкурса сайтов Русское зарубежье-2013

 
Фонд «ОКА» (Очень Качественные Акции) – российская неправительственная организация
Международный русскоязычный информационно-аналитический портал «NewsBalt»
туристическое бюро
Сайт российских соотвечествеников, проживающих в Казахстане!!!
Человеку, впервые вступившему на палубу такого огромного судна, как «Крузенштерн», трудно представить, как можно им управлять.
Арсенал - крупнейший интернет-военторг
Учебно-развивающий центр «JÄRELEAITAJA» - некоммерческое образовательное лицензированное учреждение
Новая музыкальная радиостанция «Лазурная волна» - проект «Франко-русской ассоциации» - специально для русскоговорящих людей проживающих за пределами России.

ПОЛЕЗНЫЙ ПОРТАЛ О ТУРИЗМЕ
Фонд Русский мир