На состоявшихся 6 октября в Латвии очередных парламентских выборах больше всего голосов избирателей получило «Согласие» (19,80%), у него – 23 депутатских места. Далее идут: KPV LV («Кому принадлежит государство») – 14,25% (16 депутатских мест), Новая консервативная партия – 13,59% (16), «Для развития/За!» – 12,04% (13), Национальное объединение – 11,01% (13), Союз зеленых и крестьян – 9,91% (11) и Новое единство – 6,69% (8).

Виктор ГущинДля русской лингвистической общины Латвии прохождение в парламент и формирование парламентской фракции единственной правозащитной политической партии – Русского союза Латвии имели жизненно важное значение. К сожалению, РСЛ не преодолел 5-процентный барьер, и в составе нового парламента его фракции не будет. Почему так случилось и чем это грозит для будущего нелатышской общины Латвии?

Почему победила СДП «Согласие»?

Первое место по числу набранных голосов избирателей заняла социал-демократическая партия «Согласие», которую и на Западе, и в России ошибочно называют прорусской или даже прокремлевской политической силой.

К примеру, российское информационное агентство Lenta.ru 8 октября опубликовало статью, в которой говорится: «Социал-демократическая партия «Согласие», выражающая интересы русских Латвии, набрала 19,8 процента голосов и заняла первое место на выборах в сейм (парламент) страны». Днем ранее латвийский информационно-аналитический портал Delfi опубликовал статью под названием «Туск обеспокоен итогами выборов в Латвии: «Русские не остановятся ни перед чем». Подобных, не имеющих никакого отношения к реальной ситуации в Латвии штампов в первые послевыборные дни опубликовано немало.

На самом деле политическая партия «Согласие» не является ни прорусской, ни прокремлёвской. Объединив в своих рядах представителей мелкой и средней буржуазии, а также латвийского чиновничества (и то и другое – вне национального признака), эта политическая партия выражает интересы именно указанных слоев, и только! По этой причине никакой правозащитной проблематики в политической повестке дня этой партии не может быть по определению. И совершенно логично, что эта политическая партия придерживалась ранее и придерживается сегодня прозападной политической повестки дня. Ради дальнейшего обогащения или сохранения своих чиновничьих мест СДП «Согласие» уже не один раз шла на недопустимые для русской лингвистической общины Латвии политические компромиссы с латышским правящим большинством. И нет никакого сомнения в том, что эта политическая линия будет продолжена и в парламенте нового созыва.

Чего стоит только один тот факт, что в списке этой партии присутствовала (и была избрана!) бывшая чиновница  Министерства образования и науки Латвии Эвия Папуле, которая в 2003-2004 гг. выполняла роль главного лоббиста антидемократической школьной реформы, предусматривающей сначала полную, а затем в процентном соотношении 60 на 40 ликвидацию обучения на русском языке (и других языках национальных меньшинств) в школах, реализующих программы обучения для национальных меньшинств.

На выборы 13-го сейма г-жа Папуле шла с той же программой – окончательно ликвидировать русские школы! И более того, руководством СДП «Согласие» она была номинирована на должность министра образования и науки в составе нового правительства. Чтобы полностью исчерпать тему о якобы «прорусской» политической ориентации СДП «Согласие», отметим, что та же Э. Папуле в ходе предвыборных дебатов выступала за сохранение политических и экономических санкций в отношении России.

Вопрос первый: почему СДП «Согласие» и на Западе, и в России упорно продолжают называть «прорусской» политической силой? Ответ на этот вопрос может быть следующим: фейк о «прорусскости» СДП «Согласие» распространяют латышские политические партии, которые не заинтересованы в допуске к распределению государственного бюджета еще одной буржуазной партии, к тому же опирающейся на поддержку в том числе и представителей латвийского русского бизнеса и латвийского русского чиновничества. Одновременно этот фейк поддерживает и сама СДП «Согласие», потому что его использование позволяет привлекать на свою сторону голоса русскоязычных избирателей, ослабляя вместе с тем электоральную поддержку единственной правозащитной политической партии – Русского союза Латвии.

Вопрос второй: почему же русскоязычный латвийский избиратель отдал свой голос за эту явно не «пророссийскую» политическую силу? Ответов на этот вопрос может быть несколько.

Во-первых, нужно признать тот уже довольно давно очевидный факт, что в Латвии сформировался относительно многочисленный латышско-нелатышский средний класс, для которого судьба русской лингвистической общины ценности не представляет. Главное для него – личное обогащение при условии невмешательства в этот процесс со стороны латышского правящего большинства. Из такой позиции вытекает и приемлемость для этого латышско-нелатышского среднего класса любого политического компромисса с правящим латышским большинством.

Во-вторых, на сегодняшний день СДП «Согласие» осуществляет практически тотальный контроль над русскоязычными средствами массовой информации, включая телевидение, радио и печатные издания, что одновременно означает для того же РСЛ практически полную невозможность донести до своего электората какую бы то ни было информацию о своей деятельности.

В-третьих, огромный рекламный бюджет. До 5 октября «Согласие» декларировало договорные обязательства по агитации на 506,3 тыс. евро, в то время как тот же Русский союз Латвии – менее чем на 56 тыс. евро.

Таким образом, ни одна другая политическая партия, включая и латышские политические партии, не потратила на эти выборы так много, как это сделала СДП «Согласие». В результате обилие её предвыборной рекламы просто зашкаливало.

Почему проиграл Русский союз Латвии?

РСЛ – единственная в стране правозащитная политическая партия (до переименования в 2014 г. – партия «За права человека в единой Латвии» – ЗаПЧЕЛ). С 2010 г. она не представлена в латвийском парламенте. После состоявшихся 6 октября очередных парламентских выборов в главном законодательном органе страны РСЛ не будет еще как минимум четыре года.

Это весьма прискорбно. По мнению активистов и сторонников РСЛ, отсутствие последовательно демократической и не соглашательской оппозиции в латвийском парламенте будет означать точку невозврата для русской лингвистической общины Латвии. В результате усиления на неё политического, экономического и репрессивного давления новый толчок получат процессы латышизации русской школы, маргинализации русскоязычного населения и, как следствие, его эмиграции из страны.

Признаем: все это было понятно и до выборов 6 октября. Почему же в таком случае случилось то, что ни при каких условиях не должно было случиться? Почему РСЛ все же не смог преодолеть 5-процентный барьер?

И на этот вопрос может быть несколько ответов. Одна из возможных причин – затянувшееся отсутствие РСЛ в латвийском парламенте. Избиратель стал забывать, а скорее всего уже забыл об эффективной правозащитной парламентской деятельности депутатов от ЗаПЧЕЛ.

Вторая причина, которую называют сами избиратели, – это сосредоточение внимания РСЛ лишь на акциях в защиту образования на русском языке. Хотя для русскоязычного избирателя точно так же важны и вопросы развития экономики, и социальной защиты населения, включая здравоохранение.

Третья причина – новая и практически не известная избирателю команда РСЛ. Как признавали после выборов избиратели по Видземскому избирательному округу, в списке РСЛ по этому округу был хорошо известен только один человек – Андрей Толмачев. Другие люди избирателю были незнакомы. И если Э. Папуле побывала на предвыборных собраниях во всех городах Видземе и всюду выступала на русском языке, то кандидаты от РСЛ провели лишь одно предвыборное собрание, на котором присутствовало менее 10 человек, включая самих кандидатов. Ситуация со списком РСЛ по Видземскому избирательному округу не исключение, а, скорее, правило. При очень низкой явке избирателей прошла предвыборная встреча РСЛ и в Елгаве.

Очень много сил РСЛ затратил на продвижение своего избирательного списка в Латгалии. И результат получился очень впечатляющим – партия получила 10,62% голосов. Нужно признать, что успех здесь связан не только с поддержкой партией именно этого региона, но и с активной работой местных русских общественных организаций. В Видземе и Елгаве такая работа с русскими жителями в последние годы носит очень редкий, эпизодический характер.

Много критики со стороны избирателей было высказано и в адрес работы правления Русской общины Латвии (РОЛ), которая пока, к сожалению, в плане координации деятельности региональных подразделений особой эффективностью не отличается.

Четвертая причина – крайне ограниченный рекламный бюджет РСЛ, который складывался лишь из личных средств экс-депутата Европарламента Т. Жданок, действующих депутатов Европарламента М. Митрофанова и А. Мамыкина, а также редких пожертвований сторонников партии. Но даже при явно недостаточном рекламном бюджете ошибкой партии стал отказ от публикации единого списка кандидатов РСЛ в предвыборной партийной газете. Распространение этой газеты в регионах фактически теряло смысл, поскольку о своих, местных, кандидатах в депутаты люди не могли прочитать в ней ни слова.

Пятая причина (опять же названная самими избирателями, причем неоднократно) – название партии. В многонациональной стране многие избиратели не согласны поддерживать мононационально ориентированную политическую силу и сожалеют о том, что партия отказалась от названия ЗаПЧЕЛ. Это мнение не только белорусов, украинцев, татар и т.д., но и многих русских.

И все же, несмотря на все эти «но», Русский союз мог преодолеть 5-процентный барьер. Но не преодолел! И главная причина этого, на мой взгляд, кроется в общей апатии русскоязычных избирателей, их неверии в то, что в этой стране можно еще хоть что-то изменить в пользу народа.

Что в итоге?

Русская лингвистическая община в условиях, когда не только сохраняется, но и постоянно нарастает политически репрессивное давление на нелатышскую общину со стороны государства, осталась без защиты на уровне парламента.

РСЛ, набравший в итоге 3,2% голосов избирателей, получит на ближайшие четыре года скромную господдержку (по 0,73 евро за голос каждого избирателя). Это позволит РСЛ сохранить свою политическую активность, но лишь на минимальном уровне.

В целом же итоги этих выборов для нелатышской общины близки к катастрофе, поскольку главное, что позволяло жить и развиваться русской общине, – школа с русским языком обучения, в ближайшие четыре года может быть окончательно ликвидирована. А это, в свою очередь, нанесет невосполнимый ущерб нелатышской общине, которая получит новый и очень сильный толчок к дальнейшей фрагментации и обособлению по национальному признаку, а также к эмиграции из страны.

Процесс изменения национального состава населения страны неизбежно отразится и на благополучии нынешних буржуазных политических партий, как латышских, так и, причем в первую очередь, СДП «Согласие». Национальные противоречия в обществе могут стать еще более глубокими, а поддержка на уровне государства ультраправых (расистских и неонацистских) политических сил – еще более выраженной.

 

Источник